Россия не должна остаться на обочине

Россия может остаться на обочине

Прошедший недавно в нашем городе венчурный форум на фоне последних решений правительства о переводе промышленности на инновационные рельсы стал немаловажным событием.

fursenko2.jpg

Одним из центральных мероприятий форума можно назвать конференцию «Перспективные направления научно-технического развития российской экономики: нанотехнологии, биотехнологии, энергетики», модератором которой выступил министр образования и науки Андрей Фурсенко.

Участвовал в дискуссии и первый заместитель генерального директора РНЦ «Курчатовский институт» Олег Нарайкин. Столь высокие лица собрались для того, чтобы определиться с приоритетными направлениями коммерциализации научных разработок.

naraikin_oleg.jpg

Олег Нарайкин

«Большая часть участников – компании, которые пришли сюда уже от реального бизнеса, – подчеркнул Андрей Фурсенко. – У них обороты в несколько миллионов долларов в год. Все они представляют, что такое собственность, представляют свои рынки, представляют, как бы они использовали полученные инвестиции, и готовы за это отдать часть своей собственности. Вот это принципиальное изменение, которое произошло за последние годы».

Вместе с тем, полагает министр, необходимо определить нишу для экономического роста компаний, которые могли бы активно включиться в развитие новых направлений науки – нано- и биотехнологий, а также энергетики, небольших компаний, которые имеют перспективы стать большими.

Андрей Фурсенко предложил поразмышлять над тем, что мешает появлению таких компаний.

«Но если кто скажет, что не хватает денег, я буду прерывать это выступление, – предупредил он. – Сегодня хватает денег бюджетных, сегодня хватает денег частных и, если кто-то не может получить деньги, значит, проблемы у него совсем в другом».

Того же мнения придерживается и директор центра «Биоинженерия» РАН Константин Скрябин, который отметил, что денег хватает, но часто они расходуются неправильно.

«Денег нужно как можно меньше давать НИИ (я директор академического института) и больше пробовать давать на конкретные проекты, вокруг этого собирая определенные силы», – заявил ученый.

За биоинженерией – будущее

Биоинженерия позволит принципиально изменить подход к созданию лекарств, которые будут лечить определенную клетку, например раковую. Этот тонкий «паровозик», который должен попасть в определенную раковую клетку, надо будет приклеить либо к антибиотику, либо к наночастице и запустить в организм. Он сам определит, какую клетку ему надо лечить. Сегодня это уже не фантастика.

Skryabin.jpg

Константин Скрябин

Еще один хит биоинженерии – биодвигатели. После того как баррель стал дороже, выгоднее стало производить возобновляемое биотопливо. Евросовет принял директиву, по которой к 2010 году обязательная добавка рапсового масла в двигатель должна будет составлять не менее 5,8 процента. К сожалению, рапс – продукт генной инженерии.

Но в России нет генной инженерии.

«И когда мы захотим включиться в мировую генную инженерию, мы не сможем этого сделать, потому что там все будет занято, – отметил Константин Скрябин. – У нас есть умные люди, но мы должны перестать жить во времена Лысенко. Люди занимаются политическими играми. У нас огромные посевные площади, но есть те, кто заинтересован, чтобы они не засевались».

По мнению Константина Скрябина, в любом из этих направлений могут работать венчурные компании. Причем все направления выгодны, инвестор может получить быструю отдачу.

Нанотехнологии уже действуют

Еще более широкое поле для действия могут найти те компании, которые захотят работать в нанотехнологиях.

Термин означает новую технологическую культуру, которая основана на возможности оперировать на уровне атомов и молекул. Это принципиально новый технологический базис экономики в целом. Важнейшая особенность нанореволюции в том, что она выросла в недрах существующей технологической культуры. Сегодня нанотехнологии достаточно широко применяются в различных материалах, потому что наноструктура придает им полезные качества.

К примеру, колоссальная проблема – наведенная радиоактивность. Это и утилизация, и экология. Но сегодня создаются наноактивируемые материалы, у которых наведенная радиоактивность в разы меньше.

«И вместо 35 лет машины будут стоять 50–60 лет, к тому же существенно снижаются затраты на восстановление окружающей среды. Эта область на сегодняшний день вполне рыночная, есть большая неудовлетворенная потребность в таких материалах и речь идет только о наращивании масштабов», – выразил уверенность первый заместитель генерального директора РНЦ «Курчатовский институт» Олег Нарайкин.

Малым компаниям – малую энергетику

Последний выступающий предложил венчурным компаниям работать в малой энергетике.

«Россия – северная страна, у нас масса отдаленных районов, где вообще нет электричества. Это огромный рынок, – считает директор по научно-технической политике Концерна Росэнергоатом Владимир Асмолов. – Кроме того, можно поработать на переработке отходов ядерного топлива (ОЯТ)».

Сегодня государство выделяет на эти цели 140 млрд рублей: программой «Экологическая безопасность» определена ответственность государства за нанесенный ранее ущерб. Так что за переработку и утилизацию ОЯТ будет и должно платить государство. А вот все остальное должны оплачивать компании, которые в этой отрасли работают. Рынок переработки промышленных отходов, по мнению эксперта, колоссален.

Asmolov.jpg

Владимир Асмолов

Еще один путь – материаловедение.

«Нам нужна стенка атомного блока, – пояснил Владимир Асмолов, – которая была бы проницаема для нейтронов и держала температуру в 1000 градусов. На западе это уже сделали».

Так что поле деятельности для молодых и амбициозных – самое широкое. Главное – финансы есть. Нужны знания, энергия и желание делать дело. Чтобы Россия не осталась на обочине.

Лилиана Глазова

http://www.restate.ru/news/36738.html

«Денежные мешки» совещаются… И обдумывают, куда бы им наиболее выгодно будет вложить свои средства. Уговорят ли их высокопоставленные «сирены» или нет – вот в чём вопрос? Но уже сама постановка таких вопросов весьма обнадёживает. Кошельки – и у государства, и у «олигархов» – уже подраспухли, и пришла пора подумать, как поудачнее вложить эти накопленные средства.