Кризис - это катализатор активности - Герман Дьяконов

Герман Дьяконов: «Кризис – это катализатор активности»

Может ли вузовская наука приносить прибыль, способствовать развитию промышленности и быть привлекательной для молодёжи? Ректор Казанского технологического университета Герман Дьяконов уверен, что неразрешимых проблем сегодня нет

Герман Дьяконов

«Совокупный доход университета в прошлом году составил 2 млрд. 100 млн. рублей, из которых 900 млн. принесла наука и проектирование, по 600 млн. – бюджетное и внебюджетное обучение студентов. Получается, что объём государственных средств в нашем бюджете составил менее трети»

Обмен опытом

Герман Сергеевич, многие Ваши коллеги говорят о том, что одной из главных проблем вузовской науки является дефицит молодых кадров. Насколько актуально это для Казанского технологического университета?

  • Думаю, не очень актуально. Сейчас этому вопросу уделяют много внимания, интерес молодёжи к науке подогревается различными программами федерального, республиканского, университетского уровня. В частности, молодые учёные Казанского технологического университета считают хорошим стимулом созданную по инициативе президента республики Татарстан Ментеймира Шаймиева республиканскую программу конкурсов для студентов и аспирантов на право стажироваться за счёт средств республики в различных научных организациях России и заграницы.

Ребята сами выбирают институты и списываются с ними; потом подают в Министерство образования и науки Республики Татарстан заявки, в которых указывают, какое у них знание языка, какие заделы в научной работе, какие публикации. Министерство отбирает самых достойных и отправляет набираться опыта. Ежегодно на эти конкурсы выделяется порядка 100 миллионов рублей. Таким образом, многие наши молодые люди едут обучаться в ведущие научные центры США, Швеции, Германии, а также в российские институты, например, в Новосибирский институт катализа, научный центр в Черноголовке и другие.

А Вы не боитесь, что они не вернутся?

Во-первых, им объясняют, что они несут обязательство вернуться и отработать после завершения обучения в вузе, который их направил в другие научные организации.

Во-вторых, пока я не слышал, чтобы кто-то хотел остаться за границей. Мы ведь довольно плохо знаем, что на самом деле происходит в науке за рубежом. Мы искренне уверены, что там всё великое, а на самом деле ситуация иная. Уровень наших исследований по-прежнему высок, и в некоторых случаях превосходит науку, которая делается в той же Америке. На мой взгляд, стажировка в мировых научных центрах полезна не только для приобретения квалификации, но и для корректировки собственного мироощущения. Учёные должны осознать, что наука не может развиваться в рамках какого-то института, пусть даже очень выдающегося, или какой-то одной страны, наука интернациональна.

Если молодой учёный даёт обязательство вернуться в родной вуз, значит, рассчитывает на то, что alma mater создаст для него привлекательные условия и в дальнейшей работе. Что предлагает Казанский технологический университет своим молодым сотрудникам, помимо возможности заниматься любимой наукой?

Возможность зарабатывать деньги, перспективу открыть собственный бизнес. Дело в том, что многие наши аспиранты и докторанты не замыкаются только на работе в университете, они участвуют в совместных проектах вуза с промышленностью, малым и средним бизнесом, работают в государственных и муниципальных учреждениях, то есть полностью интегрированы в жизнь страны.

Для наглядности приведу один пример. Наш профессор, заведующий кафедрой «Оборудование химических заводов» Алексей Махоткин жаловался, что процент защитившихся в срок аспирантов у него снижается, потому что нефтяники переманивают их высокими зарплатами. К настоящему времени он решил эту проблему, внедрив систему договоров с промышленными предприятиями на разработку установок, реализацией которых занимаются его студенты и аспиранты. По этим контрактам уже разработано и внедрено более сотни установок по всей России. Задействованные в этой схеме ребята, естественно, довольны и никуда уходить не собираются, поскольку получают гонорары, сопоставимые с заработками в бизнесе.

Мы искренне уверены, что за рубежом всё великое, а на самом деле ситуация иная. Уровень наших исследований по-прежнему высок, и в некоторых случаях превосходит науку, которая делается в той же Америке

Кроме того, за счет внебюджетных средств университета реализуется множество программ поддержки молодых учёных, в соответствии с которыми, в частности, работающие аспиранты получают 25-процентную надбавку к окладу; для докторантов установлены надбавки, увеличивающие размер их стипендии вдвое; кандидаты наук за защиту диссертации получают 5 тысяч рублей, доктора наук – 15 тысяч рублей и т.д.

  • Итог – сегодня в вузе примерно 100 докторантов и 900 аспирантов и соискателей, тогда как 5 лет назад их было вдвое меньше.

Наверное, такое плодотворное сотрудничество университета с промышленностью обусловливается тем, что в Татарстане успешно развивается нефтяное и химическое производство…

Да, это правда. Руководство республики уделяет большое внимание развитию системообразующего нефтегазохимического комплекса республики. Но с другой стороны, это и традиция нашего университета – работать в тесной связи с промышленностью, будь то нефтяные, химические, пищевые или сельскохозяйственные производства, предприятия легкой промышленности. Большинство классических университетов ориентируются на фундаментальную подготовку студентов, а мы – на практическую, предполагающую тесное взаимодействие с реальным сектором экономики.

В попечительский совет нашего вуза входят сто директоров крупных предприятий со всей России. Так что то, что промышленность в Татарстане достаточно развита и готова работать с наукой, конечно, большой плюс, но ещё не гарантия успешного сотрудничества.

Обшивка для «Боинга» и наномеха

В структуре университета есть несколько подразделений, ориентированных на разработку инновационной продукции. Насколько они эффективны?

В университете есть Казанский межвузовский инженерный центр «Новые технологии», Научно-исследовательский инновационно-прикладной центр «Наноматериалы и нанотехнологии», крупный Проектный институт «Союзхимпромпроект» и другие – в общей сложности более десятка инновационных подразделений, каждый из которых имеет свой профиль деятельности. В их рамках реализуются проекты по созданию конкретной продукции.

Например, совсем недавно Научно-исследовательский инновационно-прикладной центр «Наноматериалы и нанотехнологии» разработал технологию производства ультралёгких прочных пластиков на основе волокон из сверхвысокомолекулярного полиэтилена, которая фактически готова к внедрению. Сейчас в современном самолете фирмы «Боинг» DreamLiner используется до 40 % пластика, который в среднем в полтора раза тяжелее нашего материала. Если, допустим, в качестве внутренней обшивки самолёта использовать наш материал, то самолёт станет легче на несколько десятков тонн, что очень существенно.

Кроме того, наш материал можно использовать в автомобилестроении, производстве спортивного инвентаря и так далее. Заявку на финансирование проекта мы уже подали в ГК «РОСНАНО».

Примерно три года назад на собственные внебюджетные средства университет купил небольшое разорившееся лакокрасочное предприятие в пригороде Казани, на базе которого теперь успешно реализуются проекты по металлообработке, производству лаков и красок, битумных мастик, грунтовок и пр. Также нам удалось поставить на промышленную основу созданную учёными нашего Института легкой промышленности, моды и дизайна технологию плазменной обработки меха и кожи (благодаря такой обработке изделия приобретают красивый оттенок и повышенную прочность). Для этого Казанская меховая фабрика «Мелита» выделила нам в оперативное управление один из своих корпусов, где мы разместили плазменные установки, а также Поволжский бизнес-инкубатор легкой промышленности, в котором сегодня работают порядка десяти компаний, созданных нашими выпускниками.

Хорошие доходы приносит Проектный институт «Союзхимпромпроект», который в советское время проектировал пороховые производства. Одиннадцать лет назад университет ввел в свой состав этот институт, находящийся на грани банкротства и перепрофилировал на проектирование нефтехимических производств. Сейчас общий объём заказов института превышает 700 млн. рублей в год.

В итоге, во многом благодаря всем этим проектам, совокупный доход университета в прошлом году составил 2 млрд. 100 млн. рублей, из которых 900 млн. принесла наука и проектирование, по 600 млн. – бюджетное и внебюджетное обучение студентов. Получается, что объём государственных средств в нашем бюджете составил менее трети. Я считаю, что это очень хорошо, но ещё не предел наших возможностей. В частности, есть планы по переработке отслуживших свой век боеприпасов на военном полигоне. Мы инвестировали в этот проект значительные суммы и рассчитываем, что прибыль будет тоже немалой. Есть и много других интересных проектов…

Молодые учёные как-то вовлечены в процесс коммерциализации результатов своих исследований?

Конечно! Они участвуют в различных конкурсах, получают деньги на развитие малого бизнеса. В частности, в 2008 году мы подписали контракт с ОАО «Аммоний», на сумму 300 млн. рублей, согласно которому КГТУ является генеральным проектировщиком строительства нового интегрированного комплекса производства минеральных удобрений на промышленной площадке ООО «Менделеевсказот», г. Менделеевск, стоимостью 1,1 млрд. долларов. Данный проект предполагается реализовать с использованием лучших мировых технологий и современного оборудования, поставляемого фирмой Mitsubishi Heavy Industries (Япония). Параллельно с этим ведется подготовка студентов, лучшие из которых будут привлечены к проектированию объектов этого комплекса, а в дальнейшем будут работать на нем.

Необходимо сказать, что студенты, аспиранты, докторанты активно участвуют в различных конкурсах. Для студентов и аспирантов КГТУ 2008 год стал в высшей степени успешным, ведь они стали абсолютными лидерами в неофициальном республиканском рейтинге по числу именных и специальных стипендий, включая стипендии Президента РФ, Правительства РФ, Президента РТ и мэра Казани.

А в конкурсе «50 лучших инновационных идей для РТ» и республиканской программе инновационных проектов «Идея 1000» среди 113 победителей 41 представляли КГТУ (это 36%)! На реализацию представленных проектов учёным технологического университета выделено порядка 25 млн. рублей. Эти деньги не идут в университет, но, по-моему, это всё равно позитивно, поскольку является дополнительным стимулом как для развития промышленности, так и для молодых разработчиков.

Велика вероятность, что скоро будет принят закон, позволяющий научным организациям, в том числе вузам, учреждать малые инновационные компании. Как Вы считаете, сможет ли Казанский технологический университет, помимо прочих проектов, вести ещё и собственный бизнес?

По этому законопроекту сейчас идут серьезные дискуссии. Основные разногласия связаны с тем, какая доля собственности в этих копаниях должна принадлежать университету. С одной стороны, если доля акций университета будет маленькой, компании будут иметь больше свободы и будут лучше развиваться; с другой стороны, велика вероятность, что созданная в университете интеллектуальная собственность уйдёт на сторону, и университет от этого фактически ничего не получит.

Лично я отстаиваю позиции вузов: считаю, что за университетом должен оставаться контрольный пакет акций; при такой схеме Казанский технологический университет будет открывать собственные компании и ещё более активно коммерциализовывать результаты научного труда. При другой схеме он будет очень много отдавать, а получать мало.

Хотя в любом случае создание инновационных компаний при вузах – это, конечно, хорошо, потому что необходимо развивать малый и средний высокотехнологичный бизнес, поднимать экономику.

Кампус как решение жилищной проблемы

Есть ли в Казанском технологическом университете рецепт решения жилищной проблемы молодых учёных?

Некоторое время назад в республике действовала программа по обеспечению жильём преподавателей: половину стоимости строительства домов оплачивала республика, половину – те, кто въезжал в эти дома. В настоящее время по инициативе М.Ш. Шаймиева в республике функционирует эффективная программа социальной ипотеки, с низкой процентной ставкой, в которой выделена квота молодым ученым и преподавателям.

Кроме того, в университете созданы условия для конкурсного предоставления служебного жилья молодым ученым. Для этого одно из общежитий университета перепрофилировано в жилой дом. Однако мы понимаем, что этого недостаточно для полного обеспечения жильем молодых сотрудников и поэтому ищем пути комплексного решения данной проблемы.

В частности, у нас есть проект строительства кампуса университета в пригороде Казани, который кроме решения жилищного вопроса преследует и другие цели: во-первых, двукратного увеличения площадей; во-вторых, интеграции в мировое образовательное пространство за счет привлечения комфортабельными условиями проживания, работы и учебы студентов с перспективных для российского образовательного рынка стран Азии и арабского Востока и преподавателей из западных научно-образовательных центров.

.

Это всего лишь мечта или Вы что-то делаете для её реализации?

Мы уже разработали проект строительства кампуса и финансовые механизмы его поэтапной реализации. Сегодня нас сдерживает лишь отсутствие инвесторов. Но мы не теряем надежду: ведь кризис не навсегда и, что важно, это катализатор активности для тех, кто обладает мощным потенциалом. Думаю, мы сможем приспособиться к новым условиям и получим дополнительный толчок для роста.

Наталья Быкова

http://www.strf.ru/…ization.aspx?…

Казанский государственный технологический университет



nikst аватар
  • Ну вот, ребята бегут впереди всех. Молодцы! Главное, что они не рассуждают о необходимости тесной связи вузовской науки и производства, а берут и осуществляют эту «связь» на практике. Отсюда – и нет проблемы «насильного» внедрения новинок в производство, и имеют необходимые средства – для закрепления кадров, для закупки оборудования и т.п. Словом, молодцы!..
nikst аватар

Г.Дьяконов: «Мои главные достижения еще впереди»

Герман Дьяконов, человек из профессорской семьи, когда он говорит о вузе, то употребляет местоимения «мы», «у нас». Заметно, что к КГТУ, который он возглавляет с 2007 года, Герман Дьяконов относится с уважением и гордостью. В нем сочетается ум ученого и хватка бизнесмена.

«Ректор отвечает абсолютно за все»

Герман Сергеевич, как семья повлияла на Ваш выбор пойти учиться в КГТУ?

Я представляю четвертое поколение профессоров, которое работает в нашем вузе. Поэтому выбора у меня практически не было. Я с детства знал, что буду учиться в КГТУ (КХТИ), знал, на каком факультете и даже знал, какую специальность буду получать. Мой прадед, Константин Петрович Дьяконов, был заведующим учебной частью в Казанском соединенном промышленном училище.

Наш вуз, да и вообще всё техническое образование в Поволжье, берет начало именно с этого учебного заведения, основанного постановлением Министерства народного просвещения Российской Империи в 1890 году. Старинное здание училища ныне корпус «Б» нашего университета, перед которым сейчас стоит памятник Кирову.

Среди людей, которые внесли большой вклад в мою жизнь, была и моя бабушка – профессор Казанского ветеринарного института Нина Александровна Крылова – совершенно уникальная, очень добрая и мудрая женщина.

Как Вы восприняли назначение на должность ректора КГТУ?

Честно говоря, не ожидал, что стану ректором, хотя перед глазами всегда был пример отца. Меня всегда готовили к научной работе, но постепенно стал прибавляться и административный опыт. Когда настали переломные для страны времена начала 90-х была возможность заняться коммерцией. Но я выбрал технологический университет. Учитывая, что бюджет нашего вуза лишь на треть состоит из государственных средств, а остальное мы зарабатываем сами, то, по сути, я теперь занимаюсь и коммерцией, и любимым делом. Правда за гораздо меньшие деньги (улыбается).

Герман Сергеевич, какую ответственность подразумевает Ваша должность?

Понимаете, у нас такое законодательство, что ректор отвечает абсолютно за все, что делают сотрудники. Поэтому для того, чтобы быть ректором, нужно иметь большую силу воли, большое терпение и выносливость. Также, чтобы исполнять обязанности ректора такого большого вуза, как КГТУ, нужно иметь стратегическое мышление. Нужно предугадывать направления, по которым университет должен развиваться, и иметь характер, чтобы обеспечить это движение.

Мне часто приходится преодолевать сопротивление, ведь известно, что большинство людей не хочет ничего менять, им гораздо спокойнее жить, так как они жили до сих пор. Но в конечном итоге наши результаты однозначно позитивные.

Вам удается совмещать научную и административную деятельность?

Плохо удается совмещать, хотя у меня есть аспиранты и докторанты, но, признаюсь, уделить им много времени у меня теперь не получается. За годы работы в науке мне удалось создать коллектив молодых ученых. Двое из них уже доктора наук, работают в нашем университете. Вокруг них постепенно появилась целая плеяда кандидатов наук. Так что работа идёт, и научная школа развивается.

На Ваш взгляд, какие проблемы есть у высшего образования сегодня?

Их немало. И, прежде всего, это жуткий дефицит финансирования. У нас очень низкие бюджетные зарплаты и от этого – масса негативных эффектов. У нас недостаточное, на мой взгляд, качество подготовки в школе, особенно по естественно-научным направлениям. У нас, к сожалению, очень сильная конкуренция между вузами: конкуренция за абитуриентов, в области научных грантов, денег на развитие. В целом это негативно отражается на системе образования.

Почему Вы считаете, что конкуренция вредит образованию?

Вместо того, чтобы думать, как развиваться, мы вынуждены конкурировать между собой, а в этом нет ничего хорошего ни для города, ни для республики в целом. Конкуренция не всегда положительно сказывается на образовании. Без неё нельзя, но она не должна быть стихийной, она должна быть управляемой.

Сравните, пожалуйста, КГТУ Вашей молодости и современности.

Сейчас многое изменилось к лучшему. Когда я учился, был расцвет застоя и было огромное количество негативных явлений, начиная с комсомольских собраний и заканчивая низким качеством контингента. Были у нас проблемы и с недобором.

А вообще нельзя рассматривать изменения в вузе вне связи с политическими изменениями в стране. Раз в политике и экономике многое изменилось, то и в вузе многое изменилось. Самое главное различие в том, что мы сейчас на две трети коммерческая структура. То есть, у нас меньше трети бюджетные деньги, все остальное мы зарабатываем сами.

Сам университет с годами стал намного больше. Если во время моей учебы у нас было меньше 10 тысяч студентов, то сейчас около 30 тысяч, а конкурс на поступление – стабильно один из самых высоких в Поволжье. Состав преподавателей стал качественно лучше: стало больше профессоров, увеличилось количество специальностей и направлений.

«У КГТУ серьезные шансы стать национальным исследовательским университетом»

В прошлом году в КГТУ был создан факультет наноматериалов и нанотехнологий. Расскажите о перспективах его развития.

Да, уже второй год мы ведём прием на специальность «наноматериалы». Подобный факультет у нас возник не случайно. У наших учёных есть отличный задел в этой области. Многие исследования, проводимые в КГТУ уже не первый год, оперируют понятием «нано» – нам было, на что опереться при открытии факультета. Сейчас на факультете четыре кафедры.

В 2008 году мы выиграли федеральный грант на создание Центра коллективного пользования научным оборудованием по получению и исследованию наночастиц. Объем финансирования по этому проекту составил 70 млн. рублей за счет средств федерального бюджета и дополнительно 15 млн. рублей – за счет средств бюджета РТ.

Самое главное нам удалось сделать не просто научно-исследовательский центр. Мы создали настоящий промышленный комплекс по производству наночастиц на базе КГТУ. Следующий этап нашего развития заключается в том, что мы будем делать на базе этих наночастиц различные композиционные материалы, открывая тем самым широчайший спектр для новой деятельности.

КГТУ принимает участие в конкурсе на получение статуса национального исследовательского университета. Как Вы расцениваете шансы Вашего вуза?

Это будет федеральный конкурс, который организовывает Министерство образования и науки РФ. По всей стране будет выбрано 15 лучших университетов, которые получат статус национального исследовательского университета и финансирование на развитие. Причем отбирать будут самых-самых. Это будут университеты с отраслевой направленностью. Два университета уже есть. Они были созданы отдельными указами. Один вуз в области ядерной техники и один – в области материаловедения.

У национальных университетов будут большие объемы исследований, а научный и образовательный процесс прочно связаны. Это будут университеты, которые подготовят специалистов мирового уровня.

Конечно, будет жесточайшая конкуренция, ведь выберут лишь 15 вузов. А вузов-то хороших в России много. Но у КГТУ серьёзные шансы по нескольким причинам. В нашу пользу играет то, что в республике химия и нефтехимия – это базовые направления экономики. Они полностью совпадают с приоритетами развития нашего вуза. Кроме того, проходят времена, когда нефть можно было продавать за $150 за баррель. Сейчас, когда она стоит $50–70, ее нужно перерабатывать и не только в топливо, но и в полимеры, как это делается в республике.

Каждый следующий передел нефти – это дополнительная добавочная стоимость, это новые рабочие места, новая поддержка для экономики. Например, производство изделий из полимерных материалов – это пространство для развития малого бизнеса. В этом направлении должна быть создана сеть мелких инновационных компаний. Возможно, это и станет одним из путей быстрого выхода из кризиса. Так что если мы хотим заниматься глубокой переработкой нефти, то нужен базовый университет, который будет этому обучать. По всем объемам и по всем показателям в этой области мы номер один в России.

Какие критерии отбора для участия в конкурсе?

Критерии отбора общеизвестны. Они не опубликованы официально, но были высказаны в ходе выступления министерских сотрудников. Могу сказать, что по основным критериям мы соответствуем. При нынешних объемах науки и научных проектов мы по сути уже исследовательский университет. Наука составляет практически половину нашего бюджета. Такими показателями могут похвастаться только 3–5 вузов по всей России, например, МГТУ им. Баумана.

Наша политика – большое количество научно-образовательных центров. Мы открыты для совместных проектов с промышленностью, научно-исследовательскими институтами, академическими институтами РАН. Например, у нас есть совместный научно-образовательный центр с новосибирским Институтом катализа, а это самый сильный центр России в этой области. Также мы сотрудничаем с Институтом материаловедения и металлургии им. Байкова в Москве.

«Мы не потеряли связь науки и промышленности»

Герман Сергеевич, изменился ли в этом году план приёма в КГТУ?

Да, конечно. Нам увеличили магистратуру, увеличилось количество специальностей, увеличился бюджетный прием. За счет государства в этом году мы примем 2614 человек. Внутри вуза произошло перераспределение по специальностям. Например, в этом году сократилось количество мест на гуманитарных специальностях и увеличилось на технических.

Несмотря на все кризисы и демографические проблемы, наши выпускники по-прежнему востребованы. Мы сохранили систему распределения, которая отлично зарекомендовала себя еще во времена СССР. 97% выпускников дневной формы обучения распределяются по предприятиям. А число заявок от предприятий на 30% превышает число наших выпускников.

Одной из самых сильных сторон КГТУ является и то, что мы не потеряли за время перестройки связь промышленности и науки, а это гарантирует и качество образования, и востребованность выпускников.

Значит, выпускник КГТУ может быть уверен, что работа после окончания вуза ему обеспечена?

Именно так. У нас проблем с востребованностью выпускников не существует. Надо отметить, что сейчас в республике колоссальные средства вкладываются в развитие нефтепереработки. В ближайшие годы в Татарстане произойдет утроение мощностей производства химических продуктов, полимеров и изделий из них.

Сейчас республика перерабатывает 7 млн. тонн нефти из тех 30, которые добывает. Когда будут достроены новые мощности в Нижнекамске, то будет перерабатываться 21 млн. тонн нефти. Идет строительство второй очереди, а я знаю, что было принято решение и о третьей. То есть, в самое ближайшее время потребность в наших выпускниках будет очень высокая.

Насколько для университета актуальна проблема притока молодых кадров?

В вузе работает мощная программа поддержки молодых ученых. У нас сейчас 900 аспирантов и соискателей, которые пишут кандидатскую, и 100 докторантов. Это уникальные цифры. Это наша смена, которая останется в университете. Мы финансово поддерживаем научную молодежь и заинтересованы, чтобы такие люди от нас не уходили. Ведь без них не будет развития университета. В этом смысле мы находимся в более выгодном положении, чем Москва. Там вообще в вузах молодежи осталось мало. Потому что в столице невозможно жить на такие деньги, как у нас.

Кроме того, мы даем возможность людям зарабатывать научными проектами. Когда Венчурный фонд подводил итоги года («50 лучших идей РТ», «Идеи 1000», проект УМНИК Российского Фонда содействия развитию малых форм предприятий) практически по всем этим программам 30% выиграли наши сотрудники и преподаватели. У нас очень хорошая научная школа, а это не только деньги, но еще и культура. Научные школы – среда, из которой выкристаллизовывается научная мысль.

Герман Сергеевич, на Ваш взгляд, какими качествами должен обладать современный ученый?

Любой ученый, в первую очередь, должен обладать мозгами. Если раньше можно было быть специалистом в очень узкой области и это тебя всю жизнь кормило, то сейчас надо быть специалистом широкого профиля. Ты должен быть не только ученым, но и в некоторой степени коммерсантом, экономистом, потому что без этого сейчас не выжить. Кормят реализованные в промышленности идеи, предприятия, которые созданы под эти идеи.

У КГТУ для этого есть база. Наши выпускники создали достаточно много предприятий. Многие из выпускников у нас до сих пор работают. Я думаю, что это нормально, хотя какую-то часть интеллектуального потенциала университета мы теряем. Но зато развивается промышленность, развиваются эти компании, бизнес, а это поле, на котором мы потом все вместе будем работать и зарабатывать.

Мы уникальный университет. Три года назад купили завод. Других таких случаев в России я не знаю. Сейчас мы его реконструируем, и у нас есть целый ряд интересных проектов, которые в ближайшее время там будут запущены. Например, проект по современным системам сушки древесины или проект по созданию целого спектра битумных мастик различного назначения. Проекты пока находятся в стартовом состоянии и денег пока не приносят. Чтобы раскрутить инновационный проект, нужно три года, посмотрим, что нам это принесет.

У нас всегда есть связка с реальностью, то есть не просто научные идеи на уровне пробирки. И свои идеи мы всегда можем довести до реального производства.

Герман Сергеевич, какое достижение Вы считаете главным в своей жизни?

Я еще не стар, у меня есть энергия, есть мозги. Я считаю, что мои главные достижения еще впереди.

Екатерина Харитонова

С п р а в к а

  • Герман Дьяконов родился 11 ноября 1964 года. Окончил Казанский химико-технологический институт (КХТИ), механический факультет, кафедру «Машины и аппараты химических производств», где в 1988 году защитил кандидатскую, а в 1994 – докторскую диссертацию.
  • С 2002 по 2006 год – директор института нефти и химии Казанского государственного технологического университета. С 2002 по 2007 год – проректор по научной работе Казанского государственного технологического университета. В настоящее время занимает должность ректора Казанского государственного технологического университета, доктор химических наук, член-корреспондент Академии наук РТ.
  • Лауреат Государственной премии РТ в области науки и техники за работу по разработке и освоению первого в России крупнотоннажного унифицированного производства этиленпропиленовых каучуков (2001 г.); лауреат Государственной премии правительства РФ в области науки и техники за работу по разработке и промышленному применению быстрых химических процессов в турбулентном режиме (2004 г.). Имеет 9 патентов на изобретения и более 200 печатных работ, значительная часть которых опубликована в центральных и реферируемых журналах.

http://info.tatcenter.ru/…on/74863.htm