Кто должен получать деньги при продаже произведения искусства, сотворённого ИИ?

В октябре аукционный дом Кристис собирается впервые продать произведение искусства, произведённое искусственным интеллектом (ИИ) – вскоре после первой выставки работ, созданных ИИ, проводившейся в галерее Nature Morte в Нью-Дели. И хотя рынок оживлённо ожидает покупки, встаёт вопрос по поводу владения, устаревания и работы в мире искусства, с которой алгоритм не сможет справиться.

Что такое искусство?

Многие создатели ИИ используют генеративно-состязательные сети (ГСС), технологию, позволяющую компьютеру изучить библиотеку изображений или звуков, сделать самостоятельные выводы по поводу изученного, проверить их на оригинальных материалах, а потом попробовать снова, постепенно улучшая результат методом проб и ошибок.

Получающееся в результате этого обмена между двумя искусственными нейросетями произведение искусства – которое может представлять собой рисунок, видео, мультимедийную инсталляцию – часто оказывается тревожно жизненным, некоей флорой и фауной из мира сверхъестественного. К примеру, Марио Клингеманн, работающий в Мюнхене, натренировал алгоритм на портретах " старых мастеров", а потом натравил его на видео с вебкамеры, где снят он сам. В результате получилось видео из текучего многоглазого гротеска, которое часто сравнивают с работами Фрэнсиса Бэкона.

Марио Клингеманн, «Курица или мясо?»

Продажа искусства от ИИ

Мемо Актен, «Глубокие медитации»

Лондонский художник турецкого происхождения Мемо Актен был одним из первых художников, продавших картину, нарисованную ИИ, получив за неё $8000 на благотворительном аукционе, проведённом компанией Google в Сан-Франциско в 2016-м. Два года спустя Кристис готовится продать на аукционе свою первую работу ИИ: картину парижского коллектива Obvious под названием «Портрет Эдмонда Белэйми», за которую планируют выручить от $8000 до $11 500.

В некотором смысле, искусство ИИ (ИИИ) похоже на любую другую нарождающуюся форму искусства, пытающуюся занять свою нишу на рынке. Апараджита Джейн, директор Nature Morte, говорит, что проставляла ценники работам с недавней выставки «Постепенный спуск» «довольно агрессивно», от $500 до $40 000, чтобы помочь ИИИ стать новым жанром. Это заметно меньше обычных цен галереи, от $10 000 до $100 000. Одно произведение, проданное в Nature Morte, было создано художником Томом Уайтом из Веллингтона, создающим абстрактные картины в стиле Кандинского, используя для этого ИИ, представляющий обыденные вещи вроде бинокля или вентиляторов. Джейн говорит, что выставка привлекла новую аудиторию, что говорит о том, что ИИИ может помочь рынку вырасти за пределы доминирующей аудитории, состоящей из финансистов и торговцев недвижимостью.

«Я видел, как множество нетипичных коллекционеров искусства покупали мои работы – включая учёных, создателей видеоигр, исследователей в области компьютерного зрения и ИИ», — говорит Уайт.

Что кому принадлежит?

Том Уайт, «Электровентилятор»

В прессе о выставке «Постепенный спуск» представитель галереи Nature Morte писал, что эти работы «полностью созданы ИИ совместно с художниками». Obvious даже подписывают работу математическим уравнением для использованного алгоритма вместо своего названия. Но как бы ни нравилось художникам и владельцам галерей приписывать авторство картин ИИ и подчёркивать, что невозможно предугадать, что выдаст алгоритм, с легальной точки зрения нет сомнений в том, кто является владельцем итоговой работы – ИИ или человек-художник.

ИИ – это просто инструмент, используемый художниками, так, как фотограф использует фотоаппарат или Adobe Photoshop в создании изображений, говорит Джессика Фьелд, помощник директора Клиники киберюриспруденции при Гарвардской юридической школе. «Люди очень глубоко встроены во все аспекты создания и тренировки современных технологий ИИ, и так будет и завтра, и в обозримом будущем», — говорит Фьелд. «Как по мне, гораздо интереснее, кто из этих людей получит права на результаты работы, а не то, имеет ли ПО право на владение ею», — добавляет она. Фьелд и её партнёр по исследованиям Мэйсон Корц определяют четыре ключевых элемента, входящих в ИИИ, каждый из которых вовлекает авторские права разными способами. Это 1) входные данные, 2) алгоритм обучения, 3) натренированный алгоритм, и 4) результаты работы. Все упомянутые в статье произведения искусства продаются как готовые работы – распечатки, видео и инсталляции. Человек, попытавшийся скопировать эти работы и перепродать их, нарушит авторские права человека-художника, точно так же, как если бы они попытались воспроизвести картину маслом или фотографию. Но ИИ порождает несколько новых трудностей.

Владение кодом

Харшит Агравал, «Урок анатомии от доктора Алгоритма»

Хотя большая часть ИИИ создана при помощи открытых ресурсов, например, Google TensorFlow и Facebook Torch, Фьелд говорит, что художники, создающие свои алгоритмы, как Уайт, обладают правами и на них.

«Художник мог бы продать код как свою работу, хотя я не слышала, чтобы такое случалось», — говорит она. Это интересная идея, которая может понравиться коллекционерам – они затем смогут использовать ИИ-художника для создания собственных, невиданных ранее работ. Однако сохранение возможностей для запуска кода в том виде, в котором это предполагалось делать – особенно, когда он взаимодействует с проприетарным ПО или оборудованием – может оказаться сложным делом.

«Одна из проблем поддержки кода состоит в том, что программные платформы очень быстро обновляются, и натренированные модели нейросетей со временем становятся излишними», — говорит Харшит Агравал, художник, участвующий в проекте «Постепенный спуск», живущий и работающий в Бангалоре.

Актен особенно беспокоится о работах, интегрирующих веб-технологии – «такие вещи, как Google Translate, или отправка запроса к облачному API от Microsoft, распознающему лица, или использование сервисов Amazon Cloud, или даже работы, живущие в уже переставшем работать Vine».

«Мне уже известно достаточно большое количество работ, „погибших“ из-за изменения облачного API или его исчезновения», — говорит он. Решением может быть попытка относиться к работе ИИ, как к перфомансу. «Они работают, пока технология это позволяет, а потом заканчиваются. И у нас остаётся документация и воспоминания».

Обладание тренировочным набором

Анна Ридлер, Без названия

Многие художники, занимающиеся ИИИ, тренируют свои алгоритмы на изображениях или аудиозаписях из общественного достояния. Популярные примеры таких библиотек — ImageNet, SoundNet и Google Art. Одна из причин – использование изображений, защищённых авторским правом, в качестве тренировочного набора, может дать результаты, слишком сильно напоминающие определённое изображение. «Мне неизвестно о каких-то исках в этой области, но, я думаю, что рано или поздно мы с ними столкнёмся», — говорит Фьелд.

В теории, как говорит куратор выставки «Постепенный спуск», Картик Кальянараман, то, что ИИИ не копирует изображения или аудиозаписи сами по себе, означает, что им можно безнаказанно обучаться на изображениях, защищённых авторским правом – точно так же, как студенты школ искусств обучаются по учебникам и походам в Нью-Йоркский музей современного искусства.

" Добросовестное использование" – одна из стратегий защиты, которую могут использовать художники в суде, если в их тренировочный набор входят материалы, защищённые авторским правом. Но при этом «если подходить к делу аккуратно, то я, с прагматической точки зрения, настаивал, чтобы изображения из тренировочного набора (для работ, представленных на выставке), не были защищены авторским правом», — говорит он.

Анна Ридлер, ещё один художник с выставки «Постепенный спуск», ещё аккуратнее относится к авторским правам, используя для своих тренировочных наборов собственные наброски и фотографии. «Именно набор самой базы данных – что туда включать, что не включать, становится актом творчества и частью итогового произведения», — говорит она. «Поскольку эти базы данных в каком-то смысле сами по себе являются произведениями искусства (я их создала), поэтому другому человеку будет практически невозможно повторить мою работу», — говорит Ридлер. Если художник захочет использовать проприетарный алгоритм или набор для тренировки, и результаты его работы будут очевидно производными от них, то ему, скорее всего, нужно будет договориться об использовании с владельцами прав.

ИИИ изменит весь рынок искусства

«Портрет Эдмонда де Белами», группа Obvious

ИИИ не угрожает благополучию художников-людей. Работы людей, использовавших ИИ, принадлежат им – если для их создания люди использовали открытые или созданные самостоятельно алгоритмы и тренировочные наборы. Но появление ИИИ приведёт к более долгосрочным последствиям для рынка искусства.

Кальянараман считает, что у него есть потенциал изменить искусство, не связанно с ИИ, примерно так же, как фотография изменила картины, породив импрессионизм, экспрессионизм и другие школы, которых больше интересует выражение уникального восприятия человека и его эмоций. Он предполагает, что художники, использующие ИИ, могут легко создать новые художественные формы, неожиданное и провокационное концептуальное искусство, вплоть до прямой визуализации описания. Художники, работы которых выглядят ново, или можно описать, а не почувствовать, могут столкнуться со спадом интереса к их работам, а коллекционеры подобных работ – с падением их стоимости, точно так же, как реалистичные изображения не так интригуют людей в эру фотографии, фотошопа и цифровых иллюстраций.

Кальянараман приводит в пример Марка Ротко и Пола Кли, художников, которые, каждый по-своему, подчёркивают опыт работы как взаимосвязь между двумя мыслящими существами – первый делает это, погружая зрителя в цунами огня, а второй щекоча ему пятки – как художников, работы которых будут жить дальше.

«Всё наше восприятие завязано на наши эмоции», — говорит он. И такую особенность алгоритму будет гораздо сложнее аппроксимировать.

Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 4.5 (2 votes)
Источник(и):

habr.com