Механизмы энергоэффективности: дом, бытовая техника, освещение

Продолжение серии статей «Энергоэффективность: глобальный вызов и пространство развития»

В первой статье этого цикла – «Энергоэффективность: глобальный вызов и пространство развития» – шла речь о том, что сбережение энергии эквивалентно созданию дополнительных энергоресурсов, недаром энергоэффективность часто называют «пятым видом топлива».

Первые программы повышения энергоэффективности появились на Западе ещё в 1970-е, после первого нефтяного кризиса 1973 года. Опыт ряда стран показал, что последовательная политика в этой сфере позволяет не только снизить затраты на ископаемые виды топлива и уменьшить загрязнение окружающей среды, но и сохранить высокие темпы роста экономики. Какие механизмы развития могут для этого использоваться? Рассмотрим только некоторые примеры.

Дом: повышение энергоэффективности зданий

Первые энергоэффективные здания появились в США и Европе ещё в 1970-е годы. К 1988 году относят рождение популярной сегодня концепции Passive House — зданий, потребляющих менее 15 кВт•ч энергии на квадратный метр в год. Для энергоэффективных зданий предыдущего поколения этот показатель составляет 40–50 кВт•ч/(м2•год), 100–150 — для жилых зданий 1950–1970-х годов и 250–300 — для старых зданий (все значения даны для 3400 ГСОП – градусо-суток отопительного периода) . Экономия энергии достигается, главным образом, за счёт снижения теплопотерь. Кроме того, создатели пассивных домов оптимизируют архитектурные формы с учётом воздействия солнца и ветра, сводят к минимуму возможные тепловые мосты, совершенствуют системы вентиляции и всё чаще подключают свои «детища» к альтернативным источникам энергии. Сегодня в мире построено уже около 40000 пассивных домов, большинство из которых находится в Европе и США. Проецируя эту ситуацию на РФ, отметим, что к регионам с количеством ГСОП –3400 и выше относятся районы, расположенные в ЮФО южнее городов Ростов-на-Дону (3523), Ставрополь (3209), Астрахань (3540), Элиста (3668) и др. В более северных районах энергопотребление таких зданий будет существенно выше.

В 2002 году Европарламент и Совет ЕС приняли Директиву «Energy Performance of Building», серьёзно ужесточившую требования к энергоэффективности зданий. Согласно требованиям Директивы, к 2020 году все новые здания в странах ЕС должны быть близки к энергетической нейтральности — то есть потреблять примерно столько же энергии, сколько они вырабатывают . Для достижения этой цели страны Европы выбрали для себя различные пути. Так, в Испании с 2007 года массово внедряются солнечные водонагреватели: каждое здание должно самостоятельно обеспечивать до 70% потребности в горячей воде . В Англии каждое здание проходит независимую инспекцию и получает обязательный Сертификат энергоэффективности. Не остаются без внимания и старые здания, для которых проводятся программы энергоаудита, включающие тепловизионную съёмку, реконструкцию и улучшение теплоизоляции. В Нидерландах действует особая программа поощрения для покупателей теплоизоляционных материалов: за покупку каждого квадратного метра теплозащитной облицовки покупатель получает 20–30 евро.

В России на долю недвижимости приходится 36% всей потребляемой в стране энергии и 30% выбросов парниковых газов. Доступность дешёвой субсидируемой энергии привела к тому, что основные ставки в строительстве долгое время делались на сокращение сроков и затрат. Согласно базовому сценарию Концепции социально-экономического развития, к 2030 году жилая площадь возрастёт на 94%, а нежилая — на 56%. Даже при учёте применения более эффективных технологий в строительстве новых домов, уже заложенных в концепцию, это означает рост энергопотребления ещё на 40%, до 483 млн тонн условного топлива.

По мнению экспертов McKinsey, этот показатель можно сократить почти вдвое. Важную роль при этом могут сыграть установка термостатов, утепление старых зданий и введение более строгих строительных стандартов. Установка термостатов и счётчиков тепла в жилых зданиях может обеспечить около 11% общего сокращения выбросов в секторе, и это рентабельная мера с внутренней доходностью в 24%. Ещё 26% сокращения выбросов в секторе недвижимости могла бы обеспечить комплексная программа по улучшению теплоизоляции существующих зданий. При необходимом уровне инвестиций (3,4 евро на квадратный метр для нежилого фонда и 4,6 евро для жилого), внутренняя доходность меры составляет примерно 70% для нежилого фонда и 19% для жилого.

Бытовая техника: программы стандартов и маркировки

Почему компании по-прежнему производят энергетически неэффективные товары? Да потому, что люди по-прежнему готовы их покупать. Без чёткой маркировки энергоэффективности потребитель не получает полной информации о товаре и его реальной стоимости, а ведь «дешёвые» модели бытовой техники расходуют до 1 кВт•ч в сутки больше, чем их более современные аналоги . Программы стандартов и маркировки не только помогают людям сделать правильный выбор, но и стимулируют производителей совершенствовать технологии, создавая всё более энергоэффективную продукцию. Снижается и конкуренция со стороны производителей «дешёвой» техники: постепенно товары с наихудшими эксплуатационными характеристиками сами отсеиваются с рынка.

В 1992 году в 27 странах ЕС и семи странах Энергетической Хартии стартовала программа минимальных стандартов и маркировки, охватившая основные виды бытовых приборов, лампочки и автомобили . В маркировку вошли общие сведения о модели прибора, цветовой код энергопотребления и испускаемый шум в децибелах. Эту же информацию производители начали размещать в каталогах, а впоследствии и на корпоративных веб-сайтах. К 2008 году среднее потребление энергии стиральными машинами и холодильниками сократилось соответственно на 40% и 60%, а товары низших классов энергоэффективности (E-G) практически исчезли из продажи.

Своя программа стандартов и маркировки вот уже более 20 лет действует в Австралии. По прогнозам экспертов, к 2020 году её экономические выгоды составят 4,8 млрд австралийских долларов, а экономия выбросов парниковых газов превысит 200 млн тонн. В Японии большую роль сыграла программа Top Runner («Лидер гонки»), основанная на уникальной особенности японской экономики — высокой степени доверия между правительством и производителями бытовой техники и оборудования. Министерство экономики, торговли и промышленности (METI) регулярно выбирает наиболее экономичный электроприбор для 21 класса продукции и провозглашает его «стандартом» на срок от 3 до 12 лет. Большинство компаний добровольно стремится достигнуть и обогнать эти показатели, совершенствуя свои товары. Результат — экономия порядка 200 петаджоулей (ПДж) в год в ЖКХ и сфере услуг и 200–350 ПДж на транспорте . По данным McKinsey, за последние 10 лет объем энергопотребления бытовыми приборами сократился в Японии на 60–80% .

Экстраполируя международный опыт в области стандартов и маркировки энергоэффективности, аналитики Энергетической Хартии оценивают выгоду от внедрения подобных программ на территории СНГ примерно в 50 тВт•ч, или 5 млрд долларов в год . Как один из первых шагов на этом пути, в 2002 году был принят федеральный закон РФ «О техническом регулировании», однако он не содержал конкретных требований к энергетическим классам товаров, а сами стандарты носили рекомендательный характер.

Освещение: замена ламп накаливания на энергосберегающие лампы

Очевидно, что страны Европы, а теперь и Россия, декларируют полный отказ от ламп накаливания. С 1 сентября 2010 года в странах ЕС введён запрет на оборот 100-ваттных ламп накаливания, год спустя он распространится и на 60-ваттные аналоги. В России запрет на производство и продажу ламп накаливания может вступить в силу с 1 января 2014 года. Интересно, что первыми подобную инициативу проявили не развитые страны Европы, а Бразилия и Венесуэла. Эстафету подхватил Китай: в рамках программы Green Light, принятой в 2005 году, государство инвестировало 2 млрд долларов в производство энергосберегающих ламп. Сегодня Китай — мировой лидер в данной сфере, здесь производят более 80% всех энергосберегающих ламп, и большая их часть экспортируется.

КПД лампы накаливания невероятно мал: в световое излучение преобразуется не более 4% потребляемой ими энергии. 11-ваттная люминесцентная лампа даёт столько же света, сколько 60-ваттная лампа накаливания, и при этом служит в 5 раз дольше (около 5000 часов). Если представить, что весь жилой сектор российской недвижимости перешёл на такие лампы, то экономия составит около 10 млрд кВт•ч — а это мощность средней АЭС . Однако люминесцентные лампы содержат ртуть и требуют специальной переработки. Достойную конкуренцию им составляет интенсивно развивающаяся светодиодная техника: энергоэффективность светодиодных ламп на 90% выше, чем у ламп накаливания, а срок службы составляет 25 и более тысяч часов. К тому же, светодиоды не содержат ртути. Именно эти лампы, наиболее экономичные, экологичные и надёжные, и получили одобрение Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России.

Лампы накаливания «проживут» в России несколько дольше, чем в странах Европы. Однако к моменту полного отказа от них в стране будет действовать собственная база производителей энергосберегающих источников света. Российские компании планируют не только встретить растущий внутренний спрос на инновационные лампы, но и составить конкуренцию зарубежным производителям светодиодной техники. Примером тому служит проект компании «Оптоган», реализуемый под эгидой Роснано и ОНЭКСИМ Групп. Светодиодные лампы, разработанные по технологиям российских учёных, работают в 7 раз эффективнее, чем лампы накаливания, а их срок службы достигает 50000 часов. По оценкам экспертов, российские «вечные» лампы вполне смогут претендовать на то, чтобы считаться одними из лучших в мире.

Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 4.8 (5 votes)
Источник(и):

i-russia.ru