90-летний юбилей Института имени А.Ф. Иоффе

Институту имени А.Ф. Иоффе – 90 лет

Известный на весь мир петербургский исследовательский центр отмечает юбилей. 90 лет со дня основания. В начале прошлого века Абрам Федорович Иоффе, отучившись у знаменитого Вильгельма Рентгена, не захотел остаться в Мюнхене и вернулся в Россию. В 1918 году он основал центр, который потом стали называть колыбелью российской физики.

В музее

Сегодня в Физико-техническом институте им. Иоффе проходит международная конференция. Ее приурочили к 90-летнему юбилею. Ландау, Капица, Курчатов, Алферов – список известных имен, воспитанных в стенах колыбели российской физики можно продолжить. И сегодня здесь работают лучшие умы России в сфере термоядерных исследований, солнечной и водородной энергетики и астрофизики.

  • Журналистам показали уникальные приборы и технологии, с которыми и над которыми работают сотни исследователей. Полупроводниковые системы и, конечно, нанотехнологии. На их основе разрабатываются высокоэффективные очистные фильтры воздуха, воды, продуктов питания и портативные детекторы определения подлинности документов и приборы обеспечения безопасности.

Сергей Иванов, главный научный сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе:

«Уровень разработок в России не уступает разработкам мирового уровня в тех направлениях, в которых работают лаборатории, образовавшиеся из лаборатории Алферова».

По словам директора вуза Андрея Забродского, в 90-е годы институт потерял несколько сотен специалистов, которые сегодня работают в Европе, США и Японии. В последние годы ученые уезжают меньше. Студенты получают двойную стипендию, а выпускников охотно берут в крупные корпорации. Многие по-прежнему остаются в науке: это настоящие фанаты своего дела.

В планах института Иоффе остаётся создание технопарка нанотехнологий. В нем ученые будут заниматься самыми актуальными исследованиями фундаментальной науки, в том числе и разработками термоядерного энергетического реактора и Большого адронного коллайдера.

Для энергетического проекта будущего «Глобус» в институте Иоффе держат свой глобус. Особенный. Булавками отмечены те места в мире, где добывают альтернативную энергию. Флажков всего 6, российский находится в числе главных. А добывают плазму, топливо будущего, в этой «красавице». Так любовно называют сотрудники установку, обмотанную проводами и облепленную датчиками. Опыты в институте начались еще в конце Второй мировой войны. Технические сложности уже решили, осталось решить экономические.

Владимир Минаев, сотрудник группы «Глобус»:

«Не настал еще такой энергетический кризис, чтобы получаемую энергию использовать было выгодно».

Другая лаборатория. И не менее уникальная установка – микроскоп. Таких в мире – считанные единицы, и в России он есть в единственном экземпляре.

Одного микроскопа-красавца мало. Чтобы изучить один атом, нужна целая армия ученых и приборы с замысловатыми названиями и функциями.

Семен Конников, директор центра материаловедения и диагностики:

«Вот этот просвечивающий микроскоп позволяет видеть отдельные атомы. Разрешение – порядка одного ангстрема: это и рентгеноспектральный микроанализ, и рефрактометрия, электронная спектроскопия. И так далее».

Изучили атом – почти то же самое, что и приручили. Но прирученные атомы требуют комфортных условий. Фольга на приборе – местное ноу-хау: так потери тепла меньше. И вообще, эта лаборатория – как теплица: здесь выращивают молекулы и комбинируют атомы.

  • Это сейчас у всех на слуху приставка «нано». А в институте Иоффе о таких технологиях знают уже давно. Причем не просто знают, а ведут практические эксперименты. И даже применяют свои разработки в обычной жизни.

Петр Копьев, руководитель Центра физики наноструктур:

«Работаем мы уже 30 лет в этом направлении. Только тогда они еще не назывались нанотехнологиями. Никто не слышал это слово».

Регина Витман, хранительница:

«Вот это место, где вы находитесь, – это домашний кабинет Абрама Иосифовича Иоффе. Он жил в этих комнатах. Потом здесь был кабинет Жореса Алферова. И он, перейдя в другое место, оставил этот кабинет для музея специально».

А это место связано и с физикой, и с физиками. В институтском музее до сих пор хранят личные вещи академика Иоффе. Один из самых ценных экспонатов – маятник. Говорят, любимая игрушка ученого.

Кабинет отца-основателя российской физики. О мебели академика Иоффе есть отдельная легенда. Говорят, что из Зимнего дворца шкафы и столы. После революции большевики так распорядились имуществом из царской резиденции: раритеты оставили на месте, а менее ценную мебель отдали ученым. Портрет Ленина – подарок учеников и примета времени. Рядом с нарисованным вождем точно так же прищурился и академик Иоффе. Один делал революции в обществе, другой – в науке.

http://www.tv100.ru/news/view/2172/

Kopiyov_Pyotr.jpeg Петр КОПЬЕВ

Петр КОПЬЕВ: Может сложиться впечатление, что конкурс по нанотехнологиям организован под Курчатовский институт

Петр Сергеевич, планирует ли Физтех им. Иоффе участвовать в конкурсе по определению головной научной организации Программы координации работ в области нанотехнологий?

Да, мы рассматриваем вопрос о нашем участии в программе. По крайней мере, по большинству параметров наш институт требованиям положения о конкурсном отборе удовлетворяет.

В интервью со мной академик Алфимов сказал, что по широте охвата и оснащенности явный лидер конкурса – РНЦ «Курчатовский институт». Как Вы можете прокомментировать такое заявление?

Я могу сказать так – исследования по нанотехнологиям у нас в Физико-техническом институте проводятся на уровне, никак не отстающем от уровня Курчатовского института. В России большинство пионерских, поисковых работ по этой тематике было проведено именно у нас, передовые исследования ведутся и сейчас. Правда, в Курчатовском институте в последнее время действительно развернуты большие работы по нанотехнологиям.

Является ли наличие источников нейтронов и синхротронного излучения определяющим в техническом оснащении претендентов на статус головной организации нанопрограммы?

Эти источники довольно полезны, но я бы не сказал, что они абсолютно необходимы, хотя их наличие является, конечно, серьезным подспорьем.

Не возникает ли у Вас впечатления, что конкурс и сама нанопрограмма во многом писались под Курчатовский институт?

Думаю, что при знакомстве с документами такое мнение действительно может сложиться…

СПРАВКА: Петр Сергеевич Копьев – д.ф.-м.н., директор Центра физики наногетероструктур Физико-технического института им. Иоффе РАН

Иван Стерлигов (20 декабря 2006)

http://orange.strf.ru/…nt/news.aspx?…

Ну что ж, солидный институт, с богатым прошлым и сильными традициями. А «соперничество» с Курчатовским институтом будет только на пользу обоим институтам. Разумеется, если оценка будет проводиться по научным, а не по «вненаучным» критериям (типа близости к власти). Наши поздравления с юбилеем!..