Грибы против саранчи: в «Сколково» разработали безопасный метод защиты растений

Ежегодно в том или ином регионе планеты фиксируется такая напасть, как нашествие саранчи. Собираясь в стаи, насекомые в поисках пищи за сутки могут передвигаться на расстояние более 30 км. В ХХ веке самым опустошительным стало нашествие саранчи в Кении в 1954 году – стая насчитывала 40 миллиардов особей, а ее вес составлял 80 тысяч тонн. Одна тонна саранчи за день съедает столько же пищи, сколько необходимо для того, чтобы прокормить 2,5 тысячи человек

Ситуацию надеется переломить компания «Фунгипак». Этот резидент Фонда «Сколково» разрабатывает принципиально новую форму биологически активных препаратов для защиты растений от вредителей, в том числе саранчовых. Традиционно для этого применяют два основных подхода, химический и микробиологический, и у каждого из них – свои недостатки.

Химическая промышленность предлагает много разновидностей инсектицидов, однако все они имеют ощутимые побочные эффекты, связанные с возникновением резистентных популяций вредителей и загрязнением окружающей среды, рассказал Sk.ru соучредитель «Фунгипака» Андрей Фокин.

«Кроме того, многолетний опыт борьбы с саранчовыми свидетельствует, что инсектициды в местах их применения обеспечивают лишь временное снижение численности и вредоносности насекомых, – уверяет г-н Фокин. – При этом тотальная обработка сельскохозяйственных земель химикатами дестабилизирует экологическую ситуацию за счет истребления естественных врагов саранчовых, что удлиняет периоды массового размножения на несколько лет».

В основе альтернативного микробиологического способа борьбы с вредителями – использование биологически активных препаратов, агрессивных по отношению к саранче. Такие средства были опробованы в разных регионах и доказали эффективность и экологическую безопасность. В общей сложности в мире зарегистрировано или находятся в стадии разработки с десяток разных биоинсектицидов. По словам Фокина, «в отличие от жестких химических препаратов, наносящих серьезный вред экосистемам и законодательно запрещенных в водо- и природоохранных зонах, биологические инсектициды не имеют таких побочных эффектов, безопасны для теплокровных животных и человека, могут применяться даже в районах производства экологически чистых продуктов».

В мире существует множество патогенных микроорганизмов, которые пагубно воздействуют на саранчу, тлю, колорадского жука и других вредителей. Но все эти болезнетворные бактерии или споры грибов роднит крайняя уязвимость к воздействию внешней среды – солнечному излучению, температуре и так далее. Гриб чувствителен к погодным условиям, быстро теряет эффективность при неоптимальных уровнях инсоляции, температуры и влажности.

«Мы нашли решение этой проблемы и предлагаем рынку эффективный и безопасный метод защиты растений от вредителей: биологически активный препарат, эффективно уничтожающий насекомое, в сочетании с революционным методом сохранения препарата, – уверяет Андрей Фокин. – Это микроконтейнер, который позволяет не только помещать активное действующее вещество (например, энтомопатогенные микроорганизмы) в оболочку, защищающую от ультрафиолетового излучения и высокой температуры, но и пролонгировать его действие, обеспечивая запас необходимой питательной среды».

Препарат под микроскопом очень похож на мячик для гольфа, только в тысячу раз меньше. В него помещают высоковирулентные штаммы грибов и питательные вещества. Все это высушивается. Когда препарат готовят к применению, его сначала замачивают в воде, а затем распыляют в очень малых дозах. Требуется около 50 граммов средства на 1 гектар земли. Препарат защищен от воздействия ультрафиолета и температуры и действует тогда, когда насекомое коснется растения. В лучшем случае он вызывает эпидемию среди целевых насекомых. Микроконтейнеры могут применяться и в работе с традиционными химическими препаратами и обеспечивать регулируемое по длительности высвобождение действующего вещества и защиту от внешней среды (дожди, солнце), что снизит дозировку химикатов и количество обработок.

Разработки в этой области ведутся не первое десятилетие, но исследователи из «Фунгипака», уверяет Андрей Фокин, дальше всех продвинулись на пути использования технологии в сельском хозяйстве.

«Когда мы оформляли интеллектуальные права на эту технологию, то проводили патентный поиск. Выяснилось, что есть близкие, но не тождественные решения. Например, микроконтейнеры используются в медицине. Но там требуемое количество активного вещества измеряется миллиграммами или граммами. В сельском хозяйстве, где счет идет на тонны, такая технология, насколько нам известно, прежде не использовалась».

Биопрепарат против саранчи на основе грибов рода боверия стал первым, зарегистрированным командой «Фунгипака». Компания оформляет последние документы, необходимые для вывода препарата на рынок. Сейчас, уже в рамках направления «Биотехнологии в сельском хозяйстве и промышленности» в биомедицинском кластере «Сколково», компания занимается упаковкой в микроконтейнеры пяти других действующих веществ, направленных на борьбу с садовыми вредителями.

«Мы работаем в партнерстве с российской компанией, которая специализируется на производстве биоинсектицидов. Если все пойдет успешно, то уже в этом году, надеюсь, выведем на рынок не только противосаранчовый препарат, но и реализуем 2–3 других проекта, – рассчитывает Андрей Фокин. – Мы видим интерес со стороны рынка и уже ведем переговоры с потенциальными заказчиками. Наша цель на этот год – не столько получить прибыль, сколько протестировать рынок, оценить количество клиентов и испытать эффективность технологии в различных климатических зонах и у разных категорий потребителей: сельскохозяйственных компаний, госорганов, химических концернов».

Только в СНГ объем рынка противосаранчовых препаратов на 2016 год с учетом потребности в обработке природоохранных площадей, как подсчитали в компании «Фунгипак», оценивается в сумму до 180 млн долларов. Расчетная рентабельность производства и продажи готового препарата по контролю численности саранчовых, без учета стоимости интеллектуальной собственности, транспортных расходов и дистрибуции, составляет более 50%, уверяют в компании.

Эффективность препарата против саранчи изучали минувшим летом на площадях астраханского Россельхозцентра. Для исследований сезон выдался идеальным, для производства сельхозпродукции – чудовищным: юг России подвергся крупнейшему за несколько десятилетий нашествию саранчи. Убытки от нее измерялись сотнями тысяч квадратных километров, под корень были съедены поля в Астраханской и Оренбургской областях, а также Башкирии. В сумме пораженные территории тянули на площадь Румынии. Центральные каналы телевидения нагнетали: некоторые особи саранчи брать опасно – могут перепутать человеческую руку с початком кукурузы, а укусы насекомых подчас приводят к сильнейшей аллергии.

«Условия для тестов были что надо. Жара, достаточно высокий УФ-фактор, практически полное отсутствие дождей, – вспоминает Андрей Фокин. – В ходе полевых испытаний смертность саранчи составила более 90%, площадь действия за счет перекрестного заражения увеличилась с 20 обработанных гектаров до 80-ти. Мы начали эксперимент в самом начале июня. К концу месяца у нас были необходимые результаты, и Россельхозцентр выпустил соответствующий отчет. А в июле мы получили звонки от астраханских коллег. Они сообщили, что препарат в условиях астраханского лета продолжал действовать даже на 30-ые сутки после обработки, защищая территорию уже от новой, мигрирующей, саранчи».

По словам Фокина, «только в нашей технологии биологически активный препарат обладает пролонгированным действием в течение нескольких дней, что позволяет применять биопрепараты без жесткой привязки к временным рамкам». Кроме того, продолжает он, решение компании «Фунгипак» позволяет улучшить адгезионные свойства биопрепаратов для защиты растений от вредителей: «При попадании на поверхность растения или почву препарат не скатывается, а надежно фиксируется и, в случае попадания в организм вредителя, прорастает там».

Ряды участников Фонда Сколково команда «Фунгипак» пополнила в конце ноября 2015 года. Эти месяцы для коллектива оказались весьма результативными.

«Такого количества полезных контактов, общения и развития в нужном направлении, которое мы получили за недолгое время нахождения в «Сколково», пожалуй, не было за весь период развития проекта, стартовавшего в 2012 году, – отметил собеседник Sk.ru. – Мы взаимодействовали с разными институтами развития, но «Сколково» нам оказалось ближе и понятнее».

Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 5 (1 vote)
Источник(и):

sk.ru