Дорогие читатели, Нашему шестнадцатилетнему, волонтёрскому и некоммерческому проекту для создания новой, современной версии N-N-N.ru, очень нужно посоветоваться касательно платформы нашего сайта – SYMFONY & DRUPAL 8. Платформа не простая, но обещаем – мы не займём много времени, просто нужна консультационная поддержка квалифицированного разраба. Если вы можете помочь, то связаться с нами можно на страницах Facebook.com здесь и здесь.

Леонид Меламед: Кому заниматься инновациями?

-->

Леонид Меламед: Кто должен заниматься инновациями — государство или частный бизнес?

Выходя из студии радиостанции «Эхо Москвы», Михаил Горбачев спросил: «Ну неужели она существует?», имея в виду нанотехнологию. Генеральный директор Российской корпорации нанотехнологий Леонид Меламед ответил: «Мало того, что она есть, она еще и крутится». Действительно, судя по интервью, которое глава «Роснанотехнологий» дал радиостанции «Эхо Москвы» в июне 2008 г., нанотехнологии в России «крутятся» вовсю.

Melamed03.jpg

«Нано» — это не только 10 в минус 9-ой

Нанотехнологии — не очень удачное название. Однако оно уже укоренилось во всем мире. Согласно самому простому определению, «нано» – это 10 в минус 9-й степени. Таким образом, «нанотехнологии» – это комплекс методов работы с объектами размером менее 100 нанометров. Более сложное определение состоит в том, что «нанотехнологии» — это некий универсальный метод, который может лежать в основе очень широкого класса технологий. При его использовании уникальные свойства вещества получаются за счет манипулирования отдельными атомами и молекулами.

И даже привычные нам материалы могут кардинально менять свои характеристики. Например, всем известное золото — прекрасный проводник электричества. В то же время то золото, которое имеет наноструктуры, сохранив все свои химические свойства, может быть абсолютным диэлектриком.

  • Сегодня микроэлектроника перестала быть микроэлектроникой и стала наноэлектроникой. Практически каждый человек, у которого есть мобильный телефон, является обладателем наноэлектронного изделия. За счет применения нанотехнологий любой прибор становится меньше, и одновременно увеличивается его быстродействие, емкость, а следовательно, растет число полезных качеств — при сохранении размера.

Например, одна американская компания недавно только приступила к производству уникального материала, названного «аэрогель». Это, по сути, наноструктурированный кремний. Аэрогель из кремния всего лишь в 2 раза тяжелее воздуха, но обладает прочностью кирпича, а его теплопроводность ниже, чем у дерева. Это вещество может иметь любой цвет и даже быть прозрачным.

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что новое направление в материаловедении — то, что называется наноматериалами — в ближайшие годы приведет к кардинальному изменению многих конструкционных материалов. Это сильно затронет строительную отрасль: изменениям подвергнутся практически все материалы, используемые для строительства.

Никогда нельзя отстать навсегда

В то время пока мы в попытках войти в число технологически развитых стран цепляемся за вагон уходящего поезда, все развитые государства объявили о своих наноизысканиях еще несколько лет назад. Первыми это сделали США, в начале тысячелетия опубликовав гигантскую инициативу, которая предусматривала серьезное финансирование, намного превышающее то, о котором говорится в России. На развитие нанотехнологий в Соединенных Штатах стране уже потрачены десятки миллиардов долларов, причём частные деньги уже намного превысили деньги государственные.

Тем не менее, потенциал для развития нанотехнологий в нашей стране есть — никогда нельзя отстать навсегда. На сегодняшний день главное направление деятельности ГК «Роснанотех» – донести до бизнеса мысль, что государство всерьез занимается созданием условий для его нормального функционирования, чтобы бизнесмены вкладывали деньги в инновации.

  • Например, у нас в стране существует уже 4 технико-внедренческие зоны — в Дубне, Томске, Санкт-Петербурге и Зеленограде. Это места, где есть возможность начать работу сразу: там существует вся необходимая инфраструктура, и, что немаловажно, в этих зонах бизнесу, в том числе и малому, нет необходимости думать об энергетике, об арендной плате, о сотнях чиновников. В этих зонах есть налоговые льготы.
  • Задача ГК состоит в том, чтобы в рамках тех денег, которые нам выделены, создать такие условия, при которых бизнес в массовом порядке пойдет в инновационную сферу, в том числе и в нанотехнологии. Именно бизнес должен принести главные деньги. Перед нами стоят четкие задачи, выраженные цифрами; есть программа развития наноиндустрии до 2015 года, где сказано, что за этот период (включающий 2015 год) должно быть произведено товаров, относимых к наноиндустрии, на сумму свыше 4 триллионов рублей.

«Нано» или не «нано»? Как отсечь шарлатанов

Сегодня слово «нанотехнологии» употребляется не только в прямом значении. В последние годы оно стало эдаким модным коммерческим лозунгом. Если верить тому, что говорят вокруг, с использованием наночастиц сейчас производится все, что угодно, от сапожного крема до косметики и парфюмерии…

Нанотехнологии действительно предоставляют возможность производить практически все, что угодно. И не секрет, что в любой модной теме всегда есть масса людей, которые хотят к ней «примазаться» и таким образом заработать.

Научно-техническая экспертиза

Для того чтобы определить, имеет ли отношение поданная заявка к нанотехнологиям, то есть «нано» это или не «нано», в «Роснанотехе» существуют две многоступенчатые научно-технические экспертизы.

Внутренняя многоступенчатая анонимная экспертиза

Она отвечает на три главных вопроса.

  • Первый – то самое «нано» или не «нано», потому что закон предусматривает, что наша деятельность ведется в строго определенной области.
  • Второй вопрос – является ли предложение научно обоснованным.
  • И третий – может ли быть то, что предлагают, осуществимо технически.

Если все ответы на эти вопросы будут звучать как «да», это означает, что у проекта появляется шанс быть профинансированным.

  • У нас сформирован пул экспертов, среди которых много зарубежных специалистов. Принципы проведения экспертизы — независимость, многоступенчатость и анонимность (последнее — вопрос качественности и добросовестности экспертизы: если она не будет анонимной, то заявитель получит потенциальную возможность тем или иным образом влиять на ее результаты).

НТС корпорации

После того, как мы провели внутреннюю многоступенчатую анонимную экспертизу, проект поступает в научно-технический совет корпорации (НТС). Он состоит из 19 человек, избранных наблюдательным советом. Всё это выдающиеся ученые или технологи — полный список можно найти на нашем сайте.

Инвестиционная экспертиза

Кроме научно-технической экспертизы, у нас есть такая же двухэтапная инвестиционная экспертиза, которая намного сложнее и объемнее. Реально она содержит в себе ряд экспертиз, как-то: юридическая, финансовая, патентная. В финансовую экспертизу включены такие составляющие, как детальнейшие маркетинговые исследования, оценка всех рисков проекта, то есть все расчеты, которые делаются в таких случаях стандартными венчурными фондами.

Комитет по инвестиционной политике

После прохождения экспертиз проект, если он крупный, поступает в Комитет по инвестиционной политике. В этом комитете собраны ведущие российские инвест-банкиры — 11 человек, избранные наблюдательным советом тайным голосованием. Возглавляет его Павел Теплухин, его заместитель — Ольга Дергунова.

  • Если комитет даёт «добро», правлением или наблюдательным советом принимается решение. Далее все документы, которые были подготовлены с соинвесторами заявителем и предварительно подписаны, обретают юридическую силу – и начинается весь цикл жизни проекта: финансирование, подготовка производства, производство, продажа.

Нет инвестора, нет и проекта

В любом нашем проекте обязательно есть коммерческий инвестор. Если нет инвестора, нет и проекта. Либо инициатор ищет этого инвестора самостоятельно, либо мы ему всячески помогаем — если видим, что проект значимый, конкурентоспособный, с большим коммерческим потенциалом.

  • Если говорить об участии «Роснанотеха» в проекте, то для этого у нас есть разные инструменты. Как правило, наиболее распространенный — это совместное предприятие с соинвестором, в котором у госкорпорации имеется доля — миноритарная. Мажоритарная доля всегда у частного капитала, который вложил свои кровно заработанные. Тем самым мы в значительной степени гарантируем, что уж за свои-то собственные деньги он получит конкурентоспособную продукцию.

В нашей декларации оговорено, что мы не замещаем своими деньгами частный капитал. В реальности мы всегда уходим, как только частный капитал готов обойтись без нас.

Правительство не ставит перед нами, некоммерческой организацией, задачи зарабатывания максимальной прибыли. Потому что эту прибыль мы бы отбирали в пользу государства от бизнеса. У государства денег хватает — ему нужен эффективный бизнес. Поэтому наша задача – соинвестировать с ним на самых рисковых стадиях. И там, где он может обойтись без нас, получить свою премию за риск, — пусть ее он получит. Это будут истории успеха. И другие наши предприниматели займутся всерьез инновациями и таким образом будут двигать Россию на передовые рубежи. Разве не в этом задача государства?

  • Но «Роснанотех» — не государственная структура. Наша деятельность организована на основании нормальной бизнес-практики — даже несмотря на то, что государство вложило в нас денежные средства. В частном бизнесе, бывает и такое, что приворовывают, однако собственники быстро это пресекают. Для этого есть масса защитных мер.

От лампочки Ильича к лампочке Ивановича

Корпорация приступила к своей деятельности только в сентябре 2007 года, поэтому сейчас можем говорить только о единичных проектах. Тем не менее у нас есть несколько десятков реальных заявок. Мы видим, какие направления в России обладают серьезным заделом, из чего может получиться реально конкурентоспособная на мировом рынке продукция. Это, например, то, что касается мембранных технологий для разного рода применения. Это то, что касается некоторых видов материалов.

Первый наш проект уже выбран и одобрен наблюдательным советом. Это производство сложной оптики. Как выяснилось, все большие оптические системы со сложными поверхностями в мире делаются вручную. Но, если наш проект будет успешно завершен, то вместо трех линз в профессиональном фотоаппарате станет возможным использовать одну. Причем это будет стоить в 10 раз дешевле и производиться в 10 раз быстрее. А если ты можешь производить в 10 раз быстрее и в 10 раз дешевле, значит, ты весь рынок можешь поставить на колени. Технологически программу осуществляет проектная команда, которая пришла с этой идеей. Мы нашли соинвестора и вошли в этот проект сами.

  • Корпорация также собирается поднять очень важное направление, которое называется «светодиодная техника». Лампочки накаливания доживают последние годы. В некоторых странах, например в США, 8 штатов законодательно установили временной предел существования ламп накаливания. В Британии готовится закон, который в скором времени запретит их производство. Подобное произошло потому, что появился новый класс таких приборов — яркосветящиеся диоды. Их придумал (и получил за свое изобретение Нобелевскую премию) наш с вами соотечественник Жорес Иванович Алферов. Таким образом, речь идет обо всех осветительных приборах мира. Это гигантский рынок.

Например, Южная Корея инвестировала в создание «светодиодной долины» 700 млн. бюджетных долларов. Конечно, нам обидно, что все это «выросло» из России, а лидерами производства являются компании, среди которых ни одной российской нет. И вот сейчас хотим собрать такой проект, помочь им стать конкурентоспособными — все-таки научная школа у нас осталась. Да, это очень тяжелая задача, потому что те, кто уже производит эту технику, ушли далеко вперед. Но я считаю, что шансы у нас есть. У светодиодов в 20 раз меньше энергопотребление, чем у ламп накаливания. Это дает гигантский эффект энергосбережения.

  • Вопрос не в том, можешь ты произвести или не можешь. А в том, как суметь продать произведенное во всем мире, и как сделать так, чтобы купили твое, а не чужое. А иметь конкурентное преимущество – значит надо уметь продавать, надо иметь бренд, маркетинговую политику, сбытовую сеть, в общем, много чего надо сделать.

Инструмент для бизнеса: крупного, среднего, мелкого

  • Главный наш инструмент – это «длинные дешевые» деньги, которые мы можем соинвестировать с бизнесом на самых рисковых стадиях, снимая с него эти риски. У банков нет таких длинных денег. У них короткие пассивы. Соответственно, они не могут сформировать активы даже под безрисковые проекты должной длины, а уж под высокорисковые – в последнюю очередь.

Любой бизнес должен заниматься инновациями, все его сегменты. Для инновационной деятельности важен как крупный бизнес — для мегапроектов, для захвата значимых рынков со значимыми долями, так и мелкие предприятия. Последние должны, как на том же Западе, «облеплять» все научные центры, университеты, исследовательские лаборатории и переносить эту «опасную болезнь», которая называется инновациями, к среднему бизнесу, а средний бизнес должен запускать уже в какую-то серию, а потом это все это так или иначе переходит в крупный бизнес. Тем не менее, у каждого бизнес-сегмента свои проблемы и потребности: то, чего не хватает малым предприятиям, совершенно не интересует крупные, и наоборот.

В любом случае каждому бизнес-сегменту нужна существенная поддержка от государства — прежде всего на «раскрытие» российского рынка и продвижение на мировой рынок. Инновационные проекты в любом случае занимают значительное время: от разработки до производства серийного изделия, как правило, проходит несколько лет. Вы сегодня можете получить в коммерческом банке на удобоваримых условиях под рисковый проект деньги на несколько лет? В то же время главный инструмент ГК «Ростехнологии» в развитии инноваций – это длинные дешевые деньги, которые мы можем соинвестировать с бизнесом на самых рисковых стадиях проекта, таким образом, снимая эти риски с компаний.

  • * *

Биографическая справка

  • Леонид Борисович Меламед родился 21 июня 1961 года. В 1987 году окончил Новосибирский электротехнический институт (НЭТИ) по специальности «радиоинженер». Известно, что впоследствии он также окончил Московский институт повышения квалификации Минатома РФ.

Генеральный директор государственной корпорации «Российская корпорация нанотехнологий». Был назначен на этот пост в сентябре 2007 года. С июня 2004 года возглавлял инвестиционно-финансовою корпорацию «Алемар». В 2000–2004 годах был первым заместителем председателя правления РАО «ЕЭС России», в 1998–2000 годах – гендиректором госконцерна «Росэнергоатом». Один из учредителей и основной владелец компании «Алемар». Кандидат экономических наук.

http://www.nanoportal.ru/…amed_010708/

Хорошая стенограмма выступления на радио «Эхо Москвы». Убрано всё постороннее, умело подчёркнуты все наиболее важные аспекты деятельности ГК «Роснанотех». Теперь, когда всё необходимое сказано, пришла пора засучить рукава и приступить к практической работе… Ждём-с…