Ректор НИЯУ МИФИ Михаил Стриханов: "Нанотехнологии изучаются с помощью самого современного оборудования"

Михаил Стриханов

Научно-образовательные центры должны интегрировать науку и образование. Как создаются такие центры и чем именно они занимаются, «Известиям» рассказал ректор Национального исследовательского ядерного университета МИФИ Михаил Стриханов.

Известия: Михаил Николаевич, чувствует ли НИЯУ МИФИ поддержку государства?

Михаил Стриханов: Разумеется. После присвоения нам категории «национальный исследовательский университет» правительством была утверждена программа развития вуза. Сегодня мы получаем из федерального бюджета 400 миллионов рублей ежегодно, и еще столько же – от госкорпорации «Росатом». Программа рассчитана на 10 лет.

и: На что идут эти деньги?

М. Стриханов: Разработка новых образовательных программ, развитие имущественного комплекса, работа по привлечению абитуриентов и закреплению выпускников на предприятиях атомной отрасли, создание системы единого образовательного пространства. Дело в том, что у нас очень большой университет, он состоит из двух десятков региональных подразделений, разбросанных по всей России, и очень важно объединить их все в одну научно-образовательную систему.

и: Как в эту картину вписывается концепция научно-образовательных центров?

М. Стриханов: Ну, это история довольно давняя. О таких центрах говорили еще четверть века назад. С конца 1990-х термин «научно-образовательный центр» прочно укоренился в университетской среде. Первый НОЦ в области нанотехнологий был создан совместно с Курчатовским институтом в 2007 году. Сейчас у нас более 50 научно-образовательных центров, организованных совместно с НИИ и предприятиями «Росатома» и Российской академии наук, из них 10 – по направлению нанотехнологии и наноматериалы. Главная идея, лежащая в основе таких центров, – интеграция науки и образования. Не бывает качественного образования без активной научной работы. Если студенты с 3–4 курса привлекаются к научной работе, то отношение к образованию у них кардинально меняется и из них получатся настоящие исследователи.

и: В чем отличие первых НОЦов от нынешних?

М. Стриханов: Отличие в основном в государственной поддержке. Минобрнауки стало очень мощно финансировать НОЦы начиная с 2007–2008 годов. И такая поддержка крайне важна. Ведь университеты оснащают свои центры самой современной аппаратурой, что возможно только при помощи государства. В частности, МИФИ приобрел оборудование на сотни миллионов рублей в рамках различных программ и конкурсов, проводимых Минобрнауки. Многое было сделано в рамках федеральной целевой программы «Развитие инфраструктуры наноиндустрии».

и: Какие задачи решают ваши научно-образовательные центры в области нанотехнологий?

М. Стриханов: Работы в области нанотехнологий – одни из самых востребованных сегодня. Исследования в этой сфере требуют применения самого современного и очень дорогого оборудования. Это атомно-силовая, туннельная и электронная микроскопия, молекулярно-лучевая эпитаксия и ионная литография. В результате мы имеем некий парадокс, очень малые объекты создаются и исследуются с помощью больших и дорогостоящих машин. Что же касается задач, то это – разработка новейших технологий, создание совершенно новых материалов со свойствами, немыслимыми 10–15 лет назад. Например, углекомпозитов – легких и прочных наноматериалов. Кроме того, хотелось отметить создание в нашем вузе достаточно мощного центра нано- и СВЧ-электроники. Финансировались эти работы в рамках различных государственных программ. В результате возник практически уникальный центр коллективного пользования, которому может позавидовать любой университет.

и: И каких успехов вы уже достигли?

М. Стриханов: В 2009 году коллектив МИФИ совместно с нашими коллегами из других институтов завоевал Премию Правительства РФ в области науки и техники за разработку радиационностойкой элементной базы микроэлектроники. Еще одно достижение – создание таблеточного эндоскопа со встроенной камерой и миниатюрным компьютером, позволяющего безболезненно проводить исследование желудочно-кишечного тракта. Cделал это устройство молодой человек, которому всего лишь 26 лет, сейчас он уже доцент МИФИ. Мы показывали эту разработку на выставке в Ганновере, где она вызвала большой интерес.

и: МИФИ продает продукцию, изобретения, разработанные в его НОЦе?

М. Стриханов: Раньше в соответствии с законодательством университету не разрешалось быть учредителем малых предприятий и вести через них производственную и коммерческую деятельность. Сейчас вступил в силу федеральный закон, по которому при создании малых предприятий университеты могут в качестве учредительного взноса засчитывать интеллектуальную собственность. Кроме того, в 2011 году наш университет станет автономным учреждением. При этом появятся возможности для более широкой коммерциализации технологий. Сейчас в МИФИ более 30 малых предприятий. Там работают профессора и студенты, но фактически учредители этих предприятий – физические лица. Мы реализуем через такие организации какую-то часть наших разработок, применяемых, например, для сварки бериллия или титана, при очистке воды, загрязненной химическими отходами. Но вообще университетская ниша – разработка наукоемких технологий, накопление интеллектуальной собственности, а также сертификация и отработка технологий. Вот заказы на такие исследования и должны быть основным источником дохода для предприятий на базе вуза.

и: А насколько в НОЦах востребованы молодые специалисты?

М. Стриханов: Надеюсь, что НОЦы станут фокусными точками для привлечения молодых исследователей, преподавателей, студентов и аспирантов. Главным инструментом государственной поддержки НОЦов сегодня является эффективно действующая Федеральная целевая программа «Научно-педагогические кадры инновационной России», и мы гордимся тем, что МИФИ выиграл достаточно много проектов в рамках этой программы. Причем выигрывают как маститые профессора, так и молодые исследователи.

и: Как, на ваш взгляд, должны развиваться дальше научно-образовательные центры?

М. Стриханов: Я думаю, что перспективы большие. Говоря, в частности, о нанотехнологиях, следует отметить, что эта область поддерживается президентом и правительством и является приоритетным направлением развития науки. Финансируются как научные институты и центры, так и университеты. Создана национальная нанотехнологическая сеть во главе с Курчатовским институтом. Успешно работает образовательный сегмент этой сети, состоящий из 40 университетских центров. Они обмениваются информацией и готовят студентов по междисциплинарным направлениям, то есть по тем направлениям, где требуются знания из различных дисциплин: физики, математики, химии, биологии. Сокращенно все это называется НБИК – «нано-био-инфо-когни». То есть здесь и физика, и биология, и исследования работы мозга.

и: Позволяют ли такие центры, на ваш взгляд, бороться с «утечкой мозгов»?

М. Стриханов: Сравнивая с 1990-ми, ситуация, конечно, стала лучше. Тогда говорили о массовой «утечке мозгов». А уже в 2000-х в России появились условия для работы ученых, и утечка стала меньше. Сегодня же, как мне кажется, наступил новый этап. Мы хотим создать условия не только для того, чтобы ученые не уезжали, но и для возвращения тех, кто уже уехал. Для этого правительство выделяет большие средства. Надеюсь, скоро мы будем наблюдать процесс активной интеграции нашей зарубежной научно-образовательной диаспоры в российскую науку и образование.

и: Среди молодежи желающих учиться в технических вузах, заниматься нанотехнологиями хватает, на ваш взгляд?

М. Стриханов: Смотря с чем сравнивать. Желающих стать экономистами и юристами – больше. Но если взять тех, кто выбрал естественные и технические науки, то среди них нанотехнологии, безусловно, популярны. Прежде всего потому, что молодежь видит здесь поле для самовыражения и для научного творчества. Это ведь сфера будущего. Кроме того, исследования в этой области проводятся с применением самой современной аппаратуры, что тоже привлекательно.

и: Каким вы видите развитие научно-образовательных центров в НИЯУ МИФИ в дальнейшем?

М. Стриханов: НОЦы университета будут работать в режиме центров коллективного пользования, выполняя научные и промышленные заказы, и это должно обеспечить сотрудникам нормальные зарплаты. Надеюсь также, что НОЦы обретут статус сертификационных центров. Недавно мы открыли новую кафедру по нанометрологии. Ведь, в отличие от технологий, имеющих дело с привычными размерами, контролировать нанопроцессы очень сложно. Получаются, как правило, косвенные данные, и надо их корректно обработать. Мы надеемся, что удастся заинтересовать студентов нанометрологией. Также мы планируем плотно заняться вопросами ядерной метрологии.

Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 2.3 (3 votes)
Источник(и):

Inauka.ru



mt62 аватар

Статья воспринималась бы вполне положительно, если бы не один факт, испортивший репутацию МИФИ очень серьезно. Дело в том, что по отношению к религии ситуация в МИФИ сложилась очень специфическая. Создается впечатление, что весь Ученый совет религиозен. Причем информация не распространяется через СМИ, а доступна прямо через официальный ресурс университета. Мне представляется очень сомнительным, что принятая программа привлечет молодых ученых и сократит «утечку мозгов». Например, среди моих коллег желающих работать или учиться в МИФИ не наблюдается. Хочется предостеречь молодых ребят, – тщательно выбирайте место, где заниматься настоящей наукой.

Информация из различных источников : см. офиц. фото с web-ресурса hram-mephi.ru (http://hram-mephi.ru/node/140) http://i258.photobucket.com/…m962/me1.jpg http://i258.photobucket.com/…m962/me2.jpg

Из устава Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования, см. офиц. web-ресурс http://mephi.ru/…/Charter.pdf 1.12. Создание и деятельность в университете организационных структур политических партий, политических и религиозных движений и организаций не допускается. В университете запрещается вести политическую и религиозную пропаганду.

Из закона «Об образовании» Статья 1. Государственная политика в области образования 5. В государственных и муниципальных образовательных учреждениях, органах, осуществляющих управление в сфере образования, создание и деятельность организационных структур политических партий, общественно-политических и религиозных движений и организаций (объединений) не допускаются.

Из газеты Инженер-физик, 9–10, статья Крест (http://www.i-f.mephi.ru/…0/pdf/04.pdf ): «Крест олицетворяет совсем не то, что приписывают ему недруги, – не смерть и страдания, а ВОСКРЕСЕНИЕ и ЖИЗНЬ ВЕЧНУЮ, наследуемую после физической смерти, во что веруют все христиане…»

Из газеты Инженер-физик, 5–6, (http://www.i-f.mephi.ru/…010/A8-1.htm) «Я, Малявина Надежда Васильевна, художественный руководитель мужского хора МИФИ, и хористы, православные верующие, составляющие значительную часть нашего коллектива, обращаемся к Вам с горячей просьбой поддержать инициативу о создании православноого храма-часовни на территории института.»

Из официального web-ресурса НИЯУ МИФИ, Объявления (http://www.mephi.ru/…e/1406/9657/) «Академический мужской хор МИФИ глубоко сожалеет об инциденте с участием нашего хориста Р. Магомедова, имевшем место 11 марта с.г. в актовом зале института на собрании, где обсуждались итоги визита в МИФИ Святейшего Патриарха Кирилла и установка мемориального Поклонного Креста на территории МИФИ.»

Из газеты Инженер-физик, 5–6, (http://www.i-f.mephi.ru/…010/A3-4.htm) «…И насчет креста. Хоть я человек православный и к крестам отношусь хорошо, но, когда увидел первый раз, испытал чувство неловкости. Сразу стало понятно, что это вызовет волну негативного отношения и к кресту, и к православию, и к руководству, а благой цели достигнуто не будет. В таких вопросах, как и в вопросах национальностей, следует поступать гораздо аккуратнее.» «…Лично я считаю установку не совсем правильным шагом, однако хочу посоветовать воинствующим людям: не собирать подписи, а заниматься делом. А если хотите изменить ситуацию в университете, то начните с себя, господа студенты!»