Не в коня корм?

Почему в России не приживается мода на креатив?

Первое лицо государства на днях весьма эмоционально признало, что «мы много говорим об инновациях, но все остается лишь на бумаге!» Год почти прошел, как российский президент горячо выступал по повестке «четыре И» – инновации, институты, инфраструктура, инвестиции. Однако и кризис успел грянуть, а воз и ныне там…

imageresize.jpg .

Мы проводили инновации в 1930–1940-х годах и еще немножко где-то в 1950-х, и все. Инновации в стране закончились, если не считать ядерного и космического проектов. Сконцентрировали все государственные ресурсы и создали ядерный и ракетный комплексы, – сказал господин Медведев на встрече с представителями Торгово-промышленной Палаты. – По большому счету, следует создавать новые центры компетенции и выходить на новый способ решения той или иной проблемы, повышая конкурентоспособность экономики в целом. Доля инновационной продукции в экономике чуть выше 5%, а высокотехнологические предприятия составляют менее 10%.

  • Одним словом, все наши изобретения уходили в военно-космическую сферу. Там мы были впереди планеты всей. А сегодня мы можем остаться не просто в аутсайдерах, но и вылететь из списка цивилизованных государств. И нефть с газом не поможет, если вдруг какой-нибудь умник найдет источник альтернативной энергии. А над этим сегодня ломают головы лучшие ученые таких развитых в промышленном плане стран, как Япония, Китая, США, Германия. Заинтересованность у них в этом более чем огромная. А в чем заинтересованы мы?

От выставки до производства – бездна

На первый взгляд, не все так безнадежно в этой сфере, есть светлые умы, средства тоже имеются, программы и законы тоже в наличии. Если брать Уральский регион, то его потенциал оценивается очень высоко.

  • Например, в Уральском отделении РАН 38 институтов, в них трудятся около 7 тысяч сотрудников, в том числе 600 докторов наук и 1500 кандидатов наук. Если во всей России из 6 тысяч отраслевых институтов осталось около тысячи, то в Екатеринбурге из 110 уцелело 100 институтов. На Урале создается Большой Евразийский университет, который должен стать крупнейшим образовательным и научно-производственным центром Европы и Азии, готовящим кадры для нашей страны и для государств ближнего и дальнего зарубежья.

Ежегодно десятки изобретений и усовершенствований приходятся на долю ТЭКа, которые внедряется на добыче, транспортировке и переработке газа и нефти. Так, в Башкирии на ежегодной отраслевой выставке по нефти и газу демонстрируются десятки достижений научной мысли. Более того, вот что сообщал «Башинформ» год назад:

«В Башкортостане будут созданы нефтехимический технопарк и Республиканский центр нанотехнологий. Инновационный технопарк в Башкортостане будет создаваться на базе ГУП «Институт нефтехимпереработки Республики Башкортостан». …Сферы деятельности будущего технопарка – это технологии, процессы, оборудование, реагенты для добычи, подготовки, транспорта и глубокой переработки углеводородного сырья (нефть, газовый конденсат, природный и попутный нефтяной газ); малотоннажная нефтехимическая продукция; научное приборостроение; образовательная деятельность.

Говоря о первом блоке (технологии, процессы, оборудование и т.д.) было отмечено, что институт уже давно и активно внедряет в производство инновации в этой сфере. Так, внедренные проекты (от идеи до строительства) – установка деасфальтизации гудрона ОАО «Уфанефтехим», установка производства битумов в ОАО «Салаватнефтеоргсинтез», установка производства серы в ОАО «Уфанефтехим» и многие другие не имеют аналогов в мире. Словом, инновационная составляющая в этой сфере налицо».

  • Может, кто-то скажет, что опять речь идет о «нефтянке», а не об энергосбережении, но тут уж извините, каждому свое. В той же Свердловской области остро стоит вопрос утилизации отходов металлургического производства и горнодобывающей отрасли. Глава Союза предприятий малого и среднего бизнеса Свердловской области Анатолий Филиппенков обратил внимание на горы шлака, «украшающие» уральские ландшафты. При применении передовых технологий эти отходы послужили прекрасным материалом для строительства дорог.

Одним словом, в каком направлении работать изобретателям и рационализаторам искать не надо, искать приходится средства на реализацию проектов и внедрение изобретений. На той же встрече Медведева с членами ТПП РФ Евгений Примаков посетовал, что к ним приходят изобретатели, которые могли бы перевернуть мир, но куда им идти дальше?

Банки денег на внедрение не дают – это «длинные» кредиты, а значит, нежелательны. Сами академики и вовсе не могут находить средства на реализацию гениальных находок. И не в силу отсутствия коммерческих способностей, просто устав научных заведений не позволяет заниматься подобной деятельностью.

  • Государственная поддержка инноваций крайне необходима и именно тех научных заведений и предприятий, где куется потенциал будущей экономики России как промышленной державы, а не сырьевого экспортера, гордого глубиной и богатством недр.

Мозгов достаточно, денег нет

В республике планируемый объем средств при согласовании инновационной программы снизился в 2,2 раза. При этом 2008 год остался без финансирования, – отметил год назад заместитель министра промышленности, инвестиционной и инновационной политики РБ Роберт Вагапов. – Сегодня при верстке бюджета на последующие годы объем финансирования, согласованный всеми заинтересованными ведомствами, включая Министерство экономического развития и Министерство финансов республики, вновь снижается более чем в два раза: с 32 млн руб. против 68 млн руб. в течение 2009 года и с 34 млн руб. против 73 млн.руб. в течение 2010 года.

Для сравнения: у соседа Башкирии по ПФО Чувашии на финансирование инновационных программ заложено до 4 миллиардов рублей. Есть над чем задуматься?

Приходится башкирским ученым самим находить пути решения проблем. Вот что рассказали представители руководства Уфимского Государственного Авиационного Технического Университета – лидера научной мысли региона.

Проректор по научной и инновационной деятельности УГАТУ Рустэм Бадамшин:

В настоящий момент наш вуз является научной базой таких передовых структур, как Башкирский инновационно-технологический парк и Технопарк авиационных технологий, где совместно с УМПО успешно решаются многие задачи, в том числе и в сфере нанотехнологий. Мы стали на этот путь одними из первых в России. И не случайно наш проект по станкостроению, пройдя многочисленные стадии экспертизы и отбора из тысячи других, вошел в десятку проектов инвестируемых федеральным агентством** «Роснано»**.

У нас есть разработки в различных областях, не только связанных напрямую с авиатехнологиями. В научно-исследовательской деятельности задействованы не только научные работники университета, но и студенты, что указывает на хорошую перспективу. К сожалению, недостаточная поддержка со стороны государства вызывает беспокойство. И это в то время, когда весь мир делает ставку на развитие принципиально новых технологий. Вот и президент США Барак Обама недавно заявил о необходимости увеличения финансирования НИОКР. В России же прозвучало заявление Путина об оптимизации расходов на науку и образование. А это, сами понимаете, оптимизма не вызывает.

Заместитель начальника научно-исследовательской части УГАТУ Ришат Янбухтин:

Мы остро нуждаемся не только в финансовой поддержке со стороны государства, но и в статусно-правовом обеспечении. Университеты лишены права выступать учредителями малых инновационных предприятий. Научным центрам, занимающимся внедренческой деятельностью, должны предоставляться различные преференции, льготы на местном уровне. Вот этого, увы, пока не наблюдается. Мы вынуждены выходить на федеральный уровень, чтобы решать и финансовые, и иные проблемы. Хотелось бы, чтобы и у нас, как и во всем мире, в этот кризисный период был всплеск инновационной деятельности, но пока его нет. А будет ли? Если судить по тому, что до сих пор не объявлен конкурс среди университетов на право считаться исследовательским, отсутствует активность местных венчурных фондов, ответ скорее отрицательный.

Остается вспомнить, что премьер-министр РФ Владимир Путин недавно высказал пожелание:

В деловой среде нужно повышать статус и престиж инноватора, изобретателя, в целом формировать новую инновационную культуру, если позволите выразиться таким образом, – создавать моду на креатив.

Кто бы спорил, но мода штука капризная, и создавать ее нелегко.

Иван Подорожный



nikst аватар
  • Ну, в статье хорошо показана современная ситуация и даются практически все ответы на этот риторический вопрос, заданный в заголовке… В частности, акцентируется, что «От выставки до производства – бездна»… А почему? Потому что все эти хорошие и правильные пожелания, которые высказываются «на самом верху», вязнут и тонут на более низких уровнях… Так что и получается так, что всё сводится к очередной говорильне, а если быть точнее – к демагогии… Всё, как ещё и в стародавние наши времена: «А Васька слушает, да ест…» Очевидно, нет у нашей верховной власти этакого «волшебного лазера», который прожигал бы всю эту косную среду и доставал бы своим светом самых низких этажей сложившейся системы… Кто и когда будет заниматься этим? И будет ли вообще?..

Несётся вдаль птица-тройка и не даёт ответа…