ПНА: Первая нанотехнологическая лаборатория в Восточном Иерусалиме

НТ исследовательская лаборатория в Восточном Иерусалиме

В университете Al-Quds (Восточный Иерусалим) создана Нанотехнологическая исследовательская лаборатория, первая такая лаборатория, открытая в Bосточном Иерусалиме и на Западном берегу (реки Иордан) в арабском университете на Ближнем Востоке. Её основатель Мухлес Сован (Mukhles Sowwan), палестинец, который имеет степень доктора в области нанофизики твёрдого тела (на снимке – сидит в центре в окружении сотрудников своей лаборатории).

palestinian.jpg

Она была создана с помощью доноров из Европейского Союза, сотрудников ООН и израильского физика – руководителя д-ра Соввана из Hebrew University, находящегося в Западном Иерусалиме.

Области исследований лаборатории сосредоточены в следующих трёх сферах:

  1. Фиксация наночастиц на кольцеобразных протеинах с целью формирования одиночных клеток (строительных блоков), комбинация которых может привести к созданию более сложных устройств типа нанопроволок и наноприборов.
  2. Изучение процессов электропроводимости молекул, подвергаемых деформации (растягиванию).
  3. В общем плане – изучение электрических и структурных свойств биоорганических наночастиц.

Сам Мухлес Сован родился в Иерусалиме в 1974 году и изучал физику в различных университетах Иордании. Однако для защиты докторской диссертации он предпочёл вернуться в Иерусалим, в Hebrew University. После защиты диссертации (в 2002 году) он начал работать там под руководством проф. Danny Porath, специалиста в области физической химии.

В 2003 году он отказался занять какую-либо должность в университете или промышленности в Западном Иерусалиме и предпочёл стать сотрудником университета Al-Quds.

Mukhles Sowwan (между прочим, перевод его имени означает «верный») говорит, что он хотел бы работать в области нанотехнологии на своей родине, поскольку это такая новая область, что на первое время отсутствие соответствующей инфраструктуры не является особым препятствием.

«Занятие нанотехнологией в отличие от микроэлектроники не требует наличия огромных и дорогостоящих установок», – говорит он. – «Если у вас есть хорошая идея, вы можете доработать её, с тем чтобы затем передать в промышленность».

Тем не менее, создание НТ центра потребовало нескольких лет упорного труда, и всё-таки ещё много проблем требует решения. К примеру, Израиль ограничивает передвижения студентов и техников лаборатории с Западного берега (реки Иордан) в Иерусалим и из Восточного Иерусалима в Западный Иерусалим; нерегулярная выплата зарплаты сотрудникам; подозрения ряда соотечественников учёного в его лояльности Израилю и его политике.

Последнее выливалось в серьёзную проблему, ибо на первых порах новая лаборатория целиком зависела от ноу-хау и оборудования, которые находились в лабораториях Hebrew University и где поначалу и выполнялась бОльшая часть работ.

Главной проблемой было получение средств.

Руководство университета Al-Quds не выделяло никаких средств, богатые арабские страны также воздерживались от выделения финансов.

Прорыв случился два года тому назад, когда Израильско-Палестинская организация по вопросам науки (Israeli-Palestinian Scientific Organization, or IPSO), находящаяся под эгидой ЮНЕСКО, выделила скромные гранты по 300 тыс. долл. сроком на три года обеим группам исследователей, находящимся по обе стороны конфликта и работающим над совместными проектами. Так группы Dr. Sowwan и Dr. Porath получили свои первые гранты.

Такое признание помогло Dr. Sowwan получить новые гранты: порядка 1 млн. долл. от Германского фонда науки и Академии наук Франции. Они были использованы для закупки необходимого оборудования и начала работ. И лаборатория (общее число сотрудников – 10 чел.) работает теперь уже целый год.

« Я очень горжусь им, – говорит Dr. Porath. – Он одержал успех, поскольку он очень хороший человек и обладает огромным талантом. И не только в научной сфере, но также и в области политики, что в его условиях является даже более важным».

Дан Битан (Dan Bitan), содиректор IPSO, говорит:

«Наука и техника не могут принести мир, но они могут привести к диалогу, который может пережить даже в самые трудные времена. Они почти не зависят от политики».

Или, как пояснил Dr. Sowwan по телефону автору статьи в газете «Нью-Йорк Таймс»:

«Наука и техника – это универсальный язык, наподобие музыки, который не связан с какой-либо религией или политикой. Мы сможем сделать здесь многое с помощью друзей во всём мире».

In Tiny Particles, a Big Link in Jerusalem

htp://www.nytimes.com/2007/09/23/technology/23stream.html?ex=1191211200&en=bff566a03099d35f&ei=5070&emc=eta1

Да, эта группа учёных совершила почти невозможное: при отсутствии средств, специализированного оборудования и (практически) во враждебных условиях они продолжают заниматься любимым делом. Вот это – настоящие учёные! Помню, в своё время Норберт Винер для того, чтобы отсеять всех «лишних» для науки людей («прилипал», карьеристов, случайных «попутчиков»), предлагал ежегодно расстреливать каждого десятого научного работника. «Случайные» (для науки) люди, конечно же, тут же отсеются и уйдут в другие сферы деятельности, и только «настоящие» учёные не убоятся этой угрозы и продолжат заниматься своим любимым делом. Рассказ об энтузиастах из первой в ПНА НТ лаборатории живо напомнил об этих словах Норберта Винера.