Работникам не стоит опасаться робопокалипсиса

Для розничных компаний апокалипсис роботизации – это не научная фантастика. Цифровые гиганты захватывают всё большую долю трат покупателей, тысячи магазинов закрываются, а десятки тысяч их сотрудников теряют рабочие места.

Одна из них — Белинда Дюпьер, продававшая ювелирные изделия в магазине Sam’s Club в г. Фолл-Ривер в Массачусетсе [бывший главный центр текстильной промышленности в США – прим. перев.]. В начале 2016 года магазин, пытавшийся остаться на плаву, закрылся.

Но Дюпьер, всю жизнь прожившая в когда-то процветающем городке, образованном вокруг фабрики, и находящемся в часе езды на юг от Бостона, превратилась из жертвы цифровой революции в выгодоприобретателя. Amazon.com Inc анонсировала будущий найм 500 сотрудников на полный день для своего нового сборочного склада на задворках города. «Я прямо умирала от нетерпения, ожидая открытия Amazon», – вспоминает она. Она стала одной из первых, кого наняли для работы там прошлой осенью; с тех пор количество работников на полный день взлетело до 2000 человек.

Дюпьер зарабатывает в Amazon на $2 в час больше, чем в Sam's, в частности из-за увеличения продуктивности. В Sam's она могла обслужить от 1 до 20 клиентов в день. В Amazon она пакует от 75 до 120 коробок в час, которые затем уносятся высокоскоростным автоматическим конвейером в сторону целого парка грузовиков, колесящих по региону. Работа физически более сложная, но Дюпьер, которой исполнилось 54 года, ищет в этом положительные стороны. «На этой работе я скинула 11 кг, – говорит она. – Это бесплатный спортзал».

Падение физических розничных магазинов сопровождается не так сильно освещаемым в СМИ бумом онлайн-продаж, создавшим в США больше рабочих мест, чем было потеряно вместе с розничными магазинами. А на этих местах платят больше, поскольку сотрудники работают более продуктивно.

Это пример того, что обычно упускают в тревожных сообщениях о том, как рабочие места будут уничтожены роботами, искусственным интеллектом и другими формами автоматизации. На протяжении всей истории автоматизация обычно создавала больше рабочих мест с лучшей оплатой за труд, чем уничтожала. Причина: компании не используют автоматизацию просто для того, чтобы делать то же самое дешевле. Они находят способы предлагать совершенно новые и улучшенные продукты. После того, как на эти предложения слетаются клиенты, компаниям приходится нанимать больше людей.

На упаковочном складе Amazon компьютеры сообщают работникам точный размер необходимой упаковки

Роботопокалипсис – явление новое, но схожие волнения уходят корнями в прошлые века. В 1589 году королева Елизавета I отказала в выдаче патента изобретателю автоматической вязальной машины, боясь, что это оставит вязальщиков без работы. В 1930 году британский экономист Джон Мейнард Кейнс предупреждал о возникновении «технологической безработицы из-за того, что способы экономии на использовании труда будут опережать скорость, с которой мы будем находить новые методы использования труда».

Эти страхи периодически оказывались беспочвенными. Джеймс Бессен, экономист из Юридической школы Бостонского университета, обнаружил множество примеров того, как технология, которая должна была уничтожить рабочие места, приводила к обратному эффекту. После установки первых автоматических банкоматов в 1970-х годах директор Wells, Fargo & Co. предсказал, что банкоматы приведут к уменьшению количества филиалов банков и работников этих филиалов. И действительно, в среднем отделении в 2004 году работало на треть меньше работников, чем в 1988 году. Однако Бессен обнаружил, что банкоматы удешевили содержание филиала, из-за чего их начали открывать чаще. Общее количество филиалов с того времени увеличилось на 43%.

Оранжевое – количество работников банка, пурпурное – количество банкоматов

Сегодня в банках работает больше сотрудников, чем в 1980 годах, а их обязанности расширились до услуг, недоступных банкоматам – например, продаже дополнительных услуг клиенту.

Бессен сам был свидетелем такой трансформации. В 1983 году он создал ранний прототип компьютерной издательской программы, которая облегчила работу со шрифтами и графическим дизайном. Он вспоминает, что после того, как Sears приобрела эту программу в 1989 году, она уволила порядка 100 сотрудников. Он волновался: «неужели эта программа приводит к тому, что мы увольняем кучу людей?»

Но некоторые клиенты использовали эту программу для увеличения количества и разнообразия их публикаций. Сеть супермаркетов A&P использовала это ПО для публикации 30–40 версий своего еженедельного каталога, в котором различные скидки предлагались для различных районов. Бессен обнаружил, что в 1980-х годах количество работников типографий уменьшилось на 100 000 человек, по с 1979 по 2007 количество графических дизайнеров увеличилось более чем в четыре раза, до 800 000, что с лихвой перекрыло потери.

Автоматизация начинает уменьшать общее количество занятых людей только после того, как индустрия полностью удовлетворяет потребность рынка – как это случилось с автомобилями.

Но этот процесс, конечно, имеет разрушительную сторону: люди, потерявшие работу из-за автоматизации, оказываются совсем не теми, кто идёт работать в новые виды индустрии, ставшие возможными благодаря автоматизации. Но со временем общий эффект всё же оказывается положительным.

Но даже экономисты и технологи, знакомые с историей, волнуются, что в этот раз всё будет по-другому, поскольку сегодняшние технологические прорывы позволяют делать такие вещи, которые ранее считались областью деятельности исключительно человека. Сооснователь Microsoft Билл Гейтс предложил облагать роботов налогом, чтобы замедлить их потенциал уничтожения рабочих мест. Илон Маск из Tesla Inc хочет, чтобы правительство занималось вопросами регулирования искусственного интеллекта.

И всё же доказательств наступления апокалипсиса собрать не получается, а доказательств обратного результата довольно много. Во многих городах дешевле и проще заказать машину из Uber или Lyft, чем такси, и в результате количество поездок и водителей увеличилось. С 2015 по первую половину 2017 года количество поездок на жёлтых такси в Нью-Йорке уменьшилось на 75000, но количество поездок на Uber и Lyft увеличилось на 210000, согласно расчётам комиссии по такси и лимузинам, опубликованным блогером Тоддом Шнайдером. Это говорит о том, что совместные поездки открыли новую статью спроса, сделали поездки на машине дешевле, а их поиск проще – особенно в таких местах, где такси было тяжело найти.

Динамика количества рабочих мест в электронной коммерции (пурпурный) и обычной рознице (оранжевый)

Розничные продажи – крупнейшая индустрия в США из тех, что подвергаются атаке со стороны цифровых технологий, но при этом есть свидетельства того, что онлайн-продажи не уменьшили общее количество мест, а скорее всего и увеличили его. Действительно, тысячи магазинов закрылись. С конца 2007 по середину 2017 года обычные магазины потеряли порядка 140 000 рабочих мест полного дня, согласно отчёту Майкла Мэндела из Института прогрессивных политик. За тот же период появилось всего 126 000 рабочих мест в онлайн-продажах.

Однако Мэндел отмечает, что в последнюю цифру не входят упаковочные склады, такие, какой недавно открылся в Фолл-Ривер – их Бюро труда и статистики учитывает по статье складов и хранения. Он отмечает, что по отчётам этого бюро в Кентукки в 2016 году было всего 3213 работников электронной коммерции, хотя на Amazon в этом штате работает 12000 человек. Склады с 2007 года добавили 274 000 рабочих мест по всей стране. Мэндел считает, что всех их можно отнести на счёт упаковочных складов, поэтому количество рабочих мест в онлайн-продажах увеличилось на 401 000 – в три раза больше, чем исчезло из розницы. Мэндел подсчитал, что упаковочные склады в среднем платят работникам на 31% больше, чем розничные магазины в той же местности.

Всё это поднимает важные вопросы. Если онлайн-продавцы по количеству продаж на одного сотрудника оказываются продуктивнее обычных магазинов, как же они могут в целом увеличивать количество рабочих мест? И как они могут платить больше и не повышать цены?

Ответ довольно сложен. На самом деле, общее количество рабочих мест в продажах могло расти быстрее без электронной коммерции. В критическом отчёте, посвящённом компании Amazon, Институт местного самообеспечения утверждает, что высокая продуктивность фирмы приводит к тому, что в розничных продажах не появилось 149000 рабочих мест, которые возникли бы в отсутствии этой компани.

Но основная причина в том, что онлайн-продажи не просто продают те же продукты, что и магазины, только дешевле. Они позволяют покупателям рассматривать огромный набор товаров и точно выбирать то, что им нужно, после чего получить их с доставкой за один-два дня, экономя время, стоимость и неудобства, связанные с походами по нескольким магазинам. Мэндел считает, что онлайн-продажи экономят среднему взрослому человеку по 15 минут в неделю. Так же, как Uber и Lyft обнаружили скрытый спрос на поездки, онлайн-продажи обнаружили скрытый спрос на покупки из дома. Эти свойства не обязательно увеличивают цену – как не увеличивают её улучшения в конструкции автомобилей или бытовой техники. Тем не менее, с онлайн-продажами люди пользуются большим количеством розничных сервисов, чем в предыдущую эру.

И за это удобство потребители часто платят. Джон Блэкледж, аналитик из Cowen & Co., оценивает, что 42% домохозяйств США, 53 миллиона, подписаны на Amazon Prime, что даёт им бесплатную доставку за 1–2 дня, а в некоторых городах – и доставку в день покупки, и набор других приятностей за $99 в год. Подписчики Prime обычно размещают в два раза больше заказов, чем остальные покупатели, согласно подсчётам Блэкледжа. Чтобы повысить спрос, онлайн-магазины используют свою эффективность для поглощения большей части стоимости доставки. Amazon использует заработанную на товарах маржу для строительства и поддержки логистических структур, обеспечивающих прибыльное обслуживание клиентов.

Размах этих инвестиций становится очевидным после визита в центр Фолл-Ривер, обрабатывающий крупные и нестандартные предметы покупки, такие, как бытовая техника, велосипеды, шины и даже лодочные якоря.

Когда на склад приходит ящик со сковородками, работники не кладут их на стеллаж для сковородок. Они раскладывают отдельные сковородки там, где они умещаются. Местоположение каждой сковородки сканируется и попадает в инвентарь. Когда покупатель делает заказ на сковородку, программа Amazon ищет её среди 70 сборочных складов и выбирает тот, откуда её будет дешевле всего или быстрее всего доставить. Если она расположена наверху одного из 10-метровых стеллажей в определённом ряду центра, то заказ возникает на экране сканера ближайшего сборщика. Его автопогрузчик, при помощи электрических сенсоров ориентирующийся по проводам в полу, подвезёт его и поднимет до нужного места стеллажа.

Сборщики перевезут эти предметы в металлических клетках на упаковочный участок, где компьютеры подскажут упаковщикам, какого именно размера коробки необходимо использовать для заказа, или передадут её размеры устройствам, нарезающим коробки по специальным размерам. После упаковки заказа Дюпьер и её коллегами, коробка поедет на конвейерной ленте, пройдёт взвешивание на весах, проверяющих вес и содержимое, потом под сканером, который распечатает и приклеит наклейку с адресом. Спустя несколько сот метров и несколько секунд коробки автоматически сойдут с конвейера рядом с грузовиком, идущим в город клиента.

Рабочий вырезает коробку нужного размера

Люди используются в этом процессе, и часто на физически тяжёлой работе, но технология Amazon в разы увеличивает количество заказов, которые можно упаковать и доставить – и всё это уменьшает длительность и стоимость доставки. Постоянные улучшения и растущая сеть сборочных складов дают клиентам возможность сделать заказ даже в 23:59, и всё равно получить его через два дня.

Работа эта несложная, что и отражено в зарплате. Начальная оплата в Фолл-Ривер составляет от $13,05 до $13,55 в час. Но, учитывая оплату переработки, получаемые всеми работниками акции компании, и дополнительные бонусы, сумма получается сравнимой с тем, что когда-то платили на местных текстильных фабриках – так говорит Кеннет Фиола, вице-президент Агентства городского экономического развития. Также это получается больше, чем зарплата традиционных магазинов, в которых обычно выплачивают минимальную для штата з/п $11/час.

«У большей части наших работников не было опыта работы на складе, управления погрузчиком или промышленным оборудованием – а мы обеспечиваем их этими навыками, тренируем, обучаем новому образу розничных продаж», – говорит Эндрю Светмэн, главный менеджер сборочного склада.

Как и Дюпьер, Тарра Трипп тоже работала в магазине, и занималась отделкой тортов в семейном продуктовом магазине. В Amazon она работает с машиной, нарезающей по размеру коробки для вещей необычной формы. Это не высокие технологии, но тут всё равно больше технологий, чем на её прошлой работе, говорит она, «если только вы не считаете, что нарезка хлеба – процесс очень технологичный». Зарплата получается чуть больше, и за четыре дня она отрабатывает часов на всю неделю, что даёт ей три выходных на неделе. Она не собирается провести здесь всю свою карьеру, и вскоре планирует пойти учиться на ветеринарного техника – в оплате обучения будет участвовать Amazon.

В прибытии Amazon в Фолл-Ривер есть и плюсы, и минусы. Город имеет как дурную славу – здесь Лиззи Борден была обвинена в убийстве её отца и мачехи – так и славу текстильного центра страны. Текстильные фабрики привлекали необразованных мигрантов из Франции, Португалии и Польши вместе с их детьми.

Ещё в 1991 году город мог похвастаться 20 000 работ на производстве. Но к 2015 году это количество упало ниже 4000, поскольку рабочие места переместились на юг, а потом и за океан, или же были автоматизированы. Безработица превышает 6%, что больше среднего как по стране, так и для штата.

Городские власти выкатили для Amazon красную ковровую дорожку, предложив большие скидки на налоги и хорошее месторасположение. Прибытие компании стало самым большим увеличением количества рабочих мест на памяти местных жителей.

Мэр Фолл-Ривер Джазьел Коррейра II говорит, что Amazon заполняет пустоту, оставленную текстильной промышленностью

«У нас были люди с непереносимым набором навыков», – говорит Джазьел Коррейра II, 25-летний мэр Фолл-Ривер и сын эмигрантов с бывшей португальской территории Кабо-Верде. «Куда пойдёт человек, 20 лет занимавшийся текстилем, если его уволят? Такие места, как Amazon, заполняют эту пустоту, – говорит он. – У них появляется шанс работать в компании из списка Fortune 500. У этого сообщества редко появляется такой шанс».

И хотя бум в онлайн-коммерции реален, вопрос в том, сохранится ли он. Amazon и подобные компании продолжают заниматься автоматизацией складов. Компания изучает вопросы использования беспилотников для доставки заказов, и исследует робомобили. В 2012 Amazon приобрела изготовителя роботов Kiva Systems и работает над тем, чтобы заменять сборщиков роботами.

Однако пока ещё далёк тот день, когда Amazon потребуется меньше рабочих рук. Объёмы компании растут так быстро, что она нанимает людей. Пока что ключевое преимущество роботов, применяемых на сборочном складе в Балтиморе – уменьшение требуемого пространства, а не труда. Продукцию можно хранить плотнее, поскольку роботы доставляют сборщиков непосредственно к предметам, и им не приходится ходить между стеллажей. В Балтиморе в центре работает 3500 человек, что больше, чем 2500 рабочих мест, существовавших на момент его открытия в 2015 году. На национальной ярмарке вакансий в прошлом месяце Amazon приняла 100 000 резюме и уже сделала 40 000 предложений о работе.

Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 4.8 (6 votes)
Источник(и):

geektimes.ru