Заседание штаба российской науки

Российские ученые знают, как выйти из системного кризиса

16–17 декабря 2008 года в Большом зале Российской академии наук прошла научная сессия Общего собрания РАН на тему «Научно-технологический прогноз – важнейший элемент стратегии развития России».

.

Ученые обсудили проблемы научно-технологического обеспечения социально- экономического развития, перспективы глобального инновационного развития, а также научно-технологический прогноз и проблемы развития энергетики России до 2030 года.

Сессия началась с чествования Бориса Евгеньевича Патона, президента Национальной академии наук Украины, директора Института электросварки им. Патона Национальной академии наук Украины, гражданина Украины и члена Российской академии наук.

  • 27 ноября этого года выдающемуся ученому, который очень много сделал для развития науки в Советском Союзе, в России, на Украине, исполнилось 90 лет.

Президент РАН Юрий Осипов по поручению Президента РФ Дмитрия Медведева вручил ученому орден «За заслуги перед Отечеством» I степени.

В ответном слове юбиляр поблагодарил за награду президента Дмитрия Медведева и премьер-министра Владимира Путина.

«Я всегда говорил, говорю и буду говорить, что Российская академия наук – это замечательная академия. И не дай Бог покушаться на эту Академию наук, поскольку я уверен в том, что если быть честным и справедливым, то Российской академии нет аналога в мире. И не нужно пытаться из Российской академии сделать какую-то новую смесь. В ней должны работать те замечательные институты, которые созданы в России и которые еще будут созданы», – сказал Патон.

Затем ученые приступили к обсуждению вопросов, связанных с научно-технологическим прогнозированием развития страны.

.

  • В своем вступительном слове президент РАН Юрий Сергеевич Осипов отметил, что сессии предшествовала, в соответствии с поручением президента Российской Федерации, большая работа по подготовке прогноза научно-технологического развития страны до 2030 года.
  • В разработке «Прогноза – 2030» приняли участие ученые РАН, Академии медицинских наук, Академии сельскохозяйственных наук, Академии строительства и архитектуры, а также Российской космической корпорации «Энергия» и Госкорпорации «Росатом».

На современном этапе задача Академии – создать единую систему государственного прогнозирования, с помощью которой государственная власть смогла бы на научной основе определять приоритеты стратегического развития страны.

На сессии выступил академик Александр Дмитриевич НЕКИПЕЛОВ. В своем докладе он, в частности, сказал, что технологический образ России будущего зависит от выбранного сегодня подхода к социально-экономическому и технологическому развитию страны. Анализируя современное состояние российской науки, ученый отметил наличие глубоких несоответствий и разрывов между различными звеньями цепочки, связывающей фундаментальные исследования с внедренными в хозяйственную практику технологиями.

Академик Некипелов проанализировал и возникшие проблемы, связанные с глобальным финансово-экономическим кризисом. По мнению ученого, всё началось в августе-сентябре этого года с масштабного оттока капитала с фондового рынка, в значительной степени связанного с потребностью иностранных инвесторов в дополнительных долларовых средствах в условиях резкого обострения так называемого ипотечного кризиса на Западе. Отток капитала привел в России к обострению проблемы ликвидности в банковской системе, а обрушение котировок на фондовом рынке катастрофически усугубило проблему внешней задолженности частного сектора, в том числе и банковского. Власти приняли оперативные меры по восполнению ликвидности в банковской системе и гарантировали частному сектору рефинансирование его внешних долгов. Этим удалось спасти от краха банковскую систему и от больших неприятностей многие крупные российские корпорации.

Но, вопреки первоначальным ожиданиям, деньги не пошли в реальный сектор экономики, финансово-экономическое положение многих предприятий начало ухудшаться, вновь появились неплатежи, в том числе задолженность по выплате заработной платы.

Причина – появление дополнительных негативных импульсов, идущих от мировой экономики к российской.

«Невероятно быстрое падение мировых цен на нефть, плохая конъюнктура на других сырьевых рынках привели к стремительному распространению волн сужающегося спроса по всей воспроизводственной цепочке… Сегодня мы на практике ощущаем, сколь уязвимой по отношению к действию внешних факторов оказалась российская экономика, сколь высока цена своевременно не принятых мер по использованию на цели модернизации поступавших в Россию значительных ресурсов», – заявил А.Д. Некипелов.

  • Академик Александр Александрович Дынкин выступил на сессии с докладом «О перспективах глобального инновационного развития». Он считает, что Россия имеет высокие шансы к 2020 году стать крупнейшей экономикой в Европе и занять пятое место по размеру валового внутреннего продукта в мире.

Мировая экономика, по мнению академика, вступила в новый этап глобализации, который ведет к частичной смене стран-лидеров этого процесса, и это вызывает некоторую турбулентность глобализации.

Если посмотреть на американский закон ТRP, который больше известен как План Полсона, то там все обращают внимание на финансовые аспекты, на ограничение доходов топ-менеджмента.

  • Однако больше половины плана ориентировано на стимулирование секторов хай-тек. Законодательно увеличены и продлены налоговые льготы для инвестиций в НИОКР, а для инвестиций в альтернативные источники создана достаточно разветвленная система налоговых поощрений для эффективных потребителей энергии.

Аналогичные антикризисные меры приняты в Еврозоне, Китае и Бразилии. И все они ориентированы на активизацию здоровых источников экономического роста.

Говоря о прогнозировании, А.А. Дынкин заметил, что большинство прогнозов сходится на ускорении инновационной активности.

  • В настоящее время по эффективности наша экономика находится примерно на уровне западноевропейской конца 60-х гг. и Южной Кореи начала 90-х гг.

Более того, если посмотреть на наиболее успешные российские компании, то на усредненном фоне их показатели эффективности еще более низкие. При всей несомненной важности прогноза они – сырье, сырье для формирования сценариев и стратегий.

В заключение А.А. Дынкин заявил, что России пора определиться с одной или с комбинацией нескольких стратегий.

  • В докладе академика Алексея Александровича Макарова «Научно-технологический прогноз и проблемы развития энергетики до 2030 г.» были рассмотрены базовые условия и предпосылки научно-технического прогресса в энергетике и содержание приоритетов научно-технического прогресса.

Известно, что человечество не ограничено ресурсами энергии на века, а Россия – тем более. За 150 лет статистических наблюдений из недр Земли извлечено 33% экономически доступной части разведанных запасов нефти, 14% газа, 9% урана и 4% угля. От науки о Земле в части геологии нужны новые методы разведки и освоения месторождения углеводородов на суше и шельфе, включая подледную добычу. Без этого рост добычи нефти остановится и перейдет в падение через 10–15 лет, а газа – через 20–25 лет, что, конечно же, резко повысит требование к НТП в энергетике и, видимо, замедлит развитие мировой экономики, заявил А.А. Макаров.

Выход ученый видит в создании методов промышленного освоения газогидратов, ресурсы которых на порядок больше ресурсов природного газа, и способов получения дешевой биомассы.

В докладе были приведены некоторые из многообещающих технологических возможностей. Из области физики это фотоэлементы третьего поколения с КПД до 40–60 процентов, которые обеспечат широкое использование солнечной энергии, суперконденсаторы высокой емкости и освоение сверхпроводимости.

Быстрые реакторы с замкнутым циклом сделают атомную энергетику воспроизводимой по ядерному горючему при высоких темпах развития. Опытно-промышленное освоение термоядерной энергии, особенно с прямым преобразованием радиационной энергии в электричество, откроет перспективу снятия проблемы ограниченности энергоресурсов.

Говоря об энергетике России, ученый отметил, что страна располагает 15% мировых запасов при менее 3% численности населения. Однако энергетическая эффективность российской экономики в 5 раз хуже среднемировой, а нагрузка энергетики на экономику в 4 раза выше. Капиталовложения в энергетику составляют 6% от ВВП при менее 1,5 процента по миру в целом.

Названные особенности энергетики меняют приоритеты НТП. Для России это прежде всего энергосбережение, при относительно дешевом топливе менее капиталоемкие технологии.

Особенно важны технологии дальнего транспорта энергии и распределенная децентрализованная энергетика, считает академик Макаров.

  • Член-корреспондент Борис Николаевич Кузык в своем докладе «Инновационное развитие России: сценарный подход» остановился на четырех проблемах.

Прежде всего, это состояние российского научно-технического комплекса, основные базовые сценарии инновационно-инерционной модели. Далее – механизм реализации инновационной стратегии развития, основные ключевые базовые позиции. И наконец, роль и место Российской академии наук в системе долгосрочного прогнозирования и стратегического планирования развития России.

Б.Н. Кузык, говоря о состоянии российского научно-технического комплекса, привел следующие цифры: расходы на научные исследования сократились за период предыдущих 18 лет в 5 раз и приблизились к уровню развивающихся стран. Россия сегодня тратит на науку в 7 раз меньше, чем Япония, в 17 раз меньше, чем США, более чем в 2 раза сократилось количество исследователей.

Промышленный потенциал России находится в достаточно сложной ситуации. Сегодня средний возраст достиг уже 55 лет у рабочих и более 55 лет у инженерно-технического персонала. А износ основных фондов составляет 74%.

В своем докладе ученый привел цифры нескольких интегральных параметров. Так, доля машиностроительной продукции в экспорте России составляет чуть более 5%, а научно-технический фактор при росте валового продукта – менее 10%, доля России на мировых рынках высоких технологий 0,2–0,3%.

«Если Россия уйдет с высокотехнологичного рынка мира, то, в принципе, может быть, даже никто не заметит этих 6, 8, 10 миллиардов долларов. Таким образом, стартовые условия очень серьезные и критичные… Российские ученые могут предложить, – и предлагают, – ряд вариантов выхода из теперешнего системного кризиса», – заявил Б.Н. Кузык.

.

  • В докладе академика Жореса Ивановича Алфёрова «Нанотехнологии микроэлектроники и энергетики» речь шла о принципиально новом классе материалов, которые получили очень широкое развитие в микроэлектронике, сверхбыстрой оптоэлектронике и сегодня начинают практически реализовываться и в энергетике тоже.

Ж.И. Алфёров заявил, что микроэлектроника останется на ближайшие десятилетия в ХХI веке движителем научно-технического прогресса, информационных технологий, нанотехнологий и очень существенным движителем социального прогресса. Потому что те социальные изменения, которые произошли во второй половине ХХ века, связаны прежде всего с развитием микроэлектроники. И отставание по этой части для России грозит вообще выбрасыванием за борт столбовой дороги развития ультрасовременных технологий.

  • Алфёров отметил, что в российских институтах – в Институте микроструктур, в Физико-техническом институте им. Иоффе, в Институте физики полупроводников, в Институте СВЧ-микроэлектроники гетероструктур, в Институте радиоэлектроники, в недавно созданном Санкт-Петербургском физико-технологическом научно-образовательном центре – масса работ и исследований ведется и на современном уровне, и с современными передовыми результатами.

Говоря о развитии энергетики, Алфёров обратил особое внимание на развитие солнечной энергетики. Это неиссякаемый источник энергии, не изменяющий теплового баланса Земли.

  • Развитие полупроводниковой солнечной энергетики в случае, если не произойдет никаких драматических изменений в технологии, если будет просто оптимизироваться и развиваться технология кремния, ряда тонкопленочных элементов в 2030 году даст 140 ГВт – это мощность всей энергетики России сегодня.

Ученый считает, что основная беда российской науки в наше время – это невостребованность научных результатов.

  • Затем президент РАН Юрий Осипов сообщил высокому собранию, что в начале декабря состоялось заседание правительственной комиссии по новым технологиям под председательством вице-премьера Сергея Борисовича Иванова. Министерство науки выдвинуло предложение о наделении Академии наук правом создания инновационных фирм, для того чтобы интеллектуальный продукт, создаваемый в институтах Академии, мог бы быть реализован в конкретных практических делах. Правительственная комиссия это предложение поддержала.

Главное открытие  – создание новых генетических программ

18 декабря на сессии выступил академик Константин Георгиевич Скрябин (его доклад «Фундаментальная и прикладная биотехнология – ответ на вызов ХХI века» мы приводим почти полностью, с небольшими сокращениями, ввиду особого интереса общества к данной проблеме):

«В чем все-таки заключается абсолютно революционная вещь, произошедшая за последние несколько лет? Первое – это чтение и анализ генетических текстов. Мы должны научиться читать генетическую информацию. Если мы не научимся её читать (а её, как я вам сейчас покажу, уже научились читать), мы будем Маугли. И вообще выбор человечества заключается в том, кто будет Маугли, а кто будет уметь читать.

  • Второе – мы должны научиться писать. Это значит, что если мы научились читать и знаем, из каких букв какие тексты мы имеем, то дальше из этих текстов мы должны научиться складывать различные слова, фразы. Это манипулирование известными, и создание новых, которые не существовали в природе, генетических текстов, генетической информации.

Научившись читать и писать, мы должны создать (и мы создаем) образование. Мы должны создать систему, которая позволила бы всю эту генетическую информацию внедрять в организм. И мы создаем новые рукотворные организмы, новое живое. Все эти вещи созданы, существуют. И дальше проблема заключается в том, как человек будет всё это использовать, масштабировать и т.д.

  • …В геноме микроба генетическая информация – всё, что определяет жизнь клетки, это приблизительно 2,5 миллиона букв, точно столько же, сколько в «Войне и мире» Льва Николаевича Толстого.

В каждом из вас существует 6 миллиардов букв: 3 миллиарда от папы, 3 миллиарда от мамы. Это практически вся библиотека в Ясной Поляне Льва Николаевича Толстого. Непросто прочесть сразу всю библиотеку Льва Николаевича Толстого. Но эта задача информационная, биологическая, технологическая и т.д.

  • Давайте посмотрим, как развивалось человечество. Обращаю ваше внимание здесь на две позиции. С одной стороны, это повышение темпа, и это принципиально важно.

Первый геном человека был объявлен Клинтоном, Блейером и т.д. в 2001 году.

  • Сейчас в мире сделано 6 геномов человека: это первый геном, неизвестно чей, второй геном Джима Уотсена, третий геном Крега Уинтера, и месяц тому назад – один геном азиата, один геном африканца и один геном женщины, у которой рак. Полные геномы.

Каждый из нас с вами – это индивидуальная генетическая информация. Геномы разных людей не идентичны. Африканец от китайца будет отличаться несколькими буквами, несколькими фразами, несколькими предложениями.

  • А дальше вы хотите понять, чем отличается больной человек от здорового. Мы понимаем, что есть «Война и мир», а есть война и мор, есть одна замена одной буквы – и полностью меняется смысл.

То же самое происходит с генетической информацией: одна замена одной буквы – и вы были здоровым, а стали больным. Либо мы можем заменой одной буквы предсказать течение вашей жизни в будущем.

  • Что мы умеем делать сегодня? Мы имеем маленький чип, на котором есть до 40 миллионов точек.

Каждая из этих точек – это буква генетической информации человека. Поэтому вы можете спросить себя, взяв у меня анализ крови, где из этих 40 миллионов есть ошибка или её нет. И таким образом вы анализируете популяцию.

  • Мы начали делать сейчас в России анализ людей, которые живут за Уралом. Это абсолютно единственное «белое пятно» на мировой этнической генетической карте мира. Активно работают китайцы (известно всё про Китай), активно работают индусы (известно всё про Индию). Ничего не было известно про Россию, это первые данные, пока что не опубликованные.

Мы взяли группу староверов, мы посмотрели, как староверы соотносятся с ныне живущими русскими людьми; мы взяли казахов, мы взяли бурятов, мы посмотрели китайцев, мы взяли якут. У нас более 100 этнических групп, поэтому задача заключается в том, что сначала, перед тем как строить карту для Минздрава, для нас – больных и здоровых людей – надо вычленить этническую вещь. Этого никто не сделает, кроме нас.

  • О болезнях. Единственный яркий пример, который я хочу привести, это СПИД. Здесь показана карта, и наиболее красный цвет – это наиболее устойчивые люди к СПИДу. Вирус СПИДа либо связывается с нашими клетками, либо не будет связываться с ними – и вы никогда не будете инфицированы. Это устойчивость к СПИДу.

Все азиаты практически неустойчивы к СПИДу. Институт иммунологии России этим занимается, это огромная задача в последнее время. Оказалось, что у поморов точно такая же ситуация, как у скандинавов.

  • На слайде народы Сибири, которые предрасположены к диабету. То есть берем одного человека и дальше мы можем сказать: предрасположенность к диабету, предрасположенность к неким раковым заболеваниям. И здесь есть проценты, это статистическая вещь, мы не даем полностью рекомендации, но это статистика, которая важна.

Мы думаем, через несколько лет земной шар будет состоять из нескольких центров хранения и переработки информации индивидуальных геномов человека. Абсолютно очевидно, что это Калифорния, Вашингтон, Нью-Дели, Китай, Мюнхен, Париж, Лондон. И проблема заключается в том, будем ли мы участвовать в этой «игре»…

  • Хранение и передача этой индивидуальной информации, обмен ею – это первый вызов, который мы делаем сегодня.

Я сделал для себя такой генетический анализ. Я отдал одну каплю крови к себе в лабораторию, и мне за несколько дней сделали такой анализ. Я знаю все вещи, которые происходят со мной в районе полумиллиона точек. А дальше я подумал, хочу ли я, чтобы это знали те люди, которые работают со мной вместе?

  • Это огромная первая этическая проблема, которая возникает сегодня и которая обсуждается. Хотите ли вы, чтобы ваш работодатель знал это; чтобы те страховые компании, которые вами занимаются, знали это и т.д. Вторая вещь – это манипулирование неизвестными ранее генетическими текстами. Мы можем создавать сегодня тексты.

Мой учитель – академик Александр Александрович Баев называл всегда микроорганизмы «маленьким химическим заводом». Это было некое прозрение 20 лет тому назад.

  • Сегодня мы используем огромное количество микробов. В нашем институте делают несколько геномов в неделю, сейчас это некий букварик. Так вот, если вы прочли геном такого микроба, дальше у вас есть один из примеров (то, что мы сделали вместе с «Ростехнологией»), когда мы прочли одну из генетических информаций микроба, ту, которая делает вот эти превращения. А дальше мы можем манипулировать, как в «лего»: один ген вставлять, другой убирать. И у вас есть мини-завод, созданный руками.

Удивительная вещь, которая существует в России, – коллекция в Институте микробиологии РАН, которая собиралась многие годы.

  • Мы взяли у них первые десять таких микробов и расшифровали. Это работа последних нескольких месяцев – полностью генетическая информация всех этих микробов.

А дальше вы можете получать те катализаторы, те вещества, которые есть, из этих микробов. Берете ген, производите много его продуктов, кристаллизуете. И дальше вы получаете его структуру. Психотронное излучение позволяет вам очень быстро, очень эффективно получать некие структуры, исходя из генетической информации: генетическая информация – производство – кристаллизация – структура. Эти работы сейчас делаются в Центре психотронного излучения, который мобилизует десяток институтов Российской Федерации…

  • По всей видимости, некоторые западные фирмы занимаются сейчас замещением химических технологий микроорганизмами с новыми генетическими программами. Вывод, который является новым вызовом. Я бы сказал, что это экономико-политический вызов.

И тут начался скандал, потому что, когда вы говорите о микробах либо о чтении, общество реагирует нормально. Но когда вы переходите к организмам, переходите к растениям, то вы все читаете, что происходит.

  • Создание растений с новыми генетическими текстами позволяет вам иметь принципиально новое сельское хозяйство. 90 процентов сои в мире сегодня генно-инженерное. Россия и несколько африканских дружественных стран – это четыре страны, которые не выращивают ни одного генно-инженерного растения на своей территории. Это политическое решение. Может быть, оно правильное, потому что есть тревога избирателей.

Тревога заключается в том, что дальше происходит вещь удивительная, потому что мы переходим к творцу и царю живого мира – к человеку…

  • Мы можем сегодня ставить вопрос о создании новых органов и организмов с абсолютно рукотворными генетическими программами.

Сейчас у всех на слуху стволовые клетки. Все знают, что есть такая проблема, но мало кто понимает, что это такое.

  • Если вы возьмете одну любую клетку растения (листа, корня и т.п.), то можете в нее вставить генетическую программу и из нее получить целое растение. Однако вы не можете вырастить целого человека, и это очень хорошо. Но есть эмбрионы. Если вы на ранних стадиях развития берете клетку из эмбриона, из нее после дифференцировки вы можете вырастить либо нервные клетки (это лечение различных заболеваний), либо клетку сердца (это лечение инфаркта) и т.д.

Весь мир обсуждает (законодательство Калифорнии, английское законодательство, Палата лордов): можно ли брать эмбриональную клетку.

  • Вы можете взять соматическую клетку, например – это клетка кожи. Дальше, индуцируя несколько генов, мы научились заставлять эту клетку дифференцироваться, заставлять из этой клетки делать либо клетки сердца, либо клетки мозга, либо клетки печени и т.д. Это абсолютно революционная вещь. Почему? Потому что вы можете взять у себя клетку и дальше из нее получить клетки сердца. Чашка Петри, на которой «бьются» клетки, – это совершенно потрясающе. Но это значит, что вы можете взять эти клетки и после инфаркта имплантировать их. Это то, что будет сделано и что уже делается…

Сегодня это новая парадигма, которая существует. Вы можете заниматься протезированием органов. И это человечество будет делать в течение следующих нескольких лет, а потом это будет индустрия и т.д.

  • Заканчивая, хочу сказать следующее. Я постарался убедить вас в том, что основной вызов, который есть, – создание генетических программ, которые мы научились делать в последние несколько лет.

Основной результат, который следует из этого, – будет абсолютно новая медицина, персональная медицина, относящаяся к каждому человеку.

  • Остальной вывод, который делается из этого, – будет новое сельское хозяйство, чтобы ни говорили оппоненты. У человечества нет другого выхода. А дальше – вещи, связанные с новыми проблемами, например протезирование органов. Вы знаете, клонирование человека на самом деле не является проблемой, потому что она не нужна, это чисто лабораторная проблема.

Вещи, связанные с той клеточной биологией, о которой я рассказывал, – чтение генетической информации, сохранение генетической информации, – это новая принципиальная парадигма развития человечества в ХХI веке, как бы мы ни хотели от этого уйти.

  • Человечество не готово к решению этой проблемы. Пример с растениями – пустяковый пример по сравнению с человеком – с наличием и анализом генетической информации, текстов и т.д.

Ответ на этот вызов – это гуманитарная революция. Другого пути нет.

  • И это не будущие 100 лет, мы обсуждаем сейчас нашу перспективу, я думаю, что не до 2030 года, я думаю, что до 2020 года».

  • Далее с докладом «Влияние технологического прогресса на перспективную структуру российской экономики» выступил академик Виктор Викторович Ивантер. Он рассказал о вычислении вклада технологического прогресса в российскую экономику и уделил внимание тому, что происходит сегодня; действительно ли являются актуальным такого типа расчеты и оценки, и в каком состоянии находится наша экономика.

Говоря о спаде производства, Виктор Ивантер отметил спад в последние месяцы в четырех секторах.

  • Первый сектор – это металлы. Там спад по железной руде – порядка 46 процентов, по коксу – 30, по прокату черных металлов – 30, по листу – 40 с лишним, по трубам – 35 процентов. Аналогичные числа, аналогичные результаты и по цветной металлургии.
  • Второй крупный сектор – это минеральные удобрения. Добыча апатитового концентрата – минус 56 процентов, аммиака – минус 26, минеральных удобрений – минус 42 процента, целлюлоза – 54 процента. Причина – упал внешний спрос.

К сожалению, отметил академик, ни металлургия, ни основная химия ничего не делали для того, чтобы создать себе условия на внутреннем рынке.

В заключение академик Ивантер сказал: «Экономика наша не имеет ограничения по металлу, по энергии, по транспорту, по труду и по деньгам. Странно в этих условиях не иметь экономического роста. Поэтому мы считаем, что на следующий год можно ожидать рост валового внутреннего продукта на 4,5–5,5%».

.

Основное оружие – массовые суперкомпьютерные технологии

  • В сообщении академика Евгения Павловича Велихова речь шла о суперкомпьютерных технологиях, о перевооружении промышленности, науки и образования.

В 80–90-е годы шло перевооружение на основе персональных массовых информационных технологий. Во-первых, было налажено массовое производство персональных ЭВМ, технологическое перевооружение промышленности на базе персональных информационных технологий и всеобщая автоматизация всех процессов: создания, производства, сбыта нового изделия. В результате резко увеличилась производительность труда во всех категориях и сократились в несколько раз сроки, стоимость, создание и вывод на рынок новых изделий.

  • Говоря о рыночной экономике США, Велихов привел три критерия ее эффективности: доля мирового рынка в компаниях Соединенных Штатов, уровень занятости населения и доходы на душу населения. Становой хребет экономики США – это 900 компаний, 30 миллионов работающих, 25 процентов рабочей силы. И средний доход у каждого – 40 тысяч долларов в год. Данные приведены для трех компаний: «Интел» – 75 процентов мирового рынка, «Боинг» – 48 процентов мирового рынка, «Дженерал Моторс» – более 20 процентов мирового рынка.

Велихов отметил, что сейчас происходит техническое перевооружение промышленности, науки и образования США и Европы на основе уже суперкомпьютерных технологий.

«К чему пришли Соединенные Штаты? Первая комиссия – это была комиссия Лакса – 81-й год. Она пришла к выводу, что рыночные механизмы не способны обеспечить создание этих технологий и требуется мощная государственная поддержка. В результате в 2006 году был создан и стал работать Совет по конкурентоспособности экономики Соединенных Штатов и был выпущен закон о федеральной поддержке высокопроизводительных вычислений (1991 г.)», – сказал ученый.

Далее академик заявил, что и в Евросоюзе первая цель – это мировое лидерство в разработке программного обеспечения. Ключ к успеху – это программы, алгоритмы, математика. Участвует в этой инфраструктуре и наш Академический центр.

  • **Говоря о Китае, Е.П. Велихов сказал, что Китайская академия наук приняла решение о создании собственного микропроцессора как базы для суперкомпьютеров, для того чтобы избавиться от зависимости от американских компаний. Это не значит, что они не используют всё то, что делают «IBM», «Интел» и другие компании, но все-таки был создан собственный микропроцессор и собственное программное обеспечение.

По мнению Велихова, в России, как и в США, рыночные механизмы не способны обеспечить техническое перевооружение промышленности, науки, образования на основе массовых информационных технологий и, конечно, суперкомпьютеров.

К примеру, в промышленности главный вопрос – это производительность труда. Сегодня наблюдается многократное отставание крупнейших компаний России от конкурентов по объему продаж: если брать нефтедобычу, то в 14 раз, металлургия – в 19 раз, химия – в 20 раз, пищевая промышленность – в 40 раз, автомобилестроение – в 44 раза. Падение добычи на одного работающего с 1990 по 2005 годы в нефти в 2,5 раза, газа в 2,8 раза.

  • Велихов считает, что производительность труда необходимо увеличить в 30–50 раз. И основное оружие сегодня, как показывает мировой опыт, это массовые суперкомпьютерные технологии.

И в этом плане в России дела обстоят не так уж плохо. Сеть, которая существует на академической базе, все-таки связывает основные центры России в одну систему.

В настоящее время Академия наук разрабатывает известное направление «СКИФ».

«Если мы хотим продавать высокотехнологические изделия, иметь атомные станции, авиацию, судостроение, то должно быть централизованное управление выполнения программы, это делается в Америке. Это позволит добиться конкурентоспособности и за счет формирования крупных национальных компаний на основе тех корпораций, которые сейчас создаются. И это нужно делать с использованием государственного финансирования и поддержки единой научно-технической политики, законодательного обеспечения (как вы знаете, американцы выпустили такой закон), путем возрождения в общественном сознании культа знаний в области точных наук, государственного и общественного признания, материального благополучия, вхождения во властные структуры и масштабного технического творчества», – заявил академик Велихов.


После научных сообщений ученые перешли к дискуссии.

  • Академик Самвел Самвелович Григорян:

«То, что произошло в эти три дня, потрясает воображение, с одной стороны, тем, что наша наука находится в очень хорошей, так сказать, спортивной форме, вопреки всему, что творится в стране и в мире. Должен сказать, что аналогичные ощущения я испытал недавно, когда мы были в некоторых наших ракетных учреждениях. Я был потрясен, потому что эти учреждения уцелели, сохранили свой потенциал и производят продукцию, которой наши политики гордятся («Искандер» и так далее), вопреки тому, что делала и делает власть…

…То, что сейчас говорил академик Скрябин, нельзя сравнить даже с самыми смелыми фантастическими романами. Но это факт. Горькая истина состоит в том, что эти прогнозы неосуществимы при той системе организации экономики, общества и государства, которую мы имеем.

Полгода назад я был в Китае, там было общее собрание Академии наук…

Были два кратких вводных слова президентов двух академий и главный доклад этого годичного собрания, который делал президент страны Ху Цзиньтао. Это был не политический доклад, это была профессорская лекция…

Эти академии разрабатывают основные крупномасштабные программы, которые должны осуществляться в стране для ее благосостояния, и власть их осуществляет…

В Китае основные богатства и рычаги организации – работа рынка на население, на страну – находятся в руках власти.

Поэтому я считаю, что главным и действенным результатом нашего Общего собрания должен быть некий документ, некое обращение интеллектуальной элиты Академии наук к власти с разъяснением того, что та обстановка, которая существует в стране, не допустит реализации того прогноза, который здесь был разработан…»

  • Академик Роберт Искандерович Нигматулин:

«Я несколько слов хотел сказать об использовании океанских богатств.

Океан открывает огромные перспективы минеральных и пищевых ресурсов, в частности, в первую очередь это нефтегазовый сектор.

Путь к этим залежам лежит через морское бурение.

К сожалению, Россия не обладает ни одним судном для такого морского глубоководного бурения. И, в частности, спасибо Николаю Павловичу Лаверову, который убедил компетентные органы в том, что хотя бы нам надо вступить в международную программу бурения, естественно, платя за это несколько миллионов долларов в год.

Вместе с битумом и газогидратами, черными сланцами океанская нефть обеспечит потребности человечества углеводородами на многие, многие сотни лет.

  • Высокие технологии – это не только нанотехнологии. Это добыча тяжелой руды, тяжелых ресурсов, которая требует вклада не только рабочих и инженеров, но и вклада и разработок самых лучших умов России.

Я верю, что сейчас, на нашем Собрании, есть люди масштаба Вернадского и Иоффе. Но нет Курчатовых и нет Зельдовичей. Эти люди, эти таланты вытеснены из нашей среды. И они сейчас занимаются в банках, торговле и в других сферах.

Малышев, Славский, Банников и другие. Это люди-герои. Они отдавали свои жизни, болели за Отечество, хотя страдали часто от гнева высшего руководства. Сейчас все это понимают, что таких министров даже близко в России нет.

Промышленность. В России привыкли говорить об экономическом росте после 1999 года. Я лично считаю, что на самом деле это время потерянных возможностей, потому что мы потеряли машиностроение, мы потеряли авиастроение, потому что мы едва-едва производим 4–5 самолетов (а производили 125), радиопромышленность, телевизоры, лекарства и т.д. И привыкли радоваться превышению экспорта.

  • У нас экспорт 350 миллиардов (это гигантская цифра!) и всего лишь 200 импорт. 92%, почти всё из этого экспорта – это только нефть, газ, нефтепродукты, удобрения, драгоценные камни, древесина, целлюлоза. И только эти сырьевые товары, по выражению академика Некипелова, выдерживают экзамен мирового рынка. А всё остальное, даже оборонка, которой 2,5% в нашем экспорте, важно не столько само по себе, а просто потому, чтобы эта оборонка выжила, потому что свое от производства оборонки к нам в армию не поступает.

Уровень руководства в нашей промышленности иллюстрируется руководством в энергетике. Потому что из всего того, что Россия производит для своего собственного народа, это один из важных компонентов. Это электричество, это мы сами производим. Чтобы в Москве подключиться к электросетям, нужно заплатить за каждый киловатт 4 тысячи долларов. Факт подключения электрической лампочки в 100 раз дороже, чем сама электрическая лампочка.

Как будет развиваться в этом смысле бизнес? Мы уже платим за киловатт-час два рубля. И уже на следующий год на 10% это будет дорожать. Весь мир для того, чтобы интенсифицировать производство, повысить конкурентоспособность, наоборот, понижает эту стоимость.

Цены на строительство новых мощностей в России в полтора-три раза выше, чем в мире. То есть это растратная экономика, без контроля за издержками, а вообще одна из главных задач правительства – следить за издержками естественных монополий.

Себестоимость нефти с транспортом – 15 долларов за баррель. Мы говорим, что нефть подешевела, так она сейчас около 40 долларов за баррель, то есть всё равно очень прибыльная. Но, к сожалению, мы понимаем, что прибыль не идет на те новые технологии, о которых мы говорим.

Завершить я хотел следующей мыслью. Всем известный Александр Зиновьев сказал очень верную мысль: необходимо беспощадное понимание реальности, каким бы ужасающим оно ни было, иначе нас просто исключат из истории».

  • Академик Российской академии архитектуры и строительных наук Вячеслав Александрович Ильичев, первый вице-президент этой академии:

«Мы предлагаем новую идею для развития города: достигнуть единения города и окружающей природы, ибо человек порожден природой, является ее частью и без нее не может существовать…

Мы предлагаем в дополнение к тому, что существует, создавать гуманитарный баланс биотехносферы. То есть это тройственный баланс населения, количества людей, мест удовлетворения потребностей…»

  • Академик Олег Михайлович Белоцерковский:

«Я представляю математическое моделирование… Несмотря ни на что, уровень математического моделирования, вопреки тому, что происходило в стране, у нас достаточно высокий.

Полгода я был стажером в Институте куранта, в Лос-Аламосе бывал дважды.

У них плохие схемы! Академика Самарского нет. У них вычислительные схемы плохие и многое другое!

…Я 25 лет сидел на Физтехе… 84 кафедры и 5 факультетов открыл. Куда деваются физтеховцы сейчас? Я не понимаю этого.

Я был в Московском университете. Единственно, где я нашел взгляд дальше, это Московский университет, но я считаю, что это личная заслуга Садовничего…

И чтобы вот эта поговорка, что в Россию можно только верить, в России невозможно жить, чтобы она была категорически неверна».

  • Член-корреспондент Виктор Иванович Данилов-Данильян:

«Мир стремительно глобализируется. И в этом глобализирующемся мире те страны будут себя чувствовать, так скажем, уютно, которые сумеют оптимально использовать свои ресурсы для того, чтобы удовлетворить потребности мирового сообщества…

Какими ресурсами располагает Россия именно с этой точки зрения, с точки зрения возможности удовлетворения цивилизации в целом? Анализ показывает, что, наверное, самым ценным нашим ресурсом является вода. К 2025 г. в мире останется только три страны, в которых не вся экономически доступная вода будет вовлечена в хозяйство, – это Россия, Канада и Бразилия…

Отвечать на потребности мирового сообщества нужно будет производством водоемкой продукции.

Водоемкая продукция – это прежде всего электричество. К примеру, один стандартный миллионный блок на атомной станции требует более полутора кубокилометров воды в год, из которых треть теряется безвозвратно. Это почти вся металлургия. Это целлюлозно-бумажная промышленность, это химическая промышленность, это сельское хозяйство…

Говорят о том, что нужно выбрать основные, ключевые направления для развития. Я и думаю, что если иметь в виду длительную перспективу, то нам нужно ориентироваться именно на расширение производства водоемкой продукции в нашей стране самыми эффективными способами…

Так что я думаю, что перед наукой здесь стоят очень большие задачи, и наш долг всячески содействовать их решению. Но прежде всего нужно довести их смысл до власть предержащих».

  • Член-корреспондент Николай Сергеевич Диканский:

«Инновационная экономика – это экономика знаний, в которой национальным богатством являются люди, обладающие фундаментальными и технологическими знаниями. К сожалению, реформы системы образования последних 10–15 лет привели к тому, что абитуриенты, поступавшие ранее на физические факультеты, боятся сдавать физику, идут на математику и информатику. Объем преподавания по физике, химии и биологии в школе сократился…А как без физики, химии и биологии мы можем вообще говорить об инновационной экономике?..

Мне кажется, что сейчас нужно говорить о формировании инновационного мышления нации…

Сейчас чрезвычайно важна работа Общества «Знание», нужна пропаганда изобретений, изобретательства, открытий, это всё должно быть поставлено на государственном уровне…».

  • Закрывая сессию, президент РАН Ю.С. Осипов отметил, что, несмотря ни на что, по многим направлениям российские ученые удерживают мировые позиции, позиции лидеров.

Осипов призвал руководителей научных коллективов сконцентрироваться, еще раз провести переоценку ценностей, так как в следующем году предстоит работа в довольно сложных условиях.

«Однако, несмотря на эту ситуацию, программы фундаментальных исследований, заявленные президиумом Академии наук, поддержаны финансированием. Финансирование не уменьшено по сравнению с прошлым годом. То есть мы считаем, что механизм развития программ фундаментальных академических исследований колоссальный. И как бы нам ни было трудно, их мы будем развивать и всячески поддерживать», – заявил Ю.С. Осипов.

Материал подготовила Ирина Щеглова

/…u//index.php?…

Да, много интересного было сказано в течение этих трёх дней. Их анализу и осмыслению нужно будет уделить особое внимание. Главный вывод, который можно сделать уже сейчас, это то, что не одними нанотехнологиями жива наша страна. И что высокие технологии – это не только нанотехнологии. Тем не менее, каждый должен делать своё дело и делать это дело хорошо. «Наш человек» в РАН РФ – это несомненно Жорес Иванович Алферов, и изучению его доклада нужно уделить особое внимание…