Возвращение на родину: Программа возвращения «блудных сыновей» в Эстонии

-->

Программа «Mobilitas» может помочь решить одну из главных проблем отечественной науки в Эстонии. Главной ее целью является поддержка ученых, которые приедут работать в научные организации и учреждения из-за границы, и помощь в формировании исследовательской группы для дальнейшей деятельности в изучаемой сфере.

Группе ученых во главе с физиком Харри Аллес выделен грант в размере 7,5 миллиона крон на исследование вещества графен. Выпускник Тартуского университета Аллес большую часть своей научной карьеры провел в Хельсинки, но теперь возвращается в alma mater.

Программа «Mobilitas» на 85 процентов финансируется Европейским социальным фондом, остальную часть составляет поддержка эстонского государства и доля самофинансирования научных учреждений. Программа рассчитана на семь лет (2008–2015) и ее общая стоимость — 318 миллионов крон.

Конечно, на эти европейские деньги могли бы быть отправлены свои молодые ученые в зарубежные научные центры, где они успешно трудились бы на ниве науки. Но в исследовательских учреждениях по всему миру уже с успехом работают эстонские ученые, а для их возвращения на родину и продолжения научной деятельности просто нет соответствующих условий.

Кроме того, возвращение талантливых научных кадров позволит убить сразу двух зайцев: не только разрабатывать конкретные научные направления, но и развивать эстонскую науку в целом.

При этом появится возможность использовать международные связи вернувшихся ученых и в то же время надеяться на то, что рабочим языком, например, в лаборатории станет эстонский, а значит, у родного языка появится больше шансов сохраниться. Список аргументов в пользу подобной программы можно продолжать.

А как необходимы истории о достигнутых успехах! Но пишущим о науке журналистам и при освещении темы науки в СМИ не стоит забывать о том, что наука — это не судоходная линия между двумя цивилизованными государствами, где все четко расписано, а, скорее, незнакомое море, по которому приходится дрейфовать. Успех вполне достижим, однако никто ничего не гарантирует.

Но в одном можно быть уверенным наверняка: если в Эстонии не будет создана подходящая научная среда для ученых, то не стоит ждать ни результатов науке, ни дальнейшего развития общества.

Кроме конкретного финансирования исследовательских работ важны также другие основополагающие меры для создания фундамента ориентированного на науку общества. Например, такие условия уже созданы в библиотеке Тартуского университета, и планируется их расширение. Доступность информации — неотъемлемая часть развития науки.

Для Эстонии важно, чтобы и сами ученые, и принимающие решения чиновники имели широкое мировоззрение и проявляли смелость в своих действиях.


А теперь о работе самого ученого…

232012t40hb263.jpg Харри Аллес

Материал, исследованием которого занимается старший научный сотрудник Тартуского университета Харри Аллес, можно обнаружить в самом обыкновенном простом карандаше. Исследования этого материала в мире идут уже пять лет, а в Эстонии только год.

Графен легче всего собрать из карандаша, например, с помощью клейкой ленты», — объясняет ученый источник материала, изучением которого он будет заниматься в последующие годы.

По словам Аллеса, напыляя графен на другие материалы, в будущем его можно будет использовать, например, на компьютерных транзисторах, поскольку этот материал отличается высокой скоростью, выделяет мало тепла и отличается высокой твердостью и прочностью. При этом графен является самым тонким материалом во Вселенной — он почти в 200 000 раз тоньше волоса.

Вместе со своей рабочей группой Аллес получил на исследование этого материала семь с половиной миллионов крон. На стипендию претендовали четыре кандидата, так что, по словам ученого, получить средства было не так уж и трудно.

Требования были относительно высокими, но сейчас желающих не так много», — отмечает он.

Немного подумав, Аллес признается, что в силу того, что он недавно сменил специальность, он не мог представить по новой теме большое количество исследований. Ведь до этого в Хельсинкском технологическом университете он занимался исследованием кристаллов гелия, которые существуют лишь в лабораторных условиях.

Около 20 лет проработав за пределами Эстонии, в марте Аллес возвратился домой, чтобы вместе с коллегами приступить к изучению графена. Ученый надеется, что в будущем реализация результатов их исследований поможет создать в Эстонии новые предприятия.

Когда закончится кризис и настанет новый подъем, то именно графен может стать одним из двигателей такого роста», — полагает он. И если научные исследования физика Аллеса можно потрогать руками, то в сфере социальных наук недавно свой след в истории оставил профессор международного права Тартуского университета Лаури Мялксоо, получивший от Европейского научно-исследовательского совета грант в объеме полумиллиона евро или почти восьми миллионов крон на изучение вопроса о том, каким образом Россия трактует международное право.

Получение этого гранта сам профессор считает признанием его прежних работ, которые позволили успешно поставить проблему исследования в контексте Европы. Мялксоо полагает также, что при проведении исследования свою роль сыграло приграничное положение Эстонии, как части Запада, по отношению к России, что само по себе стимулирует проведение сравнительных исследований.

Профессор рассказал, что в советский период в России существовала официальная точка зрения по поводу того, что в Восточной Европе действует своя собственная версия международного права — социалистическое международное право.

После распада Советского Союза сложилось оптимистичное представление о том, что разночтения в правовых вопросах между западными странами и Россией исчезнут. «Но если взглянуть на события последних лет, можно заметить, что нормативные расхождения никуда не исчезли, а лишь облачились в новые одежды».

Хотя средства, выделенные профессору Мялксоо и возглавляемой им исследовательской группе, не являются самыми крупными из всех предоставленных эстонским ученым, полученный профессором права грант является первым грантом, выделенным эстонским специалистам Европейским научно-исследовательским советом. В связи с характером проводимых исследований обычно расходы на естественно-научные проекты выше, чем на проекты, осуществляемые в рамках социальных наук.

По словам Мялксоо, при получении гранта свою роль сыграло и упрямство, поскольку профессор впервые попытался получить грант Европейского научно-исследовательского совета еще в 2007 году, однако, безрезультатно. В те времена только очень немногие ученые из университетов Восточной Европы получали гранты. Этот опыт заставил Мялксоо в следующем туре более тщательно продумать и подготовить свою заявку.

На самом деле это время для размышления пошло только на пользу, поскольку первоначальное озарение получило более зрелую форму, — считает Мялксоо.  — Я надеюсь, что именно работающие в Эстонии ученые моего поколения и более младшего, занимающиеся социальными науками, почувствуют прилив сил и поверят, что эстонским специалистам по соцнаукам можно обращаться к таким проблемам исследования, которые получают поддержку и внимание в масштабах Европы».

По словам профессора международного права ТУ, в плане научной работы Эстония никак не является автоматически окраиной Европы.

Главное, чтобы мы сами не захотели ею быть», — отметил он.