Копии и копирайты: как патентное и авторское право влияет на развитие 3D-печати

Копии копий, из-за которых Университет Огастана подал иск против Джерри Фишера Копии копий, из-за которых Университет Огастана подал иск против Джерри Фишера

Энтузиасты 3D-печати с нетерпением ждали 2014 года: именно тогда истекал патент на метод селективного лазерного спекания (технологию 3D-печати изделий из сухих смесей с помощью лазера). Этот метод принес владельцам патента, компании 3D Systems, известность и миллиардную прибыль; его применяли в архитектуре, машиностроении, авиакосмической промышленности и в создании арт-объектов. Как и предсказывали эксперты, по истечении срока патента случился настоящий бум в применении метода: производители начали экспериментировать с технологией, появились новые принтеры, рынок стал более конкурентным, а оборудование упало в цене.

Это лишь один яркий пример влияния патентного права на состояние индустрии. С 2014 года аддитивное производство успело пережить настоящий изобретательский бум, отмеченный десятками тысяч выданных патентов. Сейчас этот бум, похоже, закончился. Индустрия переходит к чему-то новому.

3D-печать сегодня: как развивается индустрия

Отчет ресурса ificlaims.com, крупнейшей частной базы опубликованных патентов, показывает: в США за последние 5 лет (с 2013 по 2017) число патентов в сфере аддитивных технологий росло примерно на 35% каждый год. В 2017 году патентным бюро США было выдано свыше 320 тыс. свидетельств, что стало новым рекордом. Больший рост показала только индустрия электронных сигарет (45% в год); вплотную к результату приблизились технологии машинного обучения (рост на 34% в год).

Мировая статистика примерно соответствует данным США, но абсолютный рекорд в ней принадлежит 2016 году. Поисковик Google Patents за этот период выдает данные о 140 тыс. патентов, содержащих слова «additive manufacturing» и 46 тыс. — со словами «3d printing».

В 2017 году «изобретательский бум» пошел на спад, а в 2018-м (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года) он и вовсе иссяк. Вероятно, изобретатели изобрели и запатентовали все, что было возможно, и сейчас перешли непосредственно к разработке серийных моделей принтеров. Как показывает опыт, от момента регистрации патента до выпуска изделия на рынок обычно проходит несколько лет.

.[image]

Екатерина Абашина, медиаюрист, эксперт «Центра цифровых прав»:

На патентование в сфере аддитивного производства распространяются общие правила патентования изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Различные умозрительные вещи авторским правом не защищаются (например, идеи, концепции, решения технических, организационных и иных задач и иные объекты, указанные в п. 5 ст. 1259 ГК РФ). Объект патента, в зависимости от вида, должен обладать определёнными качествами: быть инновационным и промышленно применимым (изобретение или полезная модель, для которой достаточно 1 и 3 характеристик), а промышленный образец должен быть новым и оригинальным по своим существенным признакам. 

Кто стремится в лидеры?

Топ-5 «чемпионов по патентам» от IFC выглядит любопытно: в него вошли General Electric, Xerox, Boeing, Desktop Metal и Hewlett-Packard Development. Только четвертая компания специализируется на 3D-принтерах; остальные выпускают офисную технику, различную электронику и самолёты. Вероятно, это происходит потому, что у крупных компаний больше возможностей для исследования, и они всегда стремятся закрепить свои интеллектуальные права.

Разработки в области 3D-печати ведут и правительства. Так, Инженерный корпус армии США недавно запатентовал технологию 3D-печати быстровозводимых зданий из бетона. Инновация здесь заключена в том, что бетон раньше не использовался для аддитивных методов в строительстве: он сильно засоряет форсунки. Но при этом бетон гораздо прочнее, что дает ему преимущество. Военные инженеры разработали специальные жидкие присадки для бетонной смеси, которые позволяют использовать ее в строительном 3D-принтере. В прошлом году Инженерный корпус представил напечатанную из строительной смеси хижину площадью 47,5 м2 и анонсировал разработку нового мощного строительного 3D-принтера в сотрудничестве с NASA.

Споры вокруг патентов

Конкуренция среди производителей 3D-принтеров обостряется, и это порой оборачивается детективными историями — со шпионажем и вмешательством суда.

В начале 2017 года компания Markforged представила новый принтер Metal X, после чего против нее был подан иск от Desktop Metal (оба производителя — из США, штат Массачусетс). Истцы обвинили конкурентов в нарушении двух принадлежащих им патентов на ключевые узлы принтеров. Иск включал подозрение в промышленном шпионаже: брат одного из сотрудников Markforged раньше работал в Desktop Metal. Разбирательство длилось около месяца; в результате ответчика признали невиновным.

Своими судебными тяжбами известна и компания Formlabs. В 2016 году она получила иск от EnvisionTEC (США) за нарушение двух патентов. Истец заявил, что хочет добиться запрета на продажи двух принтеров Formlabs, Form 1 и Form 2, использующих метод стереолитографии (или SLA). Ранее компании уже предъявлял иск другой гигант 3D-печатного оборудования — 3D Systems. Дело решили во внесудебном порядке, в результате чего Formlabs решила платить 8% от чистых продаж в качестве возмещения.

Несмотря на то, что еще в 2015 году аналитики предсказывали нашествие «патентных троллей» в индустрию 3D-печати, пока эти опасения не оправдались. Но это может быть лишь вопросом времени.

Екатерина Абашина:

Кейсы с патентными троллями в 3D-печати мне пока не попадались, но думаю, самой благодатной почвой для них будут объекты дизайна (промышленные образцы): на них получить или выкупить патент легче, чем на изобретение.

А что с авторскими правами?

Там, где происходит дублирование объектов или информации, неизбежно возникают споры об авторских правах. Есть первые судебные прецеденты и с 3D-печатью.

В 2012 году гражданин США Томас Валенти, который создал на 3D-принтере миниатюры по мотивам игры Warhammer, получил приглашение в суд от правообладателей — компании Games Workshop.

Правообладателям игры не понравилось, что Валенти выложил модели фигурок в свободный доступ, и они потребовали удалить файлы. Суд встал на сторону Warhammer: файлы были удалены.

Спустя три года Университет Огастана (Южная Дакота, США) подал иск против Джерри Фишера — энтузиаста 3D-печати, который оцифровал скульптуры на здании университета и выложил их модели в публичный доступ. Пикантность ситуации заключалась в том, что статуи были не оригинальными: это бронзовые копии работ Микеланджело. Колледж требовал запрета на оцифровку статуй и удаления их моделей с сайта. Пройдя несколько судебных инстанций, Джерри Фишер добился отмены запрета.

**Екатерина Абашина: **

При оценке легальности использования произведений важно учитывать:

  • жив ли автор и сколько лет прошло с момента его смерти (то есть срок действия исключительного права);
  • цели и способы использования произведения (коммерческие или личные, образовательные, научные и т.п.);
  • есть или нет письменное согласие на использование от правообладателя (если такое согласие необходимо).

Это якорные точки, всех нюансов не пересказать. Упрощённо говоря, если скульптор здравствует, а вы решили без его разрешения и договора печатать его скульптуры и продавать их, это будет нарушением авторских прав (с последствиями в виде компенсаций и возмещения ущерба и упущенной выгоды).

Оцифровку произведения и распространение моделей в сети можно трактовать как способ использования объекта авторских прав, так что даже не печатая ничего на 3D-принтере можно нарушить права правообладателя.

Скульптуры Микеланджело совершенно точно уже давно перешли в общественное достояние и могут спокойно использоваться. Напомним, срок охраны авторского права истекает через 70 лет после смерти автора. Поэтому произведения скульпторов-классиков, живших ранее 1948 года, можно оцифровывать и использовать в любых целях — включая коммерческие.

Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 5 (2 votes)
Источник(и):

habr.com