В НИУ ВШЭ узнали, что четверть россиян готова пожертвовать благами ради будущих поколений

Доцент факультета экономических наук ВШЭ Владимир Карачаровский изучил готовность людей заботиться о будущих поколениях в контексте понятий «спасенные человеческие жизни» и «здоровые и благополучные годы жизни». Примерно 25 процентов опрошенных способны отказываться от роста благополучия сегодня ради улучшения жизни на горизонте 25 и 50 лет. Большинство же респондентов скорее предпочтут программы социального развития, ориентированные на сегодняшний день.

Исследование опубликовано в журнале «Мир России». Идея временного отказа от благополучия в настоящем в пользу будущих поколений уходит корнями в коммунистические общества XX века. Однако легитимность этой идеи в сознании современных людей — одна из основных характеристик модернизационного потенциала общества.

Исследование доцента факультета экономических наук ВШЭ Владимира Карачаровского позволяет оценить, насколько люди готовы отказаться от благ в настоящем ради благополучия будущих поколений. Для этого респондентам предлагается перераспределить во времени количество двух специфических благ: «спасенных человеческих жизней» (благодаря продвинутым медицинским технологиям) и «здоровых и благополучных лет жизни». Нужно либо отказаться от блага сегодня, чтобы потомки получили его в большем объеме, либо получить благо прямо сейчас, не заботясь о будущих поколениях.

В подобных исследованиях прибегают к методу гипотетических ситуаций. В работе Владимира Карачаровского в одном случае респонденты выбирали между спасением 100 человеческих жизней сегодня или большего количества жизней через 25 и 50 лет. В другом — между тем, чтобы дополнительно получить три здоровых и благополучных года жизни сегодня, и тем, чтобы больше таких лет досталось потомкам. Данные, на которые опирается автор статьи, — это результаты массового репрезентативного исследования по России. Выборка составила 1000 человек. Автор обращает внимание, что «использование данных, собранных до внешних шоков 2020–2022 годов, позволяет изучать общество в его стабильном состоянии и выявлять ценностные диспозиции, которые могут маскироваться в экстремальные периоды».

Исследование показало, что вопрос отказа от сегодняшних благ ради будущего готовы обсуждать менее четверти опрошенных. Цена отказа в пользу будущих поколений от блага «здоровые и благополучные годы жизни» оказалась ниже для респондентов старшего возраста, которые выросли в небольших городах. То есть чем старше респондент, тем за меньшее количество благополучных лет в будущем он готов пожертвовать сегодняшними дополнительными годами благополучия. То же справедливо для тех, чье детство прошло вдали от мегаполисов и областных центров. При этом для среднестатистического респондента каждый дополнительный год здоровой и благополучной жизни в настоящем как минимум в три раза более ценен, чем один год благополучия через 25 лет, и как минимум в семь раз более ценен, чем через 50 лет.

Российские респонденты оценивают одну жизнь, спасенную сегодня, в среднем как 100 жизней, спасенных через 25 лет, или как 220 жизней, спасенных через 50 лет. Чем выше среднедушевой доход семьи и чем больше у респондента детей, тем за меньшее количество спасенных в будущем жизней он готов отказаться от спасения 100 жизней сегодня. При этом для периода в 50 лет факторы дохода и большой семьи уже оказались статистически незначимыми.

«Голосуя за 25-летнее будущее, — обращает внимание Владимир Карачаровский, — респондент “резервирует” возможность получить эти блага для своих детей или для самого себя в старости. Горизонт в 50 лет уже гораздо менее ценен для респондента с этой точки зрения. Но правда и то, что респондент не может знать, чья именно жизнь будет спасена, поэтому говорить о целиком утилитарных мотивах его выбора нужно с осторожностью».

Наконец, более 75 процентов респондентов предпочли получить гипотетические блага сегодня и отказались выбирать вариант в пользу будущего, какое бы количество благ ни получили при этом потомки. Для большинства спасенная сегодня жизнь и сегодняшнее благополучие обладают бесконечно более высокой ценностью, чем те же блага даже в большем количестве в горизонте 25 или 50 лет. Интересно, что в аналогичных исследованиях на американской и западноевропейских выборках доля таких респондентов составляла в среднем 40–50 процентов.

Отвечая на вопрос, чем руководствуются люди в своем нежелании думать о будущих поколениях, автор акцентирует внимание на двух причинах. Во-первых, это современный социальный дискурс с присущей ему установкой carpe diem и верой в прогресс, который должен автоматически улучшить жизнь в будущем. Во-вторых, это память о крахе коммунистического проекта России, что ведет к недоверию ко всем общественным программам с отложенным эффектом. Исследование с подобным дизайном и логикой эксперимента проводилось в России впервые при поддержке Российского научного фонда.

Пожалуйста, оцените статью:
Пока нет голосов
Источник(и):

Naked Science