Лев Трусов: Мы еще на год отстали в нанотехнологической гонке

Это нам не «нано»

Ученые считают, что Россия еще на год отстала в нанотехнологической гонке

Trusov_Lev.jpg

Проф. Лев Трусов, третий слева

Прошло около года с момента образования государственной корпорации «Роснанотех». По мнению многих ученых, связанные с ее созданием ожидания пока не оправдываются. Почему?

  • Об этом корреспондент «РГ» беседует с одним из российских специалистов, стоявших у истоков научного направления «нанотехнологии», доктором технических наук, профессором Львом Трусовым.

Российская газета: Создание «Роснанотеха» привлекло, пожалуй, небывалое сегодня для науки внимание общества. Многих, конечно, поразили огромные деньги, которые выделило корпорации правительство, – около 130 миллиардов рублей. Казалось, что появился новый флагман, который поведет общество в экономику, основанную на знаниях. Как вы оцениваете деятельность «Роснанотеха»?

Лев Трусов: Его создание было, безусловно, своевременным шагом руководства страны, озабоченного построением «экономики знаний». А вот что касается реализации этого плана… Давайте посмотрим на результаты деятельности «Роснанотеха».

За истекший год в корпорацию поступило более 400 проектов, но пока научно-технический совет корпорации дал положительную оценку всего четырем, причем три из них уже были известны и финансировались ранее Роснаукой. И все! Но самое главное даже не в этих цифрах, хотя они, конечно, красноречивы. У корпорации целый год ушел на то, что можно было сделать значительно быстрее. Да-да, не удивляйтесь.

Дело в том, что «Роснанотех» появился не на пустом месте, его создание было подготовлено нашими научными школами, которые сотрудничали, в первую очередь, с Роснаукой и другими федеральными структурами. Накоплен огромный массив информации о разработках в сфере «нано». Более того, в рамках федеральных программ только через Роснауку прошло около 400 проектов, инициированных бизнесом.

Казалось бы, в этой ситуации надо сделать простую вещь – воспользоваться этими данными и, опираясь на них, двигаться дальше. Однако соглашений о совместной деятельности «Роснанотеха» с Роснаукой и головной научной организацией в области нанотехнологий – Курчатовским институтом – до сих пор не существует. «Роснанотех» начал с чистого листа: заново объявляет конкурс и изучает все те же проекты, которые уже прошли экспертизу в предыдущих программах. И приходит к тем же самым выводам.

РГ: Неужели ничего нового не выявлено?

Трусов: Конечно, нет. Селекция проектов уже была проведена ранее, причем основательная. Понимаете, «Роснанотех» попал в непростую ситуацию. Вероятно, думали, что у них есть главное – деньги. И теперь достаточно бросить клич, как тут же выстроится очередь проектов, из них отберут те, которые будут приносить «золотые яйца». Такая схема работает там, где давно отрегулированы все вопросы взаимодействия науки и бизнеса. К сожалению, у нас реалии иные. Нет пухлого портфеля готовых к коммерциализации проектов.

Что же касается коммерциализации инноваций, то здесь, действительно, целина: нет менеджеров, не расставлены точки в вопросе, кому принадлежит интеллектуальная собственность. Сегодня каждый проект – это, по сути, маленькая школа, где надо воспитывать и менеджера, и управляющую компанию, и отрабатывать взаимодействие бизнеса с наукой. Поэтому мы сейчас нуждаемся не столько в поиске «золотых яиц» и немедленной их коммерциализации, сколько в посеве инновационного слоя. Потом из него вырастут наша наноиндустрия и наши кадры. А прийти и собрать готовое? Не получится.

РГ: Но если у нашей науки нет портфеля проектов в этой области, которые уже сегодня можно коммерциализировать, то «Роснанотеху» не позавидуешь. По Уставу корпорация создана именно для этих целей, а не для финансирования исследований, которые еще находятся в пробирке.

Трусов: Не совсем так. В соответствии с законом о «Роснанотехе» одна из ее функций – это организационная и финансовая поддержка научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок. В этом году проценты от средств корпорации, вложенных в банки, составили около одного миллиарда рублей. Почему бы не истратить часть этих денег, как и предусмотрено законом, на научно-исследовательские работы?

Теперь что касается эффективных проектов. Нельзя рассматривать подряд все предложенные разработки. Это бессмысленная трата денег и времени. Надо сделать то, о чем ученые говорили еще год назад. Сформулировать наши приоритеты: в каких научных направлениях Россия сильна, к чему есть интерес у бизнеса, и здесь сконцентрировать деньги и усилия ученых.

И надо в корне изменить сам подход к отбору проектов. Пока здесь все поставлено с ног на голову. Сейчас «Роснанотех» сначала выбирает проект, а потом ищет, кому в бизнес-сообществе он нужен. То есть ученым говорят, вот вы 20 лет работали, что-то там придумали, мы вас окружим забором, создав новую компанию, дадим деньги, заберем часть прав на результаты ваших работ, а затем будем искать, кому это надо, и продавать. Это пассивная схема, а нужна активная.

Бизнес должен приходить в корпорацию со своими потребностями, говорить, что ему нужно, а «Роснанотех» под этот запрос объявлять конкурсы, собирать команду ученых и инженеров. Такая активная схема, когда бизнес инициирует проекты, уже осуществляется Роснаукой в рамках частно-государственного партнерства.

РГ: В декабре планируется проведение первого международного форума, в рамках которого пройдет выставка, где корпорация намерена представить свои достижения.

Лев Трусов: В этом году состоялся экономический форум в Санкт-Петербурге, где выставлялся «Роснанотех». Так вот, он представил экспонаты, которые, в основном, были разработаны по программам главным образом Роснауки. И никаких ссылок на то, кто инициировал, финансировал и реализовывал эти проекты. Если бы было сказано, что «Роснанотех» организовал экспозицию и пригласил к участию разные организации, то была бы понятна его роль. А так…

Порой складывается впечатление, что корпорация вообще недостаточно ориентируется в том, что делается в стране в области нанотехнологий ведомствами и организациями. Так, например, сейчас на своем сайте «Роснанотех» привлекает испытательные лаборатории и метрологические центры «на основе процедуры признания компетентности» для выполнения сертификационных испытаний и специальных измерений в области нанотехнологий. Вместе с тем в соответствии с утвержденной правительством федеральной программой «Развитие инфраструктуры наноиндустрии в РФ на 2008 – 2010 годы» такие сертификационные центры только создаются.

Все это грустно, ведь с «Роснанотехом» (были) связаны большие надежды, но многое упущено, а главное, упущено время. Ведь конкуренты не стоят на месте. Они нас опережали в предшествующий период, а за этот год ушли еще дальше.

Юрий Медведев

http://www.rg.ru/…03/nano.html

А ведь прав, ой как прав уважаемый профессор: прошло более года, а из более чем 450 проектов ГК РНТ отобрала для финансирования всего лишь два проекта, ну, там, плюс ещё несколько на подходе. И то в основном те, кторые уже ранее были отобраны Роснаукой. Процесс оценки и отбора проектов действительно поставлен с ног на голову – вместо того, чтобы сами бизнесмены гонялись за научными разработками и стремились их побыстрее внедрить – в надежде на будущую прибыль, сейчас отбираются более-менее «подходящие» работы/проекты, а затем начинается лихорадочный поиск «частника»/бизнесмена, которому можно было бы всучить этот проект для его дальнейшей доработки. А уж о финансировании НИОКР сейчас и вообще не идёт речи. Словом, абсолютно прав Лев Ильич (Трусов), очень негативно оценивая деятельность ГК РНТ за истекший год. Совсем не так надо было бы всё это организовывать…



Anonymous аватар

По существу, Трусов критикует создание «Роснанотехом» независимой экспертизы – т.е. экспертизы, независимой от Роснауки. Кому-то, видимо, такая экспертиза очень не нравится. И еще забавный момент: «РГ: Неужели ничего нового не выявлено? Трусов: Конечно, нет.» То ли профессор имеет доступ ко всему портфелю заявок Роснанотеха и сливает инсайдерскую информацию, то ли не знает, о чем говорит. Или профессор берет на себя смелость заявлять, что осведомлен абсолютно обо всем, что происходит в мире нанотехнологий?