Европа: нанотехнологические разочарования

Проблемы, мешающие развитию нанотеха в Европе, порождают беспокойство инвесторов. Об этом в большой аналитической статье пишет журнал Business Week

Nano_facilities.jpg

В качестве примера приводится история компании Oxonica, одного из наиболее известных нанотехнологических стартапов (StartUp = компания-новичок, впервые вступающая на инновационный рынок).

Ключевым продуктом компании является катализатор, разработанный для уменьшения количества вредных веществ в выхлопе дизелей, использующих топливо с высоким содержанием серы. Как выяснилось в апреле этого года, катализатор не работает так, как ожидалось, что привело к расторжению договоренностей, достигнутых с Petrol Ofisi, крупной турецкой компанией, торгующей нефтепродуктами.

Торговля акциями Oxonica была приостановлена вплоть до июня. Когда торги были продолжены, цена уменьшилась примерно на 75%, что уничтожило порядка $80 млн. рыночной капитализации компании. Чтобы спасти репутацию, компания согласилась на совместный проект, предлагавшийся Petrol Ofisi, и нацеленный на дизельное топливо с низким содержанием серы. Несмотря на все усилия, стоимость акций компании до сих пор составляет около 50% от апрельских уровней.

Компания Oxonica может служить символом событий, происходящих в европейском секторе нанотеха. Это довольно простая история: ранние обещания, много шумихи и крушение надежд – несмотря на то, что нанотехнологии действительно могут революционизировать производство и медицину в ближайшие десятилетия. Эксперты считают, что рынок нанотехнологических продуктов может достигнуть $1,5 трлн. к 2015 году.

Даже с учетом массированных вливаний государственных денег, аналитики считают, что Европа сейчас уступает другим регионам в направлении коммерциализации нанотеха.

Тим Харпер, специалист лондонского консалтингового агентства Сientifica, считает, что основная причина этого – в направлении концентрации внимания компаний. Пока европейские компании придают особое значение материалам, таким, как нанотрубки и нанопорошки, стартапы США делают упор на применении в реальной жизни разрабатываемых в нанотехе приложений.

В представлении обывателей получается, что небольшое количество продуктов, созданных в США, часто выглядит, прямо скажем, тривиальными. Это, например, «пятноустойчивое белье» или «упрочненный теннисный мяч». Но в США также закладывается фундамент успеха в будущем – количество патентов, дошедших до государственного финансирования, более чем вдвое превышает европейское.

Область, в которой исследования отходят слишком далеко от нужд рынка и потребителей, будет разочаровывать и дальше. К концу 2006 г., правительства стран мира вложили около $24 млрд. денег налогоплательщиков в нанотехнологические исследования и разработки. Примерно такое же количество, в долларах того периода, правительство США потратило на космическую программу «Аполлон». За восемь лет в результате ее реализации был произведен полет человека вокруг Луны, и это представляется несколько более значимым достижением, чем «пятноупорные штаны», – саркастически замечает Харпер.

Безусловно, в Европе есть и истории успеха. Многие большие компании ведут исследования в данной области более чем 10 лет своими собственными силами. Немецкий химический гигант BASF, например, разработал покрытие с наночастицами, устойчивое к царапинам. Bayer производит нанотрубки и ищет им применение в медицине, производстве композитов и покрытий. Французская косметическая компания L’Oreal использует достижения нанотеха для создания улучшенных шампуней, кремов для кожи и солнцезащитных мазей.

Но европейские стартапы куда менее успешны. Родриго Аманди (Rodrigo Amandi), аналитик по научным исследованиям швейцарской компании SAM Group, убежден, что причина заключается в неправильном позиционировании.

«Они вынуждены бороться, потому что они не открывают новых рынков, а соревнуются с большими компаниями на уже существующих площадках. Они не делают ничего эффектного, чего мы ожидали бы от нанотехнологий», – говорит он. – «И это печально, потому что именно стартапы толкают инновационные изменения».

Настоящие возможности нанотеха – и существенные деньги – пока еще впереди. Этот момент наступит, когда имеющиеся базовые инновации в этой области сложатся в новую комбинацию, открывающую новым, инновационным, товарам, путь к людям.

Проблема в том, считают эксперты, что Европа пока не способна создать правильную магистраль для инновационного развития и гарантировать, что в следующей фазе развития в ней появится прибыль.

Помимо сказанного, надо отдать должное старому расколу в Европе между академической наукой и корпоративными НИОКР. В США и Японии партнерство между университетами и индустрией куда глубже и шире, а европейские ученые куда менее склонны покидать спокойную работу в исследовательских центрах академий и корпораций, чтобы начать новый рискованный бизнес-проект. Вдобавок ко всему, европейская промышленность инвестирует в нанотех меньше, чем американская или японская, что отчетливо показывает статистика Европейской комиссии.

Более слабая культура предпринимательства в Европе также вредит активности в области стартапов. Когда нанотехнологические компании формируются в Европе, они часто нуждаются в более прозрачных бизнес-моделях и стратегиях выхода инвестора, а участвующие в проектах команды зачастую имеют недостаточно предпринимательского опыта. Это также одна из наиболее серьезных причин, почему Европа получает существенно меньшую долю глобального венчурного капитала, направляемого в нанотехнологические проекты. И хотя государственная поддержка уменьшает различие в объеме финансирования, это все же не дает венчурному капиталу никаких иных преимуществ – таких, как производственные знания и распределенная работа над проектом.

Однако у Европы есть шанс наверстать упущенное, – полагают некоторые эксперты. По мнению генерального директора компании Spinverse Пекка Копонен (Pekka Koponen), Европа может вырваться вперед в области создания инструментов и принадлежностей для различных нужд нанотеха.

«Во времена любой “золотой лихорадки” первыми зарабатывали те, кто продавал лопаты и заступы», – говорит он. – «Здесь, возможно, будет то же самое».

До сих пор компании из США, такие как FEI и Veeco Instruments, были лидерами в этой области, однако П. Копонен считает, что европейские претенденты, такие как шведская Obducat и российская NT-MDT, нельзя сбрасывать со счетов.

Наиболее же важным можно считать усиливающийся сдвиг от нанотехнологических материалов к конечным приложениям, особенно в в области здравоохранения и фармацевтики. Это та область, в которой европейские ученые и компании традиционно сильны. Также наработаны сложные бизнес-связи. Тим Харпер полагает, что подпитка фармацевтических кластеров в Великобритании, Германии и Швейцарии может дать возможности для особенно успешных нанотехнологических стартапов.

В такой «экосистеме» вся политика нацелена на то, чтобы помочь нанотеху быстрее и легче двигаться из лабораторий на рынок.

Европа все еще может стать глобальным лидером в нанотехнологиях. «Наука об очень маленьком» может получить очень большой импульс.

http://www.nanotex.ru/archives/153

Nanotech Disappoints in Europe

http://www.businessweek.com/…5_546185.htm?…

Вот очень актуальная и ПРАВИЛЬНАЯ статья!.. Уже не один раз было отмечено, что американцы не гонятся «за журавлями». Вся их «промышленная политика» жёстко ориентирована НА РЫНОК, рынок сбыта. Касается ли это корпоративных НИОКР или начинающих предпринимателей из университетов. Не успел парень/деваха из университета что-то изобрести, а он тут же создаёт «фирмочку» (тот самый «СтартАп»), которая начинает клепать его «изобретения» и тащить на рынок. Неважно, что многие из этих «стартапов» потом могут разориться (если плохо угадали/просчитали потребность рынка в данном продукте/процессе) или быть поглощены/куплены более крупными «рыбами», главное – что даже немногие «прорвавшиеся» могут быстро «набрать вес» и всё это быстро окупит возможные убытки на других «участках».

Европейцы, как выясняется, пока ещё не овладели этим искусством: разрабатывать успешные бизнес-планы, правильно позиционировать свои НИОКР/продукты, быстрее и проще «проталкивать» свои продукты на рынок и т.д.

И нашим «ребятам» из Роснанотеха нужно бы учесть все эти «недостатки» европейцев и «достоинства» американцев и – с самого начала – стремиться формулировать ПРАВИЛЬНУЮ научно-техническую политику, избегая не только излишнего параллелизма, но и излишнего «академизма» (достижение «красивого» результата исследований). Жёсткая ориентация на рынок («окупаемость»!) должна стать первым и самым главным «законом» в руководстве НТ отраслью…