Ядерная рубашка: все ближе к телу

Частота заболеваемости раком растет, и ряд научных работ указывает, что сходная ситуация продолжится в будущем. Человечеству необходимо найти способ сократить число жертв этой болезни. Один из таких способов — ядерная медицина. Если раньше в ее рамках облучали нужные участки тела извне, то теперь все чаще точечно применяют радиоактивные вещества изнутри. Аналогичные подвижки есть и в области диагностики. Насколько это поможет и нет ли у «атомной» медицины каких-то других важных занятий?

Ведь есть и другие угрозы: не такие громкие, но «долгоиграющие», похищающие огромное количество жизней ежегодно. От рака в 2018 году, по оценкам ВОЗ, умерли 9,6 миллиона человек. Итак, каждая шестая смерть на планете — именно от этой болезни, причем доля эта обречена на рост.

Сегодня человечество захвачено — вне зависимости от своей воли — одной главной медицинской темой: коронавирусом. Это неудивительно: только за последние три месяца от него погибли почти полмиллиона человек. Но все же, как бы ни был силен новый коронавирус, его влияние будет длиться годы, в то время как от некоторых болезней человечество может не избавиться никогда.

В 2018 году группа швейцарских ученых в статье в рецензируемом научном журнале BMC Cancer показала, что риск возникновения рака (и опосредованно гибели от него) имеет сильную связь с рождаемостью. В тех семьях, где детей меньше (или нет вообще), рак будет чаще, причем разрыв может достигать двух и более раз. В 1990–1995 годах по всему миру среднее число детей на одну женщину за ее жизнь было 3,02, а в 2010–2015-х — лишь 2,52.

Иными словами, за последние десятки лет частота заболеваний раком должна была вырасти. Ряд исследований утверждает, что так и есть, хотя достоверно выяснить сложно: качество диагностики за последние десятки лет заметно изменилось, и сегодня опухоли выявляют более надежно.

Еще важнее то, что рак станет все более частым явлением в будущем, а доля болеющих им в среднем и молодом возрасте возрастет еще сильнее, чем у населения в целом. Собственно, процесс уже давно в пути: люди в возрасте 25–39 лет полвека назад в США болели раком весьма редко, а сегодня риск этого для них вырос в полтора раза и все увеличивается.

Штаты здесь важны именно как пример: с высокой вероятностью такие же процессы должны идти по всему миру, но для большинства стран, включая Россию, снижение среднего возраста раковых больных все еще не отслеживают.

Опять же, само увеличение частоты рака еще не означает неизбежного роста смертности: благодаря все более эффективным средствам диагностики и лечения растет лишь частота рака, но общее количество смертей от него там увеличивается довольно умеренно. А если учесть старение населения — то даже плавно снижается. Сходные тенденции можно наблюдать по всему миру (смотрите график). Возникает серьезный вопрос: что с этим делать?

Раковая клетка — мутировавшая клетка заболевшего человека, поэтому создать вакцину именно от нее не получится. С раком на протяжении своей жизни сталкивается примерно каждый восьмой. В развитых странах чаще (в Великобритании, по данным местных ученых, каждый второй), в развивающихся — несколько реже. То есть индивидуальных вакцин нужно будет разработать как минимум миллиард (ведь в каждом случае линия раковых клеток заболевшего станет уникальной). Очевидно, что это неподъемная задача.

Может быть, отравить раковые клетки человеческих опухолей каким-то аналогом антибиотиков? Увы, они так похожи на наши обычные, здоровые, что крайне сложно найти лекарство, что убивало бы только раковые клетки. А ограничить распространение по организму введенного в него лекарства зачастую очень сложно.

Многие средства химиотерапии подавляют деление здоровых клеток организма, и те из них, что делятся чаще других, в итоге резко снижают свою численность. Начинается выпадение волос, резкое снижение иммунитета и падение числа кровяных телец.

В результате лечение превращается в процесс, где вред наносится и организму пациента, и опухоли. Поэтому панацеи из химиотерапии и не получается, хотя в большом количестве случаев (в том числе, когда другие виды терапии неприменимы) она и спасает человеческие жизни.

Контактная терапия: первые шаги

В России основным разработчиком аппаратуры, применяемой в ядерной медицине, — а равно проводником ее внедрения в клиническую практику — долгие годы был Всесоюзный научно-исследовательский институт радиационной техники (до 1989 года), ныне — НИИТФА.

Именно его разработка в 1970 году стала первым в мире серийным аппаратом для контактной лучевой терапии (АГАТ-В). Затем там же разработали несколько поколений подобных систем (АГАТ-ВТ, С, Р, РМ1, В, В3). Как источники излучения в них использовались кобальт-60 и иридий-192.

Подробнее
Пожалуйста, оцените статью:
Пока нет голосов
Источник(и):

Naked Science