Михаил Прохоров: Заниматься инновациями должно стать модным

Русская инновационная головоломка

Для осуществления инновационного прорыва России понадобится определить национальные конкурентные преимущества, стратегические технологические приоритеты, построить инновационную инфраструктуру, разобраться с интеллектуальными ресурсами и выстроить взаимоотношения государства и бизнеса

Михаил Прохоров

Сегодня, пожалуй, никто не будет спорить с тем, что Россия стала органичной и неотъемлемой частью общемирового политического и экономического ландшафта, занимает в нем свою определенную нишу и готова двигаться дальше. Но прежде чем поставить вопрос о путях дальнейшего развития, необходимо разобраться и понять, в какой среде мы работаем.

Если говорить коротко, то упомянутую среду можно описать одним емким словом: глобализация. Она сильно напоминает процесс колонизации XVIII–XIX веков в части взаимопроникновения культур и передвижения огромных людских масс, только на новом эволюционном витке. Объектами этого процесса являются как различные ресурсы (традиционные и новые), так и формы контроля над ними.

Трудности инновационного прорыва

  • К традиционным ресурсам можно отнести территориальные (в виде земли как капитала) и природные (месторождения горючих и других полезных ископаемых, водные и биологические ресурсы).
  • К новым ресурсам я прежде всего отношу инновационные (мировой интеллектуальный потенциал, объекты интеллектуальной собственности и возможность управления традиционными ресурсами при отсутствии формального суверенитета над ними), а также информационные (информационное пространство и информационные технологии), нетрадиционные природные (возобновляемые источники энергии и экологические ресурсы) и, наконец, вновь территориальные — в виде земли, но уже как основы формирования экономического пространства.

Глобализация стирает государственные границы во всех сегментах, но с наибольшей скоростью это происходит как раз в области инновационных и информационных ресурсов. Эти факторы определяют несколько очень интересных тезисов.

Нельзя сделать масштабный инновационный прорыв и тем более построить инновационную экономику в одной отдельно взятой стране — все, что мы сделаем у себя, должно быть (и будет) доступно всем. Наша задача — стать важной частью той «кухни», где готовится глобальный «инновационный пирог», и быть в первых рядах желающих его вкусить.

  • Старые конкурентные преимущества в настоящий момент являются все более и более сомнительными. К примеру, стареющие классические технопарки, привязанные к конкретной территории, пустеют. Как ни парадоксально, но они превращаются в балласт, который сдерживает инновационный рост. Становится очевидным, что та же Силиконовая долина, которая многие годы подавалась как образец для подражания, в наши дни фактически теряет свои ведущие позиции. Инновационные бизнесы в процессе глобализации переходят на круглосуточную работу — наиболее продвинутые мировые фирмы открывают в различных странах (т. е. в разных часовых поясах) проектные офисы или привлекают специализированные компании и 24 часа в сутки работают над проектом. Так размыкается пространство и появляется «власть» над временем.

России необходимо искать собственный путь инновационного развития с учетом мирового опыта и тенденций будущего, поскольку не существует двух абсолютно одинаковых вариантов и единственного «правильного» пути.

  • Процесс «утечки мозгов» в последние 20 лет (а согласно статистике, за это время около полумиллиона человек, входящих в научно-техническую элиту, покинули нашу страну) не является критичным. Более того, в современных условиях при правильной организации инновационного процесса эта «утечка» становится скорее не проблемой, а конкурентным преимуществом. При правильной организации инновационного бизнеса и соответствующей «перевербовке» участников она может рассматриваться как эффективный инструмент быстрой интеграции отечественной науки в глобальный инновационный ресурс, особенно с учетом существующего интеллектуального потенциала в нашей стране.

Инновационный прорыв должен строиться не на абстрактной концепции, а на естественном продолжении общих конкурентных преимуществ страны в целом.

  • Теперь, имея некоторое представление об основных тенденциях в сфере экономики инноваций, нужно четко определить потенциальные сложности для того, чтобы их правильно преодолеть.

Какие трудности ожидают Россию на пути инновационного прорыва?

Я бы выделил следующие.

  • В России отвыкли ставить и решать системные задачи, которыми славился ХХ век (ГОЭЛРО, освоение космоса, создание атомного оружия и т. д.).
  • Отсутствует сложившееся масштабное производство инновационной продукции.
  • Экономика в целом имеет низкую восприимчивость к инновациям и, как следствие, низкую скорость их внедрения.
  • Сохраняется глубокий разрыв между наукой и бизнесом, определяемый уже не столько ведомственными и организационными барьерами, сколько излишней ориентацией бизнеса на легкодоступный зарубежный инновационный ресурс.
  • Интеллектуальный потенциал страны не ориентируется на решение системообразующих задач, в том числе из-за «исторической усталости» от многочисленных советских «проектов века».
  • На территории России практически нет рынков, которые были бы готовы потреблять инновационную продукцию. Даже в том случае, когда есть, они не систематизированы и имеют фрагментарный характер.

Что делать

Из вышесказанного становится понятной необходимость поиска и развития условий или элементов, которые смогли бы обеспечить достижение главной цели, то есть перехода России к инновационной экономике. Мой практический опыт на поприще «бизнеса от науки» показывает, что таких элементов может быть пять.

  • Первый элемент — это национальные экономико-географические конкурентные преимущества России.
  • Второй — наличие мощных интеллектуальных ресурсов.
  • Третий — наличие инфраструктуры инновационной экономики мирового уровня.
  • Четвертый — конструктивные взаимоотношения государства и бизнеса. И наконец,
  • Пятый элемент — правильный выбор стратегических приоритетов.

Рассмотрим эти элементы подробнее.

Первый элемент: национальные конкурентные преимущества

  • Энергетические и другие природные ресурсы мирового масштаба.
  • Крупные финансовые ресурсы, получаемые от освоения природных ископаемых и развития базовых отраслей экономики.
  • Уникальное транспортно-географическое положение, создающее стратегические преимущества для формирования многосторонних внешнеэкономических связей, выполнения транзитных функций и стимулирования развития передовой транспортной сети.
  • Наличие в многоотраслевой вертикально интегрированной экономике целого ряда стратегических направлений для инновационного прорыва.

Второй элемент: интеллектуальные ресурсы

Я считаю, что этот элемент можно условно разделить на три части.

  • Первая — наличие идеологической восприимчивости и высоких креативных способностей у народов, населяющих нашу страну.
  • Вторая — формирование уровня интеллектуальной/научной среды посредством развития математики, теоретической физики, то есть сохранения базиса наряду с появлением новых гуманитарных направлений.
  • Третья часть — это исторически мощное развитие/финансирование фундаментальных разработок (даже в период острого дефицита ресурсов для отраслевой науки), которые как раз и позволяют выйти на конкретные инновационные прорывы.

Третий элемент: инновационная инфраструктура мирового уровня

  • Что такое традиционная инновационная инфраструктура? Это в основном классический технопарк, иначе говоря, научно-производственная зона, жестко привязанная к ограниченной территории. Главными его чертами являлось наличие многочисленных не связанных друг с другом самостоятельных проектов, переводимых, как правило, одними и теми же людьми со стадии на стадию однотипной инновационной цепочки (идея—НИОКР—ОПП и т. д.), характер которой определялся постоянным составом оборудования конкретного технопарка, а также историческим доступом к инфраструктуре конечных стадий.
  • Формирование единого мирового информационного пространства и углубление разделения труда привело к отмиранию необходимости в такого рода инфраструктуре. Кажущийся успех сегодняшних технопарков, специализирующихся на информационных технологиях, является мнимым, так как ИТ-технопарк является по существу высокотехнологичным офисным центром, а бурное развитие ИТ действительно продолжается.

На смену технопаркам приходит научный системный интегратор (НСИ), позволяющий глобально использовать те элементы научной и производственной инфраструктуры, которые наилучшим образом соответствуют целям проекта. Естественно, главным звеном НСИ продолжают оставаться люди, которые понимают рынок, осуществляют постановку и обоснование задач, проводят отбор исполнителей/поставщиков по всему миру, осуществляют контроль и «сборку» новой технологии на конечном этапе и обеспечивают ее внедрение в промышленное производство.

Конечно, России вряд ли представляется возможным немедленно перейти от технопарков к научному интегратору. Целесообразно рассмотреть возможность так называемого промежуточного этапа.

Мы с коллегами назвали его технохабом. Основная задача технохаба — концентрировать интеллект. Каким образом это может происходить? Строится несколько современных научных центров с универсальными лабораториями, испытательными стендами, опытным производством и т. д. с целью создания целой сети «точек роста» интеллектуального потенциала.

В условиях России именно такая сетевая структура может стать системой «мостов» и «мостиков» между наукой и бизнесом, обеспечивающей трансфер знаний и изобретений в технологии, а технологий — в коммерческие продукты и бизнес, а также создающей необходимую концентрацию венчурного капитала для начала инновационного бизнеса. Вот в этом и будет заключаться задача технохаба — обеспечить недостающее звено в нашем инновационном процессе.

Четвертый элемент: конструктивные взаимоотношения государства и бизнеса

Нам совместно необходимо создать новую, собственно российскую инновационную модель. Моя рекомендация, естественно, не отвергать мировой опыт и сделать некоторый «гибрид» с лучшими элементами американской и китайской модели. То есть российская модель должна включать американский опыт сочетания эффективного стратегического менеджмента с целенаправленным бизнес-проектированием и характерную для китайской модели высокую скорость промышленного внедрения инноваций и быстрое реагирование на изменение рынка.

Кроме того, российская модель должна обладать бизнес-прогнозированием и оценкой возможного влияния новых технологий на экономику и социокультурную среду. Отступления от этого подхода возможны только в проектах, напрямую связанных с обеспечением национальной безопасности.

  • Необходимо определить, чем занимается государство и за что отвечает бизнес в процессе строительства инновационной экономики. Если говорить проще, то я бы предложил такую аналогию: государство выбирает семена, взращивает саженцы, а бизнес потом растит деревья и уже из них делает целлюлозу, бумагу и всю остальную продукцию. Конечно, это крайне непростая задача. Точки зрения государства и бизнеса на развитие технологий и роль их друг на друга в этом процессе могут заметно отличаться.

Как надежнее гармонизировать интересы государства и бизнеса, сохраняя при этом естественную разницу в правах на источники и объекты финансирования проекта, материальную и интеллектуальную продукцию, создаваемую в рамках инновационных проектов? Мощным средством в решении этой проблемы могут стать специализированные государственные структуры и компании, занимающиеся стратегическим стимулированием инновационного пути российской экономики.

В целом распределение функций между государством и бизнесом могло бы выглядеть так.

Государство:

— разрабатывает комплексную стратегию развития фундаментальной науки, отраслей промышленности, национальных приоритетов, экологической безопасности, непроизводственной сферы, образования с учетом передовых тенденций в нанотехнологиях и потребностей национальной безопасности; координирует работы, выполняемые как государственными, так и частными структурами;

— сохраняет права на интеллектуальную собственность в области оборонных производств на стадии НИОКР (иногда на стадии фундаментальных исследований), формирует условия для возникновения интеллектуальной собственности у разработчиков, ученых, лабораторий;.

— компенсирует основную часть расходов госбюджета на науку и НИОКР за счет продажи технологий бизнесу для доработки и/или внедрения;

— обеспечивает технологизацию общего образования, формирование нового слоя квалифицированных специалистов «среднего звена»;

— создает объекты инновационной инфраструктуры национального масштаба с участием других инвесторов с частичной компенсацией затрат доходами от аренды частным фондам и производственно-исследовательским компаниям; поддерживает создание социальной и транспортной инфраструктуры для широкого выпуска нанопродукции;

— финансирует фундаментальные научные исследования и вузы, часть опытно-конструкторских работ, оборонные заказы, софинансирует крупные нанотехнологические проекты, в т. ч. с большим коммерческим будущим.

Бизнес:

— разрабатывает стратегию развития НИОКР и промышленности с учетом передовых тенденций в нанотехнологиях и потребностей рынка, готовит предложения по развитию фундаментальной науки и образования;

— приобретает права на интеллектуальную собственность у ученых-разработчиков, коллективов, компаний в области оборонных производств на стадии НИОКР (иногда на стадии фундаментальных исследований) с целью коммерциализации результатов и внедрения в соответствующие отрасли промышленности и непроизводственной сферы;

— коммерциализирует перспективную часть результатов НИОКР и опытно-промышленных разработок;

— обеспечивает технологизацию части специального образования, обеспечивает целевую поддержку общего образования;

— создает небольшие компании по запуску перспективных инновационных проектов (так называемые стартапы) и научно-производственные центры/хабы (в том числе для целей аренды малыми предприятиями), создает производственную инфраструктуру для широкого выпуска нанопродукции;

— проводит экспертизу и обеспечивает финансирование проектов прикладных НИОКР;

— финансирует развитие части научной инфраструктуры, проекты создания новой научно-производственной инфраструктуры, специальных образовательных проектов.

Пятый элемент: отечественные стратегические приоритеты

Я считаю, что здесь велосипед изобретать не надо. Инновационный прорыв должен вестись в направлении решения глобальных проблем человечества, связанных с продовольствием, энергетикой, экологией и перемещениями (транспортом). Кстати, последнее — это новая проблема, обусловленная быстрым ростом стоимости энергии.

Как нам практически перейти от постановки глобальных задач к определению и реализации стратегических приоритетов строительства инновационной экономики России?

Представьте себе пирамиду, вершина или первый уровень которой как раз и состоит из приоритетов создания новых внутренних и внешних рынков и/или серьезного участия в уже существующих. Успех на этом уровне определяется правильным использованием всех тех национальных конкурентных преимуществ, о которых мы говорили выше.

Получается, что если Россия: а) великая энергетическая держава, с огромным запасом полезных ископаемых, б) самая большая по территории, разнообразию почв, включая «эксклюзивный» чернозем, в) великая транспортно-транзитная держава, соединяющая различные рынки, г) исторически великая интеллектуальная и научная держава, — то я бы выделил следующие основные стратегические приоритеты.

  • Альтернативная энергетика. На мой взгляд, переход от невозобновляемых источников энергии к возобновляемым абсолютно очевиден. Вопрос — когда это будет? Но я бы предложил отойти от теоретических дискуссий и уже сегодня поставить практические задачи, чтобы перехватить мировую пальму первенства. К альтернативным источникам энергии я бы отнес водородную энергетику, солнце, ветер и ядерную энергетику, которая ставит цель на порядок поднять возможности использования урана, КПД которого сейчас составляет 1,5–2%. Если эту проблему не решить, то всех мировых запасов урана хватит не больше чем на 100–120 лет.
  • Катализ. Это все, что связано с очисткой воды, экологией, экологичным транспортом, эффективным и экологичным производством. У нас мощнейшая школа катализа. Нужно создать рынки, которые эту научную продукцию смогут производить и продавать по всему миру.
  • Образование, то есть поддержка высокого уровня интеллекта. У нас огромная территория и, к сожалению, недостаточное количество населения. В глобальной экономике мы не можем конкурировать с Китаем и с Индией, где есть огромное предложение рабочих рук. Но мы просто обязаны и можем конкурировать интеллектуально, то есть интеллект сейчас дает больше, чем простое и расширенное воспроизводство.
  • Как ни парадоксально прозвучит — сельское хозяйство. Есть сегмент, в рамках которого наша страна еще «впереди планеты всей». Я имею в виду семеноводство. У нас есть уникальные семена, которые являются предпосылкой для создания фонда гибридов семян, которые можно продавать по всему миру.
  • Может быть, наиболее спорное — совершенствование транспорта. Наша страна занимает 9 часовых поясов. И если удорожание топлива будет идти такими же темпами, как сейчас, то перелеты и переезды для большинства жителей могут стать попросту невозможными.

Второй уровень пирамиды определяет ключевые обеспечивающие отрасли, т. е. научно-техническое обеспечение. Одна из них — это материаловедение, куда, кстати, входят и нанотехнологии. Они исключительно важны, но важны прежде всего для рынков инновационных, на которых есть квалифицированные заказчики, готовые делать запросы на новые материалы. К этим же обеспечивающим отраслям я бы отнес химию, математику, биотехнологию, молекулярную биологию и некоторые другие.

И третий, базовый, уровень пирамиды — это, собственно, формирование инновационной рыночной среды, которая расширяется вместе с эволюцией экономики.

Она дает возможности для бизнеса любого уровня развиваться и, преодолевая «ментальную лень», пытаться изобрести что-то новое, чтобы обогнать своих конкурентов не только внутри страны, но и за ее пределами. Что же надо для этого сделать? Именно все то, о чем мы говорили ранее: создать благоприятствующие организационные и экономические условия для поддержки многочисленных инновационных компаний, в первую очередь на начальных стадиях, обеспечить незабюрократизированный доступ к кредитам и налоговым льготам.

И еще один очень важный момент — создание моды на инновации. Она может стать мощнейшим побудительным стимулом. В этой плоскости лежит, возможно, одна из главных рациональных задач и государства, и бизнеса. Заниматься инновациями должно стать модно, чтобы во всех светских и не только светских местах темой обсуждения помимо вечных вопросов, кто куда сходил и где был, обсуждался бы вопрос, кто что изобрел и какие инновации продвигает на рынок. Успешные бизнесмены должны в качестве почетной обязанности курировать отбор и регулярную поддержку инновационных компаний на начальных стадиях и хвастаться, у кого больше этих самых стартапов. А там уж недалеко и до страновой «доски почета».

Михаил Прохоров

http://www.expert.ru/…golovolomka/

Правильно говорит Михаил. И говорит он это уже не в первый раз. Вот он входит в разного рода Советы и Палаты. Ну вот и двигай эти идеи там, пропагандируй своих коллег, показывай начальству «правильные» пути, личным примером двигай вперёд и альтернативную энергетику, и нанотехнологии. Как говорится, все карты в руки! Ну, а мы поддержим, нам это не впервой…