Китайская инновационная грамота поможет региональным партнерам «Сколково»

«В целом мы довольно позитивно оцениваем наш опыт в Китае», – говорит Sk.ru сооснователь компании Karfidov Lab Дмитрий Васильев, оценивая работы по запуску в серию сколковского проекта «Комарик».

Ему есть, с чем сравнить этот опыт. Прежде, чем компания начала, по выражению Дмитрия, совершать «набеги» в Шэньчжэнь, он и его коллеги пытались преодолеть этап от прототипа до серии в России. Это оказалось долго, неоправданно дорого, а главное, потенциальные исполнители признавались, что не в состоянии изготовить сложные детали именно таких форм, которые необходимы для создания того самого «Комарика» – автоматического устройство для инъекций.

Зачем «Комарик» летал в Китай

Когда в ноябре в «Сколково» устроило поездку в Китай руководителей региональных технопарков – партнеров Фонда, учитывался позитивный опыт «Комарика», рассказывает вице-президент «Сколково» по региональному и международному развитию Юрий Сапрыкин. К поездке вернемся чуть позже, а сейчас – о том, зачем собственно «Комарик» летал в Китай.

Дмитрий Васильев объясняет, что компания сделала в России большое количество прототипов, и тесты позволили понять, как двигаться в сторону удешевления продукта. Между созданием прототипа и выходом на рынок лежит этап серийного производства, которое, свою очередь, необходимо для получения регистрации медицинского изделия в Росздравнадзоре.

«То не можем сделать, это не можем», – слышали они от потенциальных российских партнеров. Чтобы услышать оценку по стоимости, приходилось ожидать целую вечность, а когда такая оценка звучала, это была неподъемная сумма. В итоге стартап отправился искать партнеров в Китае. За первые три «набега» заказали мелкую серию, протестировали, сделали новые прототипы и, наконец, поехали в четвертый раз – договариваться о деньгах и сроках. Этот, последний, этап занял всего около недели, в течение которой китайцы согласовали технические детали проекта и сроки его выполнения, а российский партнер дал «добро» на его стоимость. Получилось в два-три раза дешевле, чем предлагали в Москве.

«Тут дело не столько в цене, сколько в оперативности ответов, в желании понять доводы заказчика, – комментирует сооснователь Karfidov Lab. – В Шэньчжэне все происходит быстрее. Потому что там большое количество производств – и мелких, и крупных, и все это сосредоточено в одной провинции Гуаньчжоу. Попадая туда, можешь быстро достать все, что требуется. Если нужно протестировать электронику, это можно сделать очень быстро. Все электронные компоненты буквально под рукой. Если нужны люди, которые могут довести механику или электронику, – и это все тоже легко найти. Плюс, если ты уже сотрудничаешь с какой-то фабрикой, и они чего-то не могут, они точно знают тех, кто это способен сделать. Благодаря такой налаженной структуре все работает очень оперативно».

По словам вице-президента «Сколково» Юрия Сапрыкина, именно Шэньчжэнь произвел на региональных партнеров Фонда наиболее сильное впечатление.

«В Шэнчьжэне всех поразила элементная база электроники, – говорит он, – все эти бесконечные maker spaces. В мире сегодня такого нет. Это как умножить «Горбушку» на сто – когда ты попадаешь в экосистему этих железок, когда ты можешь выйти из офиса, спуститься этажом ниже и купить абсолютно любую штуку, которая необходима для доработки твоего девайса. Чем, собственно, и воспользовался наш участник «Комарик». В нашей стране такой инфраструктуры пока нет, а хардверных стартапов много, в том числе, и в «Сколково».

Зачем нужна китайская грамота

Впрочем, увиденное в Шэньчжэне – это только частный пример того, зачем Фонд организовывал поездку партнеров из российских регионов в Китай.

«История по Китаю родилась не потому, что у нас есть офис в этой стране, и там существует какая-то инфраструктура, – подчеркивает Юрий Сапрыкин. – Мы в последний год активно движемся в регионы – ради чего и новый закон о «Сколково» был принят. Для нас одна из задач заключается в том, чтобы уровень региональных управляющих компаний – наших партнеров, был сопоставим по качеству управления с ведущими инновационными центрами. У Сколково есть собственная экспертиза, и в рамках тех образовательных программ, которые мы делаем для регионов, мы эту экспертизу передаем коллегам. Но важно при этом ориентироваться не только на сколковские практики. Китай – один из наших системных партнеров, и там есть чему поучиться. Именно поэтому мы сделали в этом году такое мероприятие для наших региональных технопарков. С другой стороны, сегодня нет ни одного технопарка в стране, где не было бы десятка резидентов, которые не думали бы про китайский рынок. В этом смысле нам важно было показать не только то, как эта инфраструктура выглядит, но и продемонстрировать возможности китайского рынка для российских стартапов. Мы встречались не только с управляющими компаниями технопарков, но и со стартапами, которые там работают, с экспертами, которые занимаются китайским рынком».

В поездке участвовали первые лица технопарков из Екатеринбурга, Новосибирска, Якутии, Башкортостана, Петербурга, а также из казанского Технополиса. В составе бизнес-миссии были также Сергей Кржановский, вице-президент Фонда по грантам, экспертизе и тендерной деятельности и Ренат Батыров, генеральный директор Технопарка «Сколково».

Знакомство с инновационной системой КНР началась с Пекина, где участники бизнес-миссии встречались с руководителями бизнес-инкубаторов и акселераторов Innoway. На одной пекинской улице расположено 45 акселераторов, и там же действует единый центр госуслуг и проводятся мероприятия для стартапов.

Поездка в Пекин, разумеется, не обошлась без посещения района Чжунгуанцунь, – это первый научный парк Китая, откуда вышло более сотни котирующихся на западных биржах компаний и 74 китайских «единорога».

В Шэньчжэне программа, включавшая знакомство с Меккой мирового мейкерского движения Huaianbei, специально по времени совпала с проведением там крупнейшей технологической выставки China hi-tech fair.

«Это многоотраслевая выставка – там и сельское хозяйство, и биомед, и роботы, и автономные устройства, – продолжает собеседник Sk.ru. – Думаю, на наших коллег из технопарков произвел впечатление масштаб мероприятия, как в свое время он произвел впечатление на меня, когда я там впервые побывал. Такого масштаба технологических событий я в мире не знаю, хотя, конечно, можно дискутировать по поводу качества представленных там стартапов. Меня это поражает еще и потомку, что я могу сравнить все это в динамике. Условно говоря, год назад у них была одна беспилотная машина, на которую все молились, в этом году я насчитал пять таких компаний».

На последнем этапе делегация переехала в Гонконг, где ее ожидало знакомство с инновационной экосистемой на фоне происходящих там беспорядков. «Приходилось продираться через протесты», – замечает Ю.Сапрыкин. Юлия Шевякова, готовившая программу вместе с представителем Фонда в Китае Евгением Косолаповым, рассказывает: «Накануне того дня, что нам ехать в офис технопарка, звонит человек. Не могу принять, говорит, мой офис сожгли. За вычетом этой истории все остальные пункты программы по Гонконгу были выполнены».

Протесты протестами, но через несколько дней после возвращения бизнес-миссии «Сколково из Гонконга, стало известно, что крупнейшая китайская компания Алибаба вышла на гонконгскую фондовую биржу, вслед за чем ее акции резко подскочили.

Вся цепочка инновационной экосистемы Китая

«Мы прошлись from top to down по всей цепочке инновационной инфраструктуры Китая – от встречи с Центром «Факел», руководящим всеми научно-техническими зонами Китая, от Чжунгуаньцуня до Шэньчжэнь Software Base, каждый из которых именует себя Silicon Valley of China, мейкерские Huaqiangbei и интеграторы, государственные и частные инкубаторы, а также пообщались со стартапами, которые пользуются их поддержкой. То есть полный выворот карманов и секретов китайской инновационной системы, – резюмирует итоги поездки Евгений Косолапов.

Общий вывод, наверное, если делать среднее арифметическое финальных слов на заключительном ужине: Китай, конечно, поражает размерами, а мы меньше, но не хуже. Все шансы есть. Единственное, чего, пожалуй, нам не повторить – это экоситему Шэньчжэня. Но её невозможно повторить и другим странам. Так что мы все вместе как-то должны соревноваться, и естественно, использовать те возможности, которые дает Китай – с умом».

«Есть нам к чему стремиться, – считает директор ОЭЗ Иннополис Ренат Халимов. – Китай очень активно инвестирует в инновационную инфраструктуру: созданы мощнейшие меры поддержки проектов в виде налоговых льгот, грантов, предоставления различных сервисов. Меры схожи с нашими, но в значительно больших масштабах. Интересно было посетить и «пощупать» результаты инноваций, что мы и сделали с коллегами на выставке China Hi-Tech Fair. Там же пообщались с ребятами из РФ, которые успешно развивают проекты на рынке Китая. Радует, что наши технологии востребованы и эффективно там конкурируют. В целом вывод такой: у нас есть необходимые предпосылки и потенциал быть среди глобальных лидеров в определённых нишах инноваций, особенно если это высокотехнологичные и наукоемкие направления, продукты которых сложно скопировать. Но чтобы быть среди лидеров, нам необходимо развивать инновации раз в 10 быстрее, создавать более благоприятные условия для проектов и значительно больше инвестировать в инновационную инфраструктуру».

Евгений Пантюхин из новосибирского Академпарка считает, что провел время в Китае с пользой: «Хорошо спланированная программа, а главное – это личное знакомство и живое общение с представителями инновационной инфраструктуры Китая, обмен контактами, выстраивание возможных дальнейших взаимодействий по выходу на рынок этой страны, – говорит он. – Также хотел бы заметить, что важной составляющей программы была история зарождения инновационного сообщества и конкретные рекомендации – что сейчас может получить российский стартап, и к чему ему стоит готовиться при выходе на китайский рынок».

Исполнительный директор Свердловского венчурного фонда Денис Скоморохов признается, что Китай до поездки представлялся ему эдакой «фабрикой по, как бы корректнее выразиться, реверс-инжинирингу». Но по итогам командировки страна и ее инновационная система предстали совсем в ином свете. Свои впечатления г-н Скоморохов выразил в следующих пунктах:

  1. Китай – это скорость. Скорость изменений, скорость принятия решений, скорость создания инфраструктуры.
  2. Китай – это конкуренция. Конкуренция между людьми, конкуренция между компаниями, конкуренция между территориями.
  3. И, несмотря на все ограничения и санкции, Китай – это глобальность, это про весь мир. Не стоит запускать какой-то глобальный проект, не учитывая фактор Китая».

По словам Юрия Сапрыкина, который основывается на мнениях участников бизнес-миссии, поездка получилась полезной: «Партнеры сами оплачивали свое участие в бизнес-миссии, и это повышает ее ценность, поскольку они голосуют рублем».

Вице-президент Фонда говорит, что эта практика будет продолжена в следующем году, – возможно, знакомством с инновационной системой Южной Кореи.

Пожалуйста, оцените статью:
Пока нет голосов
Источник(и):

sk.ru