Давайте подискутируем и разберёмся

Уважаемый Евгений Алексеевич Гудилин по поводу нанопурги и нанобреда во многом, но не во всем прав, когда берет на себя право присваивать технологиям и продуктам называться с использованием приставки «нано».

При всем моем большом уважении к талантливому, по моему самому молодому чл. корреспонденту РАН РФ, я не могу согласиться со всем, что он высказал газете «Труд-7» по поводу недобросовестности отечественных производителей (но не только), выпускающих на рынок нанопродукцию, якобы полученную по нанотехнологиям. Конечно, чаще всего, действительно это обман ради повышения цены и объема продаж.

Но давайте разберемся, прежде всего, мы сами ученые, нанотехнологи с определениями и терминами.

Все признают, что нанотехнология оперирует, манипулирует с частицами наноразмеров и создает из них объемные материалы со строгоорганизованной структурой из этих частиц, материалы, обладающие новыми физическими, химическими и, как следствие, потребительскими свойствами. Это всегда делала природа, теперь может кое-что делать человек. Нанотехнологии реализуются как «снизу вверх» (чаще), так и «сверху вниз».

Теперь посмотрим, много ли таких «рафинированных» рукотворных нанотехнологий человек реализовал и получил «рафинированные» материалы.

Ну конечно, наноэлектроника и все «товары» с ней связанные – измерительные элементы современных микроскопов (балочки-контелеверы), нанопорошки, фуллерены, углеродные нанотрубки, углеродные нановолокна, нановолокна, полученные электропрядением, огромное количество лабораторных очень красивых «наноигрушек» (вискеры, нанокристаллы и т.д). Пожалуй, все. Однако есть огромное практическое направление, которое нельзя назвать «рафинированными» нанотехнологиями, но где настоящие наночастицы, полученные по «рафинированной» нанотехнологии (углеродные и неуглеродные нанотрубки и нановолокна, нанопорошки, оксиды различных металлов, природные наноглины и др.) используются в качестве наполнителей в производстве композитных конструкционных материалов с полимерной (и не только) матрицей, в производстве композитных нановолокон и других материалов. Эти наполнители объективно придают новые потребительские свойства материалам (механическая прочность, термо- и огнестойкость и другие). При этом мы пока не знаем, образуют ли они в матрице организованную структуру (требуется по определению для нанотехнологий).

Та же ситуация с «нанобетоном», «наноасфальтом», «нанокремом».

Такой технологии нельзя присваивать название «нано-», а говорить, что в обычной традиционной технологии используются наночастицы и продукт их содержит, и что он обладает новыми или улучшенными потребительскими свойствами. Если, конечно, он ими обладает. А иначе, зачем использовать более дорогие наночастицы, а не микрочастицы.

А проверять продукцию нужно не на присутствие в ней наночастиц (потребителю на это наплевать), а на наличие потребительского эффекта и на безопасность согласно системам сертификации и как это делается во всем мире.

Самый яркий пример с «изобретателем» Петриком. Я его не защищаю и интуитивно чувствую, что он, мягко говоря, пиарщик. Но! Не надо его обвинять в том, что в его общих с «Единой Россией» фильтрах нет наночастиц. Это не важно. Может и есть. Они везде вокруг нас, особенно после летних пожаров в атмосфере.

Нужно проверить насколько эффективно очищается вода (насколько она была грязной, от чего очищается (бактерии, тяжелые металлы и др.)), энергозатраты, стоимость расходных материалов. И самое главное, какова токсичность очищенной воды. Вероятнее всего, степень очистки не выше, чем в многочисленных фильтрах других систем, а токсичность тоже должна быть определена по ГОСТам. Вот и все. И нанотехнология здесь не причем. И так нужно поступать со всеми продуктами.

А образование общефедерального органа, который будет аналитически определять нано- или ненано- – это очередная распилка. Если это кому нужно, то только ученым, технологам, создающим нанотехнологии и наноматериалы. Не увидим наночастицы, наноструктуры, не померяем, не пощупаем, не создадим ничего воспроизводимого. Но это дело дорогое и лучше это мерить в центрах коллективного пользования, которые такими являются только юридически, но не фактически.

И последнее. Почему у нас в России такой ажиотаж только вокруг нано-, а в стороне био-, инфо-, когнито-, хотя они образуют единый комплекс NBIC. Потому что на «нано» дали огромные деньги (только РосНано получило 130 млрд.рублей). Все остальные науки и вместе взятые – гораздо меньше. И куда бедным ученым податься. Конечно, в нано! Вот все денно и нощно пишут заявки на гранты, на проекты, челобитные главному иерарху новой нанорелигии А.В.Чубайсу. А его опричники, простите эксперты, решают – Вы этой нановеры или нет. И проект Ваш не наноересь. И пройти через это чистилище, как записано в библии, также трудно, «как верблюду через игольное ушко».

Очень хотелось, чтобы в нашем экспертном сообществе (НОР) разобрались, где «нанопурга» (действительно ее много), в чистом виде «рафинированная» нанотехнология и нанопродукция с новыми свойствами, а где традиционная технология с использованием наночастиц и нанокомпозиций (нанодисперсий, наноэмульсий и т.д.) и продукция, содержащая наночастицы и имеющая улучшенные потребительские свойства.

И не должно быть двойных стандартов. Если продукция, например, композиты, наполненные наночастицами, используются в аэрокосмической технике, то это нанотехнология, а если в текстиле гидрофобность придается с помощью наноэмульсий или косметический крем содержит наночастицы, то это «нанопурга». И то и другое не нужно называть нанотехнологией и нанопродукцией, хотя это хорошая продукция.

P.S. Может я не прав. Давайте подискутируем.

Г.Е.Кричевский
Профессор, д.т.н.,
Засл. деятель науки РФ 



05ch_b.jpg

КРИЧЕВСКИЙ Герман Евсеевич,профессор, доктор технических наук, заслуженный деятель РФ, эксперт ЮНЕСКО, академик РИА и МИА, Лауреат Госпремии МСР

Окончил Московский текстильный институт им. А.Н. Косыгина по специальности «Химическая технология и оборудование отделочного производства», в 1961 году защитил кандидатскую диссертацию, а в 1974 году – докторскую диссертацию по проблемам химии и физической химии применения активных красителей. С 1956 по 1958 год работал на Московской отделочной фабрике им. Я.М. Свердлова начальником химстанции. Работал в качестве эксперта ЮНЕСКО в Бирме (1962 г.) и Индии (1968 г.). С 1980 по 1990 гг. руководил кафедрой «Химическая технология волокнистых материалов» в МТИ им. А.Н. Косыгина и созданной при этой кафедре Отраслевой Лабораторией Минлегпрома. В 1992 году перешел в РосЗИТЛП на должность зав. кафедрой Текстильного колорирования и дизайна и руководит ей по сей день. Профессор Г.Е. Кричевский также является президентом Российского союза химиков текстильщиков и колористов, генеральным директором НПО «Текстильпрогресс» РИА, главным редактором журнала «Текстильная химия».

За большой вклад в отечественную науку профессору Г.Е.Кричевскому присвоено звание Заслуженного деятеля науки РФ; в 2008 г. Указом Президента Российской Федерации награжден Орденом Почета.

Профессор Г.Е. Кричевский автор 18 учебников, монографий, словарей, более 300 научных публикаций в отечественных и зарубежных изданиях. Под руководством проф. Г.Е. Кричевского защищена 81 кандидатская диссертация.