Ставка против бизнеса

Большая часть зарплаты уйдёт в тень, число желающих заниматься инновационным бизнесом заметно убавится – таковы прогнозы экспертов относительно грядущего повышения ставки страховых выплат с 26 до 34 процентов.

Богатые не заплачут

Несмотря на ряд обещанных налоговых послаблений для инновационных компаний и на требование президента Дмитрия Медведева к контролирующим органам «прекратить кошмарить бизнес», в 2011 год большинство фирм, ориентированных как на высокотехнологичное, так и на обычное производство, вступает без особого оптимизма. Правительство РФ приняло решение повысить с 2011 года ставки страховых выплат (бывший единый социальный налог) для всех работодателей с 26 до 34 процентов. Правда, платить в социальные фонды придётся лишь с заработков, не превышающих порог в 415 тысяч рублей в год, или, соответственно, 34 583 рубля в месяц. Если же зарплата больше, то проценты начисляются только до установленной планки, сверх этой суммы ничего не взимается.

Таким образом,

теоретически рост тарифов коснётся всех, а практически станет более ощутимым для организаций, в которых работает много людей.

В число «жертв» реформы в первую очередь попадут компании перерабатывающих отраслей. Согласно данным Росстата, например, в сфере производства транспортных средств и оборудования трудится 968,8 тысячи человек, средняя зарплата которых составляет 17 340 рублей, в сфере производства электрооборудования, электронного и оптического оборудования занято 656,1 тысячи человек со средним доходом 17 869 рублей. У руководителей предприятий в этих отраслях при повышении тарифов социальных взносов вообще пропадает всякая мотивация поднимать зарплаты, разве что, наоборот, они будут урезать их, потому что выгоднее платить проценты с меньшей суммы. В то же время в организациях, специализирующихся на добыче топливно-энергетических полезных ископаемых, работает 573,3 тысячи человек, и получают они в среднем 41 425 рублей. Этим компаниям тоже, конечно, придётся платить больше, но на заработках трудящихся нефтяников и газовиков повышение страховых взносов едва ли отразится: с сумм сверх лимита, как уже писалось выше, всё равно не отчисляют. Таким образом, некоторые эксперты предрекают даже социальный взрыв, но до этого, как мне подсказывает интуиция, дело не дойдёт.

Расходы до небес

Сами представители компаний, выпускающих продукцию с высокой добавленной стоимостью, конечно, не обрадовались повышению, но с прессой на эту тему общаются неохотно: всё же речь идёт о самом больном для российского предпринимателя вопросе – о налогах. Так и говорят: «Закон есть закон, придётся платить, но вы про нас всё равно ничего не пишите».

Немного порассуждать на эту тему согласились только в зеленоградской компании НТ-МДТ, специализирующейся на производстве нанотехнологического оборудования.

«У нас ниже рентабельность, чем в других отраслях, а ставки, наоборот, выше, – пояснил заместитель руководителя службы маркетинга НТ-МДТ Денис Андреюк. – Мы закладываем новый проект в разработку, два-три года инвестируем в него, потом ещё столько же времени тратим на маркетинг. И нет никакой гарантии, что прибор будут покупать. Никакой анализ не даст надёжного прогноза на пять лет вперёд. Конечно, всё это снижает инвестиционную привлекательность бизнеса, затрудняет привлечение средств для развития. Если сюда добавить большое количество людей, которые делают “непроизводственную” бумажную работу, а потом ещё и увеличить социальные выплаты на этих сотрудников, то накладные расходы вырастут до небес».

Крест на легализации

Эксперты по вопросам социального страхования ожидают негативную реакцию работодателей. По мнению директора Центра социальной политики Института экономики РАН Евгения Гонтмахера, на многих предприятиях, скорее всего, будет приостановлен рост заработной платы во избежание дополнительных издержек, хотя заработки, прямо скажем, в России и так весьма скромные.

Не исключено, что зарплату снова начнут массово выдавать в конвертах.

Как отметил преподаватель кафедры экономического анализа организаций и рынков ГУ-ВШЭ Михаил Горст, процесс, скорее всего, уже запущен: работодатели разворачивают деятельность по оптимизации расходов от грядущего повышения, что уже сказывается на собираемости социальных взносов.

К примеру, по данным одного из отделений Пенсионного фонда Владивостока, только за первое полугодие 2010 года количество плательщиков страховых взносов, подающих так называемые нулевые декларации и не подающих их совсем, увеличилось на 1500. Падает доля зарплаты, с которой взимаются взносы.

Схемы, по которым работодатели пытаются снизить обязательные отчисления в социальные фонды, по словам Михаила Горста, могут быть разные. Например, частичное перемещение зарплат в теневой сектор или перераспределение зарплат между работниками: это когда один официально получает очень большие деньги (суммированные заработки 3–10 человек), а потом, уже не по бухгалтерии, отдаёт часть начисленного другим членам коллектива.

«Этой реформой, по сути, поставили крест на всей предыдущей деятельности по легализации заработной платы, – заключает г-н Горст.

Особенно печально, что больше всего в этой ситуации пострадают компании, у которых оплата труда является основным фактором, то есть речь идёт о наукоёмких отраслях».

Европейские сборы с российских зарплат

Принимая решение о повышении ставки страховых выплат, правительство рассчитывало, что все возможные негативные последствия реформы будут нивелированы одним большим позитивным эффектом – покрытием дефицита Пенсионного фонда, который, по оценкам экономистов, составляет не менее 5 процентов ВВП. Однако расчёты, произведённые специалистами Дальневосточного госуниверситета, показывают, что даже такое значительное повышение социальных сборов – сразу на 8 процентов – позволит покрыть лишь 27 процентов дефицита пенсионной системы. При этом из-за резко возросшей фискальной нагрузки на предприятия снизится их прибыльность и, как следствие, – поступления налога на прибыль, приблизительно на 0,4 процента ВВП.

К тому же, говорят многие аналитики, повышение тарифов часто даёт обратный эффект – снижение сборов. Но тут, как отмечает профессор Санкт-Петербургского университета экономики и финансов Светлана Янова, инициаторы реформ всё же могут надеяться на положительный исход, ведь заработные платы по всей стране уже практически выведены из тени, и любое неловкое движение по их возвращению в серый сектор может дорого обойтись бизнесу. Впрочем, что бы ни предпринял бизнес в этой ситуации, ему придётся действительно тяжело.

«В основной массе предприятий сейчас непростая экономическая ситуация, – отмечает г-жа Янова. – Мы ещё не вышли окончательно из кризиса, можно говорить лишь о наметившейся тенденции подъёма, но это ещё не подъём. Рост тарифов сразу на 8 процентов окажется очень болезненным для российского бизнеса, хотя по европейским меркам ставка страховых выплат в 34 процента абсолютно приемлема. Так, в Скандинавских странах отчисления – более 40 процентов, во Франции и Италии – более 50 процентов, в Германии – почти 50 процентов, только в Великобритании речь идёт о 25 процентах. Правда, в Европе уровень зарплат несопоставим».

Политика без экономики

Можно ли было хотя бы частично решить проблемы пенсионеров, не прибегая к столь непопулярной мере, однозначно сказать сложно. Предлагается масса рецептов – от поэтапного повышения пенсий разным возрастным категориям граждан до «поджимания» наиболее рентабельных секторов экономики и крупномасштабной пенсионной реформы, согласно которой сегодняшняя система пенсионного обеспечения должна быть сохранена только для лиц старше сорока лет. Но многие из этих путей, согласитесь, выглядят ещё более кардинальными, способными породить такие протесты, которые будут совсем уж неуместными в контексте надвигающихся выборов. Все мы хорошо помним, чего стоило власти провести злосчастную монетизацию льгот. Так что если с экономической точки зрения повышение, скорее, неоправданно, то с политической к нему придраться сложно. Бизнес у нас не любит открыто спорить с властью, а если когда и решается, то об этом горько жалеет. Пенсионерам же терять нечего.

А самое печальное в этой ситуации то, что призрачные надежды на модернизацию экономики российского государства с повышением страховых выплат становятся ещё более безжизненными.

При сокращении прибыли предприятия вряд ли будут делать рисковые вложения в модернизацию на основе инноваций, разве что государство примет ещё одно решение – о косвенном, тоже через налоги, стимулировании инновационной деятельности.

Об этом давно говорили, но до дела пока не дошло. Налоговые послабления в «свободных зонах» не в счёт. Если мы говорим о перестройке всей экономики, то есть хотим, чтобы большая часть предприятий страны вдруг загорелась желанием искать и внедрять новые научные и технологические решения для повышения качества и безопасности своей работы, то, наверное, надо их подталкивать именно к этому.

Пока же всё наоборот. И грядущее повышение тарифов – это ставка против модернизации.

Автор: Σ Наталья Быкова

Пожалуйста, оцените статью:
Пока нет голосов
Источник(и):

Strf.ru