Дорогие читатели, Нашему шестнадцатилетнему, волонтёрскому и некоммерческому проекту для создания новой, современной версии N-N-N.ru, очень нужно посоветоваться касательно платформы нашего сайта – SYMFONY & DRUPAL 8. Платформа не простая, но обещаем – мы не займём много времени, просто нужна консультационная поддержка квалифицированного разраба. Если вы можете помочь, то связаться с нами можно на страницах Facebook.com здесь и здесь.

Интервью генерального директора ОАО «Российская венчурная компания» Игоря Агамирзяна

АНО «Модернизация» (i-Russia.ru) совместно с good2work.ru начинает совместный проект — интервью с членами Комиссии при Президенте РФ по модернизации и технологическому развитию экономики России и рабочих групп Комиссии

На вопросы good2work.ru ответил генеральный директор ОАО «Российская венчурная компания» (РВК, твиттер @rusventure) Игорь Агамирзян

Какая ваша самая сильная лидерская компетенция?

Знаете, про себя всегда очень трудно говорить, но я сам себя всегда воспринимал в большей степени как, если угодно, эксперта с широким vision (видением), пониманием взаимосвязей и пониманием того, как устроен современный мир и современная экономика. Я долго к этому шел, много лет работал в научной среде, которая была интернационализирована даже в советское время, много лет работал в транснациональном бизнесе в разных странах, много для себя, по крайней мере, понял, хотя это далеко не всегда возможно сформулировать очень просто и однозначно про то, как живет современный мир.

Насколько изменился бизнес сегодня в связи с глобализацией?

Человечество сегодня оказалось в совершенно уникальной ситуации: на протяжении всей истории никогда не было такого, чтобы глобальная коммуникация была доступна и практически бесплатна. Именно за счет этого все социальные общности, которые в истории человечества формировались, они всегда формировались за счет территориальной смежности. Вот мы с вами сидим рядом и можем разговаривать, а такого, чтобы можно было так же спокойно разговаривать с кем-то, кто в это время находится на другой стороне земного шара, не было. Знаете, есть замечательный пример: лет сто назад, когда уже была трансатлантическая телефонная связь, и был период первой глобализации, закончившийся с Первой мировой войной, – тем не менее, эта глобализация была очень элитной. Я помню, лет десять назад где-то прочитал, что телефонный звонок трансатлантический, скажем, из Лондона в Нью-Йорк в современных ценах стоил где-то около 300 долларов за минуту разговора, соответственно, был доступен, мягко говоря, далеко не всем. А сегодня эта коммуникация бесплатна, и это ведет к глубочайшим социальным изменениям в структуре общества. Начинают возникать, так сказать, надгеографические сообщества, в которых непринципиально, где ты живешь, но ты можешь в этом сообществе участвовать. Это наиболее сильно сейчас заметно в феномене социальных сетей, несомненно, но проявляется и во многих других вещах, например, в культуре, которая формируется в транснациональных корпорациях. В каком-то смысле, принадлежность к такому сообществу для конкретного человека может оказаться важнее, чем принадлежность, скажем, к традиционно близкому ему географическому сообществу его региона, его страны, государства и так далее. Это будет приводить к очень существенным изменениям не только в экономике, но и в социальной жизни общества.

А вы пользуетесь новейшими средствами коммуникации, социальными сетями?

Знаете, я могу похвастаться, что я, наверное, был одним из первых людей, может быть в первой сотне тех, у кого появилась электронная почта еще в Советском Союзе в 1990 году. У меня до сих пор хранится мой первый e-mail, датированный сентябрем 1990 года, то есть дольше двадцати лет назад. И, в общем, я всю жизнь был очень близок к новым технологическим достижениям, тем более так получилось, что я исторически, еще с университетских времен, занимался программированием и был близок к этой среде новых информационных технологий.

Приведите, пожалуйста, примеры, как именно видение помогает вам вести бизнес?

Понимаете, так как я всю жизнь работал именно в технологическом бизнесе, то в нем очень трудно обойтись без соответствующих компетенций. Но у меня были в моей практике примеры, когда я, скажем, занимался технологическим консалтингом в середине 90-х годов. И когда уже формировалась глобальная сеть специалистов в каких-то технологических областях. Когда, наткнувшись на какую-то техническую проблему, которая не была просто решаема, я решал ее, бросив клич по всему миру на тему того, кто с этим уже сталкивался и кто может посоветовать решение. И, как правило, даже тогда, 15 лет назад, находились десятки людей, которые предлагали советы. А сегодня это стало такой общепринятой практикой, и в мире всегда найдется кто-то, кто уже проходил то, что является проблемой для тебя сегодня.

Какие ценности важны для вас?

Я очень боюсь, что это может звучать как самореклама. Скажем, для меня лично работа, процесс, несмотря на то что я был всегда ориентирован на результат, на конкретное достижение, сама работа была основной жизненной ценностью, я всегда на нее тратил большую часть своей жизни. Не знаю, насколько это положительно или отрицательно сказалось на моей личной жизни, вряд ли сейчас время подводить итоги, но тем не менее, прожив значительную ее часть, могу сказать, что мне во многих отношениях очень повезло, потому что мне довелось принять самое непосредственное участие в таких революционных процессах, которые меняли всю нашу жизнь и жизнь всего мира.

А вообще, по вашему мнению, может ли бизнес-лидер не иметь ценностей?

Нет, абсолютно точно. Я твердо уверен, что все люди, успешные в бизнесе, всегда действуют, исходя из своих ценностей, и не идут на компромиссы. Компромисс – это очень опасная вещь.

Приходилось ли вам отказываться от выгодных предложений, если они противоречили вашим ценностям?

Приходилось. Например, мне уже много лет назад предлагали очень высокую позицию в транснациональной корпорации за границей, но с условием того, что я из России уеду и буду заниматься этим, живя в Европе. Я отказался, потому что это расходилось с моими жизненными ценностями. Я был готов участвовать в международном бизнесе, при этом проживая в России, но совершенно не готов был уезжать навсегда.

Почему вы предпочитаете работать в России?

По многим причинам, как личным, так и, если угодно, чувству долга, то есть, мне кажется, что, с одной стороны, здесь возможностей больше, особенно для человека, который является мультикультурным и мультиязычным, потому что в этом есть некая ценность. Есть целая, естественно, категория людей, я далеко не единственный, есть люди, которые берут на себя функцию, так сказать, культурного переводчика и, конечно, это больше востребовано здесь. Это одна сторона вопроса, а другая сторона – это то, что, знаете, меня родители в детстве учили, – что если тебе много дано, то с тебя и спрос большой.

Новое поколение сегодня может реализовать себя вне России?

Конечно, можно реализовать себя где угодно, это вне всякого сомнения. К сожалению, оказывается, что в некоторых случаях более эффективно себя реализовывать вне России. Вот с этим мы сталкиваемся регулярно на примере нашей научной диаспоры. Но, тем не менее, лично для меня, – я совершенно не склонен это кому-то навязывать, – но лично для меня ощущение того, что я могу принести пользу – своей стране, наверное, слишком напыщенно звучит – но своим согражданам, оно важнее, чем достижение личного интереса или благополучия в среде, которая для меня не является наиболее естественной и близкой. Меня при этом жутко раздражает масса безобразий, которая у нас происходит, творится. Знаете, наверное, грубо звучит, но я в свое время – помню очень хорошо, как в 1990 году, в первый раз попав в Америку, я понял, что культура в стране начинается не с великих произведений литературы, живописи и искусства, а с чистых туалетов. Вот на самом деле, на мой взгляд, самое большое достижение последних двадцати лет в нашей стране – это то, что у нас туалеты стали чистыми.

Расскажите, чем занимается ваша компания?

Мы занимаемся поддержкой развития экосистемы инновационно-технологического предпринимательства в России и помогаем ей – экосистеме, технологическим стартапам, венчурным фондам – интегрироваться в глобальную среду ведения бизнеса. Это наша задача, поставленная перед нами нашим акционером, которым является российское Правительство, Российская Федерация в лице Росимущества; поставленная перед нами как институтом развития Российской Федерации. Мы являемся коммерческой организацией, открытым акционерным обществом, но при этом у нас задача не связана с зарабатыванием денег для акционера, а связана с помощью в формировании благоприятной среды для ведения сложного технологического бизнеса у нас в стране. Она решается разными инструментами, в том числе финансовыми – через инвестиции. Мы являемся фондом фондов и создаем венчурные фонды в модели частно-государственного партнерства. Могут быть разные модификации, могут быть модели, когда государственные деньги, приходящие от нас, смешиваются с частными в фонде, могут фонды стопроцентно государственные, но соинвестируемые частными инвесторами и так далее. Но это только одна сторона медали, а другая – это деятельность, которая связана именно с развитием всей системы в целом: поддержка предпринимателей, стимулирование спроса, образования, в первую очередь образования в области технологического предпринимательства и венчурного бизнеса, в конце концов, просто в продвижении историй успеха, в пропаганде и формировании привлекательного образа российского инноватора в глазах молодежи. Мы даже телепрограмму свою делаем.

Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 3.5 (2 votes)
Источник(и):

i-russia