КиберВойны ближайшего будущего и почему снова актуален тренд на теорию заговора

Июль 2021 года. Пандемия COVID-19 до сих пор продолжается. По всему миру 196 млн зараженных, 4 млн летальных исходов, бушуют кризисы, обанкротившихся компаний становится все больше. Все, кто включает телевизор, заходит в Интернет или читает газеты, прекрасно осведомлены о нанесенном уроне вирусом, который трансформировался за один год из биологического в информационный.

Заострим внимание на одном последствии, ставшее недавно предметом острых дискуссий. Речь о киберпреступлениях, которые в ближайшем будущем трансформируются в бескомпромиссные кибервойны между корпорациями, государствами и независимыми хакерскими комьюнити.

Но пойдем по порядку. С приходом пандемии многое в наших повседневных социальных практиках поменялось. У всех на слуху вошедшее в широкий оборот слово «самоизоляция». Теперь мы проводим бизнес-встречи в Teams и Zoom, а для работы с корпоративными файлами стали массово использовать VPN. Объемы информации, попадающие в сеть, увеличиваются каждую секунду. Это удобно, это классно.

«Как бы мы вообще пережили такие тяжелые времена, если бы не наши технические возможности?» – вопрошают политики и бизнесмены.

«Вероятно, это была бы трагедия масштабов, которые наш мир, возможно, еще и не видел» – вторят им международные организации.

Но нет. Компьютеры есть, кабели в океане проложены – жизнь продолжается, пусть и в ином формате. А теперь немного статистики: в 1 квартале 2020 года количество киберпреступлений в России увеличилось на 83,9%, а удельный вес таких деяний достиг 19,9% от общего числа совершенных преступлений.

kiber1.pngРис. 1: «Рост киберпреступлений в России в период 2013–2020 гг.»

К сожалению, найти более свежие цифры нам не удалось, но даже показатель 1,5-годовалой давности заставляет «немного удивиться». И это показатели только по нашей стране. Что же происходит в мире?

Категории киберпреступников и жертв, пострадавших от них, отличаются друг от друга. В каких-то случаях это банальные взломы страниц в социальных сетях с последующим вымоганием денег, а в каких-то – правительство США обвиняет российских, китайских или иранских хакеров во вмешательстве в государственные выборы.

К вопросам такого рода мы вернемся немного позднее, а сейчас хотелось бы уделить внимание мероприятию, на котором высказывают довольно интересные мысли по поводу поднятой темы. Оно называется Cyber Polygon.

На официальном сайте приведено краткое описание: «Cyber Polygon – это технический тренинг по кибербезопасности для корпоративных команд и онлайн-конференция с участием первых лиц глобальных организаций», но все мы понимаем, что за этими скромными словами стоит нечто большее. Ежегодно в «тренинге» принимают участие представители глобального бизнеса и государственных структур из разных частей света. Сегодня данное мероприятие как никогда актуально; об этом говорят его мировые масштабы и вовлеченность крупных персон. В этому году в качестве спикеров на мероприятии выступали: Михаил Мишустин, Клаус Шваб, Герман Греф и другие.

Особое внимание уделим Клаусу Швабу – основателю и президенту всемирного экономического форума в Давосе (с 1971 г.). В последние годы он активно пропагандирует концепцию так называемой «четвертой промышленной революции», которая заключается в том, что в ближайшем будущем произойдет слияние технологий в физическом, технологическом и биологическом мирах. При этом Шваб особенно внимательно рассматривает вопросы, связанные с опасностями таких глобальных изменений, которые формируют условия для киберугроз.

Вот, небольшая выдержка из его речи в рамках Cyber Polygon 2020: «Мы все знаем, но все еще уделяем недостаточное внимание пугающему сценарию всеобъемлющей кибератаки, которая приведет к полной остановке электроснабжения, транспорта, больничных услуг, нашего общества в целом».

Впрочем, предположение немецкого экономиста можно переформулировать немного по-другому, кратко и просто: грядет киберпандемия или кибервойна (называть, в общем-то, можно по-разному).

Подробнее
Пожалуйста, оцените статью:
Пока нет голосов
Источник(и):

Хабр