Войдет ли Россия в нано

Как отвоевать место на высокотехнологичном рынке объемом $700 млрд

cowboy.jpg

О нанотехнологиях я слышал вскользь и до того, как президент в послании Федеральному собранию назвал их в качестве одной из основ инновационного прорыва отечественной экономики. Теперь вот решил изучить проблему подробнее… и потратил на вебсерфинг целый рабочий день, включая обеденный перерыв. Потому что это дико интересно. Искренне советую: откройте вместо ЖЖ пару сайтов о нанотехнологиях — и вы по своей воле оттуда не уйдете.

Рассказывать о научной стороне проблемы с позиций восхищенного дилетанта я, конечно, не буду. Тем более что экономика нанотехнологий — тоже прелюбопытная вещь.

В настоящий момент в мире государство и корпорации инвестируют в развитие нанотехнологий около девяти миллиардов долларов, из них более трех — американские. К 2010 году, когда в России будет исполнен первый трехлетний бюджет, объем мирового рынка нанотехнологий, по разным оценкам, будет составлять от 100 до 700 миллиардов долларов. Это не предел, а стартап, но уже сопоставимый по масштабу с мировым энергетическим рынком.

Инвестиционный цикл в экономике нанотехнологий примерно такой же, как в строительстве или нефтепроме, но при этом прибыль может превышать вложения в 60 и более раз. Схожими темпами в девяностых развивался интернет. Страны, лидирующие в области сетевых технологий, лидируют и в экономике вообще: США, Япония, Великобритания, Франция, Германия, Финляндия.

Они же прочно застолбили свое место и на сверхперспективном рынке нанотехнологий. По данным международной экспертной группы «Люксрисойшн корпорейшн», США, Япония, Южная Корея и ФРГ сообща имеют 90% всех патентов в области нанотехнологий, Китай, Канада, Австралия, Индия и Россия — всего 1,2% патентов.

И вот на этот плотно упакованный рынок мы хотим войти. Реально? Пока да. Дело в том, что нанотехнологии в СССР развивали еще задолго до появления самого термина — спасибо атомной индустрии, военной и гражданской. Еще в 1997 году американцы и японцы открыто признавали свое отставание в этой области. Не пожалели денег и купили технологии вместе с разработчиками. Поэтому руководителя американской программы зовут Лаврентий Кабаков, а ученого секретаря программы Японии — Дмитрий Лазуткин.

Уехали, к счастью, не все. Более того, как водится, на энтузиазме ведутся разработки, возникают компании, продукция которых пользуется спросом на мировом рынке. Государство в этот броуновский процесс особо не вмешивалось, но и не мешало. Министерства и ведомства долго перекидывали друг другу сферу ответственности, пока не застолбили за Минобрнауки, которое поставило ее в конец списка приоритетов. На уровне правительства проблему долгое время вообще никто персонально не курировал. Предлагали вице-премьеру Жукову. Тот отказался. Теперь нанотехнологии вместе со всем реальным сектором отошли в ведение Сергея Иванова.

Отошли вместе с ощутимым бюджетом в 180 миллиардов рублей — то есть около 6 миллиардов долларов. Это больше, чем у американцев, что само по себе уникально.

Вопрос в том, как будут потрачены эти средства: инвестируют их или «освоят»?

Пока в своем послании президент предложил идею создания госкорпорации, так же как в авиастроении или атомной промышленности. Идея сама по себе спорная. В традиционной индустрии еще можно собрать под единое крыло крупные и средние компании. Но в области любого хайтека, будь то нанотехнологии или что-то еще, тон задают мелкие и средние компании, единицы из которых потом становятся крупными и крупнейшими.

Абсолютно новый продукт не зреет в недрах монстров, он появляется в гаражах или в среде университетских групп. В финансировании остро нуждаются институты, ведущие фундаментальные исследования, а создание коммерческого продукта — это дело бизнеса, и лучше частного. Никто не мешает поддерживать его за счет государства, на основе конкурсов, на основе отбора с участием РАН или представителей других научных сообществ. Нужна конкуренция — идей и продуктов. Монополии никогда не делают революций.

А так мы рискуем потерять время на создание холдинга, на выстраивание внутри него вертикали власти, на определение приоритетов финансирования, на сложную бюрократическую процедуру согласования всего и вся. Конечно, в конечном итоге позитивный эффект мы получим, даже если пойдем этим топорным путем. Будут у нас нанотехнологии. А вот будет ли их много и будут ли они лучшими в мире — уже вопрос.

Алексей Полухин редактор отдела экономики «Новой»

http://www.novayagazeta.ru/…7/42/12.html

Вот чем хороши размышления дилетанта. Он, как правило, задаёт правильные вопросы и расставляет правильные акценты. И у него – как правило – незашоренный взгляд на то или иное явление. Поэтому я с большим интересом прочитал его заметку и могу сказать что согласен с ним практически по всем вопросам…



nikst аватар

А вот и специалисты-экономисты уже высказывают свои (пока – осторожные) сомнения…

Из статьи «Перегрев» экономики усиливается В мае к давлению издержек прибавился и едва сдерживаемый прилив капитала

Российская Бизнес-газета No. 607 от 13 июня 2007 г.

.........

Как стабильность превратить в прогресс

То есть весьма вероятна возможность резкого повышения спроса на деньги и даже кризиса ликвидности. Дело здесь даже не самой сложности маневра перехода от эмиссии за счет наращивания валютных резервов к пока еще крайне несовершенному, мягко говоря механизму рефинансирования банковской системы.

Пока, однако, все объективные оценки и прогнозы показывают, что признаки подобных шоков, ни внешних, ни внутренних, на мировом и российском ближних горизонтах не просматриваются. Тревожит другое: у России пока нет внятной и реалистичной концепции и плана перехода на ту самую новую инновационную модель развития.

Есть деньги, есть политическая воля, минэкономразвития разработало первый вариант долгосрочной экономической стратегии. Однако все это, по большому счету, пока остается на уровне речевых установок и политических лозунгов.

Возьмем, например, нанотехнологии. Есть программа, создается несколько федеральных центров, выделено в общей сумме 155 миллиардов рублей. Но, во-первых, пока нет списка приоритетных разработок. Во-вторых, и об этом пока мало кто думает, какую конкретно продукцию мы будем с помощью нанотехнологий производить и продавать на мировом рынке?

Есть смутное подозрение, что свой задел НИОКР по нанотехнологиям мы через 5–10–15 лет создадим, а воспользоваться им ловчее и прибыльнее смогут другие. Это пока на уровне ощущений, но все же…

http://www.rg.ru/…onomika.html