«Один источник будет в Оксфорде, другой – в Дубне»

О российской лаборатории по созданию сверхкомпактных синхротронов, что найдет применение в медицине, биологии и для изучения новых материалов, и о том, как в «Сколково» рассматриваются проекты, «Газете.Ru» рассказал профессор Андрей Серый, директор Института ускорительной физики им. Дж. Адамса (Великобритания).

– Какова основная цель лаборатории по созданию сверхкомпактных синхротронов?

-- У партнеров, предлагающих этот проект, наработаны очень большие достижения в области ускорительной технологии, технике и особенно в той области, где лазеры стыкуются с ускорителями. Отдельно есть обычные ускорители, отдельно есть лазеры, а есть область, где они могут помогать друг другу, и можно лазер использовать для ускорения частиц: электронов, протонов. Это осуществляется через плазму: лазер возбуждает плазму, в ней возбуждается волна, и ее можно использовать уже для ускорения частиц.

В данном случае возникающие ускоряющие градиенты гораздо больше, в тысячу раз больше, чем в обычном ускорителе. Это позволяет делать ускорители и ускорительные устройства очень компактными. Например, источники рентгеновского излучения – синхротроны, которые обычно занимают километровые помещения и стоят до полумиллиарда долларов, можно сделать гораздо более компактными, чтобы они поместились в конференц-зал среднего размера.

Мы хотим разрабатывать такие источники вместе с российскими коллегами.

Мы уже примерно год разрабатываем такой проект. Он достаточно сложный, в чем участвуют много партнеров. Это масштабное распределенное исследование. У нас есть план исследовательской работы, который потом приведет – примерно через пять лет – к такому прототипу компактного рентгеновского источника. Это будет осуществляться в рамках предлагаемого Центра прикладных исследований. Нужно сначала решить основные научные проблемы, к этому у нас есть предпосылки, а потом разработать сам прибор.

– То есть это технология, которой еще нет?

-- Да, но есть демонстрации возможности ее реализации. Рентгеновские лучи уже генерируются таким способом, но они еще недостаточно яркие. Интенсивность еще недостаточно большая, но уже можно наблюдать разные объекты, просвечивать, смотреть их внутреннюю структуру с хорошим разрешением.

Такая технология уже работает, то есть уже можно гарантировать, что она будет работать и в большем масштабе. Но ее нужно улучшать, компактизировать.

– Такой прибор лишь заменит современные синхротроны или его создание расширит применение ускорителей?

-- Безусловно, расширит. Ведь его можно будет поставить практически в любой университет. Технология будет достаточно дешевая и, думаю, будет использоваться и для медицины, и для биологии, и для изучения новых материалов. Понятно, что при наличии таких компактных рентгеновских лазеров применение их значительно расширится.

– Это будет виртуальное сотрудничество?

-- Нет, это будет реальное сотрудничество. Будут строиться две зеркальные лаборатории.

Мы хотим построить такой рентгеновский источник у нас в Оксфорде и параллельно в Дубне.

Это будут две лаборатории, связанные совместными планами. Эксперименты будут проводиться в них обеих. Будет обмен учеными, поездки, проверка различных научных подходов – и там, и там.

– От кого исходила инициатива создания Центра прикладных исследований?

-- Инициатива создания центра исходила от нас. Она появилась у нас в Англии в нашем Институте ускорительной физики имени Джона Адамса (JAI). JAI основан на трех университетах: Оксфорд, Имперский колледж и университет Лондона Royal Holloway. Со стороны России в Центре Прикладных Исследований будут участвовать физики из Института ядерной физики, Института прикладной физики в Нижнем Новгороде, ОИЯИ в Дубне и Института физики высоких температур в Москве.

– Какова роль «Сколково» в этом проекте?

  • «Сколково» стимулирует этот проект и, я надеюсь, будет поддерживать нашу совместную деятельность – институтов Англии и институтов России. На самом деле мы в Англии над этой проблемой работаем и будем работать в любом случае. Но мы хотим вовлечь и российские институты в работу над этой проблемой. И в этом как раз помогает «Сколково».

Оно свяжет наши институты между собой. Это и ускорит работу, и сделает ее гораздо более интересной.

– Сложно было получить поддержку «Сколково»?

-- Я думаю, наш проект был изначально сильный, поэтому мы прошли экспертизу без проблем. Мы представляли его несколько раз – на КНС (консультационно-научный совет) «Сколково», на панели «Ядерные технологии» этого совета и на полном совете. Последнее представление состоялось 18 мая этого года. КНС собирался в Новосибирске, и он одобрил прохождение нашего проекта на дальнейший этап.

– А как происходит принятие решения?

-- В «Сколково» есть экспертный совет с международными независимыми учеными. Случайным образом выбираются несколько экспертов, им рассылаются материалы, они их изучают, и происходит голосование по разным аспектам проекта. Это происходит на первом этапе экспертизы. Наш проект тоже через такую экспертизу прошел. Следующие этапы экспертизы зависят от типа проекта, и для Центра прикладных исследований процесс принятия решения включает в себя представление проекта на заседании КНС, через что мы тоже успешно прошли.

Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 4.5 (8 votes)
Источник(и):

1. gazeta.ru