Казахстан создаёт Национальную нанотехнологическую лабораторию

«Жить не прежними заслугами, а постоянным поиском»

Н.Бектурганов: Мы создаем Национальную нанотехнологическую лабораторию при Физико-техническом институте, которая будет обслуживать все исследования на наноуровне. На начальном этапе внедрения это вполне разумное решение

Bekturganov.jpg

Нуралы Бектурганов

Нуралы Бектурганов – личность в Казахстане известная. Доктор технических наук, профессор, академик Национальной академии наук, член нескольких международных академий, работал вице-министром информации, министром образования и науки. В настоящее время возглавляет Центр наук о Земле, металлургии и обогащения Министерства образования и науки РК. Сегодня академик Нуралы Бектурганов отвечает на вопросы журналиста Эдуарда Мацкевича.

В: Нуралы Султанович, что представляет собой ваш центр и в чем заключалась необходимость его создания?

О: Он образован несколько лет назад для координации исследований в профильных направлениях. В него входят геологи, гидрогеологи, географы, сейсмологи, физики, химики – всего семь институтов. Базовым является бывший Институт металлургии и обогащения. Если в прошлом каждый институт работал сам по себе – заключал договоры, составлял программы и при этом пользовался определенной бесконтрольностью, то теперь при центре создан единый научно-технический совет, который координирует работу более рационально и целенаправленно. В республике действуют еще несколько подобных центров по разным научным направлениям.

В: Как известно, президент Нурсултан Назарбаев выдвинул стратегической задачей Казахстана вхождение в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира. Какой вам видится роль наших ученых и инженеров в реализации этой задачи?

О: Сегодня о развитии страны судят не только по ее природным богатствам, а в первую очередь по наличию в ее активе передовых технологий. Президент выделил пять приоритетных направлений развития науки. Это информационно-космические технологии, биотехнологии, нанотехнологии, развитие углеводородного и горнометаллургического комплексов, ядерные и возобновляемые источники энергии.

Прибавился и шестой приоритет, который глава государства обнародовал, выступая на 60-летии Национальной академии наук, – социальные науки. Это политическое решение. Как добиться успехов в приоритетных направлениях?

Предложений и концепций поступает множество. Важно, чтобы они не отражали узкие интересы отраслей и производств, несовместимые с требованиями XXI века. Ведь не секрет, что некоторые предприниматели склонны получать все сразу и, минуя отечественные разработки, стараются выйти на готовые зарубежные аналоги. Не всегда это приносит пользу.

Например, Казахстан в свое время закупил восемь линий по производству компьютеров, а через пару лет они безнадежно устарели. Заимствования, конечно, нужны, но никто нам не продаст новейшие технологии. Мы должны создавать их сами и постоянно совершенствовать то, что сегодня считается новинкой, но завтра может устареть.

Сейчас по каждому приоритетному направлению разрабатываются специальные программы, которые рассматривает Высшая научно-техническая комиссия при правительстве.

Расширенное финансирование получат наиболее талантливые и инициативные группы в результате конкурсов с привлечением международных экспертов. Остальные коллективы будут поддерживаться государством на прежнем уровне. Помоему, это справедливо.

Приручая великого «карлика»

В: И все же, в каких направлениях Казахстан чувствует себя наиболее уверенно?

О: Например, хорошо пошла космическая программа, начатая два года назад. Государство на ее реализацию выделило 47 миллиардов тенге. Казахстан запустил свой первый спутник, на подходе новые космические аппараты. Намечаются полеты по программе МКС.

Предполагается, что в ближайшие годы в космос отправятся космонавты из Казахстана. Они будут не туристами, а исследователями, для них готовятся программы получения сверхчистых материалов в глубоком вакууме. На Земле это сделать намного сложнее и дороже. Космос дает не только информационную независимость, но и будет способствовать развитию новых технологий.

Несомненно, переворот в науке и производстве сделает нанонаука и технологии на ее основе. Это абсолютно новая отрасль. Наличие у нас современных аппаратов, в частности зондовых атомных силовых микроскопов, позволило перейти к управлению структурами материи на уровне миллиардной доли метра. Отсюда и название «нано» – «карлик». Мы сегодня имеем возможность управлять материалами и реакциями на уровне атома, менять их качество и назначение в нужную для потребителя сторону.

Это новшество окажет влияние на развитие массы отраслей – от медицины до металлургии. Представляете, что такое выйти на клеточный уровень в области биологии, медицины?

Появляется возможность, например, лечить больного, не подвергая воздействию лекарств весь его организм, а доводить их непосредственно до пораженной клетки. Нанороботы сами найдут больной участок и обезвредят его.

В: Это значит, что мы сможем производить нетрадиционными способами новые материалы, обходясь без металлургических процессов и вредных выбросов в атмосферу?

О: Да. Мало того, придавая материалам и системам иные качества, нанотехнология управляет материей на наноуровне всего живого и неживого. Идет ли речь о генетике, лекарствах, клонировании, бактериях или микроорганизмах, о новых материалах для автомобилестроения, энергетике, электронике, о продуктах металлургии, сверхчистых материалах – везде и всюду инновационные решения так или иначе будут связаны с «нано».

Совершенно ясно, что сегодня ни одно государство не может претендовать на конкурентное развитие и создание своей интеллектуальной собственности, не опираясь на наномасштабные элементы.

В: Для изучения и внедрения подобных технологий потребуются новые приборы, оборудование, системы. Где их взять и кому они достанутся в первую очередь?

О: Достаточно сложно сегодня сразу оснастить дорогостоящим сверхчувствительным электронным оборудованием десятки институтов и лабораторий, ведущих исследования в этом направлении. Для этой цели мы создаем Национальную нанотехнологическую лабораторию при Физико-техническом институте, которая будет обслуживать все исследования на наноуровне. На начальном этапе внедрения это вполне разумное решение.

fiziko_texnich_inst.jpg

Физико-технический институт

Лаборатория будет анализировать, проверять и подтверждать получение, свойства и назначение полученных нанокластеров и материалов. Это будет эффективный механизм по объединению ученых страны и помощь каждому из них персонально.

В: На каком все-таки уровне этого обновления находится казахстанская наука?

О: Наши ученые имеют солидный задел. Например, в получении легированных порошковых сталей и сплавов с наноструктурой для высокопрочных и теплостойких деталей машин и механизмов, особо чистых цветных и редких металлов, полупроводников для солнечной энергетики, электроники и многого другого.

Диапазон применения нанопродукции пока что не поддается измерению. Мы открываем для практики все новые возможности ее применения. К примеру, добавление нанопорошков в масло для автомобилей повысит износоустойчивость двигателей в два-три раза. Это надежность и огромная экономия. Станут проще и меньше размерами бытовая техника, цифровые фотокамеры, мобильные телефоны и т.д.

Перспективы лидера

В: При всем уважении к великому «карлику» мы считаем, что лидером нашей экономики является горно-металлургический комплекс. От инновационных разработок в этой отрасли во многом зависят перспективы вхождения Казахстана в 50 конкурентоспособных стран. Каковы ее перспективы?

О: У нас уникальная сырьевая база, включающая все элементы таблицы Менделеева. Освоение этих богатств требует специфического подхода. Чужой дядя, даже за большие деньги, не решит наши проблемы. Сегодня продукция нашей металлургии составляет четверть ВВП и треть экспорта республики. Но нам еще многое нужно сделать в развитии минерально-сырьевой базы, перспективных технологий, обновлении оборудования, сокращении потерь при добыче и обогащении.

Для этой цели мы разработали совместно с Национальным центром по комплексной переработке минерального сырья РК проект госпрограммы «Новые технологии для углеводородного и горнометаллургического секторов и связанных с ними сервисных отраслей на 2008–2010 годы». Ею предусматривается прирост только цветных металлов более чем на 60 миллионов тонн, снижение затрат на 15–20 процентов и уменьшения ущерба от отходов на 1,3 миллиарда тенге.

Большие изменения намечаются и в черной металлургии, производстве ферросплавов. В частности, предусматривается создание вакуумной, электронно-лучевой, плазменной металлургии с выпуском наукоемкой продукции, особо чистых металлов, порошков и сплавов.

Будут разработаны технологии производства наноматериалов для горнодобывающей, металлургической, нефтегазовой и химической отраслей. Таково требование времени. Пока что на 50–90 процентов потребность в нужной металлопродукции мы удовлетворяем за счет импорта. От этого надо уходить. Программа предлагает более 260 проектов, связанных с добычей, обогащением руды и получением различных металлов на сумму около 15,5 миллиарда тенге.

Программа также предусматривает тесное сотрудничество с передовыми НИИ, фирмами и предприятиями СНГ и стран дальнего зарубежья, а также привлечение иностранных технологий и оборудования. Все это должно способствовать повышению конкурентоспособности казахстанской продукции на мировом рынке металлов.

В: Кстати, о сотрудничестве. В СМИ сообщалось, что Нобелевский лауреат, академик Российской академии наук Жорес Алферов выразил готовность со своей командой принять активное участие в разработке ряда общих проектов, связанных с созданием новых типов солнечных элементов и фотоэнергоустановок, в развитии нанотехнологий, а также в организации Национальной нанотехнологической лаборатории.

alferov.jpg

Жорес Алферов

О: Да, в свое время Алферов обратился с предложением к президенту Нурсултану Назарбаеву объединить усилия россиян и казахстанцев в реализации прорывных направлений в науке. В конце прошлого месяца он приезжал в Астану, встречался с главой государства и получил полную поддержку и взаимопонимание.

Насколько мне известно, скоро Жорес Алферов снова посетит Казахстан. Ожидается подписание меморандума о создании совместного консорциума «Нанотехнология».

К реализации предлагается также проект создания высокоэффективных солнечных установок с самым высоким КПД. Выпуск нужных элементов планируется начать в скором времени в поселке Алатау близ Алматы. Стоимость такого завода мощностью 24 МВ в год – 50 миллионов долларов. Окупаемость – пять лет.

Для развития современных технологий возрастет потребность в сверхвысоковакуумных установках и оборудовании. Планируется создание «Нанофабрики», где будут разрабатываться материалы и изделия для спутниковой связи, систем радиолокации, радиоуправления, оптоэлектронной связи, приборов ночного видения и т.п.

Предусматривается и открытие научно-образовательного центра по подготовке кадров при Национальной нанолаборатории, который будет отбирать наиболее талантливых студентов и молодых специалистов для обучения в ведущих мировых центрах. Наши творческие связи не ограничиваются только плодотворными контактами с учеными России. Мы подписали соответствующие соглашения и проекты о сотрудничестве с двадцатью зарубежными организациями и ведущими специалистами США, Германии, Японии, Англии, Украины, Беларуси… Главное – воплотить идеи в конечный продукт, работающий на благо государства и его граждан.

«Пусть ученый забудет, что он сделал»

В: Для Казахстана, который долгое время в основном считался сырьевой базой, массированный переход к тонким технологиям – настоящая революция. И здесь, наверное, не обошлось без барьеров из прошлого. Есть ли проблемы в этом плане?

О: В наследство нам достались не только миллиарды тонн отходов горно-металлургического комплекса и наплевательское отношение к экологии, но и большой разрыв между фундаментальной наукой и внедрением ее достижений. Это особенно заметно в последние годы. Иностранцы свободно и за бесценок скупали наши разработки, а самим нам современного оборудования на исследования катастрофически не хватало, незначительные средства, выделенные на эти цели, распылялись по институтам. «Фундаментальщики» предлагали идеи, но внедрять их было некому и не на что.

Затраты на прикладные научные исследования и опытно-конструкторские работы (НИОКР) явно отставали от экономического развития страны. В 2005 году расходы на них составили лишь 0,29 процента от ВВП, а, по мнению международных экспертов, они должны быть не менее одного процента, чтобы оставаться, как говорится, на плаву.

На опытно-конструкторские работы средств надо выделять в десятки раз больше, чем на теоретические изыскания. Прибавьте к этим проблемам нехватку квалифицированных научных и инженерных кадров, слабые контакты исследовательских организаций и институтов с производством. И как результат – 74-е место Казахстана в 2006–2007 годах в смысле инноваций по оценке Всемирного экономического форума о глобальной конкурентоспособности.

В: Но как же тогда осуществлять прорыв в будущее?

О: Все, о чем я сказал (создание центров, национальных лабораторий, разработка программ, усилия по концентрации ресурсов, укрепление новой модели управления) – основа нашего прорыва. По сравнению с 2000 годом расходы на науку увеличились более чем в четыре раза, а к 2012-му по предложению президента вложения в приоритетные исследования и внедрение их достижений достигнут 25-кратного роста.

Для этой цели Фонд науки преобразован в акционерное общество со 100-процентным участием государства и включен в состав научно-технологического холдинга «Самгау».

Кстати, и наш центр сейчас преобразован в АО и полностью переходит в этот холдинг. Фонд науки будет в основном поддерживать ОКР мирового уровня, отобранные на конкурсной основе. Конечно, нельзя все взваливать на плечи государства в условиях рынка и частной собственности. Если поднять расходы на науку до двух процентов ВВП, то половину вполне возможно отнести за счет инвестиций отечественных и зарубежных компаний и частного сектора.

В: Допустим, с деньгами разберемся. Сырья у нас достаточно. Но при разработке и внедрении новых технологий у нас есть не менее важные проблемы, например растущее энергопотребление. Как угнаться за ним энегопроизводителям?

О: Наш центр совместно с Национальной инженерной академией подготовил проект государственной программы «Развитие возобновляемых источников энергии в Республике Казахстан на 2008–2010 годы». По ее завершении альтернативные источники (солнечное излучение, гидро-, ветро- и биоэнергетика) смогут обеспечить более 10 процентов энергетической потребности Казахстана. И в дальнейшем это направление будет развиваться.

Судите сами. Нефть, газ и уголь обеспечивают нас энергией примерно на 75 процентов. Через 30–40 лет их запасы будут исчерпаны. И вся надежда – на возобновляемые источники энергии. Не буду подробно останавливаться на этой многогранной теме, только отмечу, что у нас есть для этого большие возможности и резервы. Наш ветропотенциал в два раза превышает аналогичные возможности в территориальных зонах действующих станций Европы.

Мы наладили производство биоэтанола и расширяем его. Растительного сырья для его производства у нас достаточно. Что касается энергии солнца, то и на этот источник грех жаловаться – его у нас избыткок. Кремниевый элемент является основой для преобразования солнечной энергии в электроэнергию. Уверен, что солнечные батареи последующих десятилетий будут пока изготавливаться именно из кремния.

Планетарная мощность солнечной радиации более чем в 14 тысяч раз больше современного мирового энергопотребления. С развитием солнечной энергетики спрос на «солнечный кремний» во много раз возрастет. А мы обладаем крупнейшими запасами кремниевого сырья – 85 миллионов тонн. Сегодня речь идет об организации крупномасштабного производства полупроводникового кремния. Для этого у нас создаются все условия и возможности. В активе, например, проект создания солнечных установок совместно с группой ученых под руководством опять же академика Жореса Алферова.

В: Насколько, по-вашему, отечественные научные программы повлияют не только на сырьевой и энергетический сектора, но и на другие отрасли?

О: Я назвал лишь некоторые позиции прорывных направлений казахстанской науки XXI века.

Следует отметить, что программы, разработанные в рамках утвержденных шести приоритетов развития науки, предусматривают решение ряда важных проблем в различных отраслях отечественной экономики. Так, программа «Развитие возобновляемых источников энергии в Республике Казахстан на 2008–2010 годы» в определенной степени будет способствовать успешной реализации программы развития села. Ветро- и гелиоустановки решат проблему обеспечения электричеством отдаленных районов, фермерских хозяйств.

В свою очередь, программа развития нанонауки предполагает широкое использование ее результатов в самых различных отраслях народного хозяйства. Видимо, все программы на правительственном уровне должны быть увязаны в единое целое и направлены на модернизацию и совершенствование технологического уровня нашей экономики.

В развитии отечественной науки сделано немало, наши разработки охотно используются за рубежом. На них ссылаются, цитируют наших авторов. Но, чтобы не отставать от времени, нам надо быть всегда в поиске, а не жить прежними заслугами, званиями и т.д.

Уместно вспомнить одно философское изречение: «Пусть ученый забудет, что он сделал, как только он это сделал, и пусть думает постоянно о том, что он еще должен сделать».

Казахстанская наука обязана с каждым днем расширять поле своей деятельности. Только тогда реализация задачи войти в число 50 конкурентоспособных стран мира станет реальностью.

Эдуард Мацкевич

http://www.nomad.su/?…

Хорошее интервью! Как хорошо, что существуют на свете академики! Они подробно и очень понятно расскажут, что такое НТ и как она будет использоваться в народном хозяйстве. А ведь уважаемый академик возглавляет в Казахстане всю науку. СтОит позавидовать казахам, что у них НАУКА находится в одних руках, и эти «руки» прекрасно понимают, ЧТО, КУДА и КАК следует вести, а также пользуются полной поддержкой высшего руководства страны. Не удивительно будет, если Казахстан прямо со старта наберёт огромную скорость и будет обгонять своих бывших «учителей» и «наставников»…