Инновационная политика Российской Федерации: проблемы и решения

На протяжении многих десятилетий научная политика государств с рыночной экономикой определялась линейной моделью инновационного развития. Так называемая модель Буша (Bush report «Science The Endless Frontier», 1945) предполагала, что разработка и производство новых технологичных продуктов и услуг проходит несколько последовательных стадий, начиная от фундаментальной науки, прикладных исследований и внедрения технологий и заканчивая выводом конечных продуктов и услуг на рынок.

Современное науковедение рассматривает процесс производства инноваций намного сложнее, предполагая более комплексное взаимодействие научной и технологической стадий инновационного развития и указывая на то, что изначальная идея, способная превратиться в многомиллиардный рыночный продукт или услугу способна возникнуть на любом этапе инновационного развития.

В этой связи многие ученые сегодня предполчитают использовать системный подход к анализу процесса разработки и производства инноваций. Фриман (1987), Лундвалл (1992) и Нельсон (1993) стали основателями подхода национальных инновационных систем (НИС). Эта концепция предполагает наличие прочных связей между всеми институциональными и сетевыми элементами государственной системы, которые сосредоточены в правительственных структурах, частном и академическом секторе. При этом каждый элемент осуществляет различные функции, необходимые для разработки и производства инноваций: государство поддерживает фундаментальные исследования, определяет стратегические цели развития и реализует научную политику. Частный сектор является основным производителем инновационных продуктов и услуг путем коммерциализации результатов фундаментальных и прикладных исследований и обеспечивает реализацию государственных программ поддержки инновационного развития. Академический сектор осуществляет исследовательскую деятельность широкого спектра и выпускает квалифицированных специалистов, ученых и предпринимателей.

Традиционно западный подход указывает на то, что основным элементом инновационной системы является частный сектор. При этом сегодня ключевую роль в разработке и производстве новых продуктов и услуг играют малые и средние предприятия. Ранее, в 1970–1980-е гг. Инновационная политика развитых государств была направлена на поддержку больших корпораций – национальных ‘чемпионов’, – которые имели решающее значение в развитии микроэлектроники, информационных и телекоммуникационных технологий. Ситуация изменилась в 1990-е гг., когда малые и средние предприятия приняли активное участие в росте новой биотехнологической отрасли.

Нельсон (1993) также отмечал большую роль научно-образовательного сектора в инновационных процессах. Основываясь на результатах исследования инновационных систем 14 стран мира, Нельсон сделал вывод о том, что научно-техническое развитие сильно зависит от институционального и культурного контекста различных государств и обладает индивидуальными характеристиками в каждом случае. Тем не менее, автор смог подметить, что большинство изученных стран развивали инновации за счет прогресса в военно-промышленной сфере и научно-образовательном секторе. Позднее Мазоллени и Нельсон (2007) провели обширный анализ стран догоняющего развития и еще раз подтвердили, что академическая наука и университеты играют решающую роль в обеспечении экономического роста, основанного на производстве высокотехнологичной продукции и услуг.

Справедливости ради стоит заметить, что советская система инновационного развития содержала в себе черты подобной экклектичности и неопределенности научно-технологического процесса. Изобретение или научная идея, заслуживающая патента и/или публикации, могла родиться на любой стадии инновационного развития: в Академии наук, научно-исследовательских институтах (НИИ), органе государственной власти и, главное – на производстве, где каждый рабочий мог успешно оформить рационализаторское предложение и, по возможности, реализовать его на практике. Основной недостаток этой, по сути, эффективной модели состоял в ее неприспособленности к рыночным механизмам формирования спроса и предложения и стимулирования мотивации исследователей и разработчиков в новых экономических условиях.

Нынешней научной политике России не удалось не только сохранить положительные элементы советской инновационной системы, но и создать новые структуры производства научно-технологического знания и инновационных продуктов и услуг. Несмотря на увеличение внутренних затрат на исследования и разработки (ИиР) c 1,05% ВВП в 2000 г. до 1,24% ВВП в 2009 г. при среднем ежегодном росте экономики около 5,5% в этот период, количество исследователей продолжает неуклонно сокращаться. По данным Росстата, количество исследователей на миллион населения сократилось с 7266 человек в 1991 г., 2912 человек в 2000 г. до 2602 человек в 2009 г. При этом по данным Всемирного экономического форума, Россия занимает 82 место по уровню ‘оттока мозгов’, уступая Замбии, Польше, Нигерии и другим странам. 22% взрослого населения России хотели бы эмигрировать из России, а среди представителей среднего класса в возрасте от 25 до 39 лет таковых около трети (Треть обеспеченных россиян хотят уехать за границу. Росбалт, 12.07.2011, http://www.rosbalt.ru/…/868290.html).

Частный сектор также неохотно инвестирует в высокорисковые активы и проекты на территории Российской Федерации. По данным Росстата, компании финансировали 18,7% внутренних затрат на исследования и разработки в 2000 г. и 19,5% в 2009 г. В то же время в развитых странах этот показатель достигает 50–80% от затрат на ИиР. При этом большая часть потерь персонала, задействованного в научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах (НИОКР), была также зафиксирована в частном секторе. В то время как компании сократили количество соответствующих рабочих мест на 26,8% (с 590646 занятых в 2000 г. до 432415 занятых в 2009 г.), число занятых в ИиР в госсекторе увеличилось на 1,8% и в некоммерческом секторе на 260% (Скачок числа занятых в ИиР в некоммерческом секторе произошел после 2006 года, что скорее всего связано с ужесточением российского законодательства для иностранных некоммерческих организаций (НКО) – Федеральный закон от 10 января 2006 г. № 18-ФЗ – которое, однако, привело к росту числа НКО отечественного происхождения, возможно, связанных с или учрежденных государством).

Судя по всему, эти процессы необратимо ведут к потере Россией своего инновационного потенциала, как унаследованного от Советского Союза, так и сформировавшегося в последние два десятилетия вопреки печальному состоянию отечественной науки и катастрофическому недостатку внимания к ней со стороны государства. Уровень экспорта высокотехнологичной продукции остается весьма низким: 4,6 млрд долл. США в России против 8,3 млрд в Бразилии, 10,1 млрд в Индии и 348,3 млрд в Китае в 2009 году. Российский экспорт продолжает быть большей частью сырьевым. По данным Федеральной таможенной службы РФ, в 2009 году 66,65% экспорта составили энергетические ресурсы и только 5,83% были обеспечены за счет продукции машиностроения.

Учитывая эти недостатки современной инновационной системы Российской Федерации, органы госудаственной власти ведут усиленную работу по разработке политических решений, способных в корне изменить сложившуюся ситуацию, диверсифицировать экономику страны и перевести ее на «инновационные рельсы». При этом они часто прибегают к советам западных экспертов и организаций. Так, в июне 2011 года Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) совместно с Министерством образования и науки России подготовила Обзор инновационной политики Российской Федерации. Всемирный экономический форум также постоянно проводит оценку научно-технического потенциала нашей страны в ежегодных отчетах о конкурентоспобности стран мира (Global Competitiveness Report).

В духе западной мысли большинство этих документов критикует российскую инновационную систему за излишнюю концентрацию экономической мощи в руках государства, что мешает эффективному развитию рыночных отношений и коммерциализации научных разработок. В этой связи зарубежные эксперты советуют перераспределить ответственность за производство инноваций в сторону частного сектора. Тогда, по их мнению, роль научной политики будет сводиться к регулированию инновационной деятельности предприятий, созданию условий для перераспределения и эффективного использования финансовых средств, определению и поддержке ключевых направлений научно-технического развития России. В то же время с целью повысить применимость их рекомендаций на территории нашей страны эксперты также отмечают, что роль частного сектора могут играть и государственные предприятия, также принимающие непосредственное участие в развитии промышленности и рынка России.

Тем не менее, несмотря на стремление адаптировать свои советы к российской действительности, многие зарубежные эксперты не учитывают все особенности российской социально-экономической и политической системы. Одной из таких особенностей является абсолютно иная природа и принципы работы отечественного бизнеса, а также уникальные для России отношения между обществом, бизнесом и властью. С одной стороны, российские компании вынуждены учитывать коррупционную ситуацию в стране и высокую степень непредсказуемости органов власти, в том числе законодательных. С другой стороны, частный сектор должен стремиться к повышению производительности и конкурентоспособности как на внутреннем, так и на мировом рынке, следуя логике экономической теории и принципам менеджмента. Эти факторы ведут к крайней незаинтересованности отечественных (и зарубежных) бизнесменов и инвесторов поддерживать высокорисковые инновационные проекты в России в условиях подобной неопределенности и неприемлемых рисков. В свою очередь, эта ситуация негативно сказывается на процессе разработки, внедрения и производства инноваций в нашей стране и концентрации основной доли капитала в первичном секторе экономики.

То же самое касается и роли университетов в инновационных процессах. Развитые страны мира традиционно создавали высшие учебные заведения одновременно как образовательные и научно-исследовательские институты. В результате академическая наука занимается не только воспитанием высококвалифицированных специалистов, но и сама производит инновации, разрабатывает новые технологии и делает научные открытия. В то же время российская научная система предполагает разграничение образовательной и научной деятельности между университетами, с одной стороны, и Академией наук и НИИ, с другой.

Следуя рекомендациям западных специалистов, в последнее время Российская Федерация реализовала несколько инициатив, направленных на поддержку инновационной деятельности университетов и научно-исследовательских институтов. В том числе был принят закон, разрешающий создание малых и средних предприятий. Однако, по словам академика РАН Сергея Алдошина, этот закон не позволяет в полной мере создать условия для инновационной деятельности академических учреждений. Одним из основных недостатков является несовершенство налогового законодательства, которое вынуждает университеты и научно-исследовательские институты, получившие патент на какое-либо изобретение или открытие, сразу платить за него налог, что является неприемлемым при стоимости разработки в десятки или сотни миллионов рублей и крайней неопределенности рынка инновационных товаров и услуг (Ю. Медведев. Интеллект себе в убыток. Российская газета 5508(132), 22 июня 2011 года, http://www.rg.ru/…2/nauka.html).

В итоге перед Российской Федерацией сегодня стоит ряд вопросов, которые необходимо решить для формирования эффективной инновационной политики и создания экономики нового типа:

  • Какие научно-исследовательские центры (Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск?) должны получить большую поддержку, чем остальные регионы/города/университеты/НИИ?
  • Каков правильный баланс между инициативами, направленными на поддежку отечественного (эндогенного) научно-технического потенциала, с одной стороны, и стимулирование инвестиций (в том числе прямых) из-за рубежа, с другой?
  • Как в полной мере использовать еще не утраченный до конца советский научный потенциал в современных условиях?
  • Как повысить роль частного сектора в инновационных процессах?
  • Какие меры необходимо предпринять, для того чтобы изменить структуру экономики и экспорта Российской Федерации и повысить инновационную конкурентоспособность отечественных предприятий?

Детальный анализ российской политики в сфере нанотехнологий показывает, что, хотя нынешнее руководство страны осознает проблемы, стоящие перед инновационным сектором экономики, и стремится принять необходимые меры для их решения, существует значительное количество преград и вызовов, не позволяющих радикально изменить сложившуюся ситуацию (Клочихин, 2011).

Основные рекомендации заключаются в необходимости усилить концентрацию ресурсов на ключевых направлениях инновационного развития. Для этого требуется определить не только критические технологические сферы, но и наиболее эффективные центры научных разработок и их коммерциализации.

Кроме того, необходимо усилить внимание к внутренним ресурсам инновационного развития. Для этого требуется провести детальный анализ и инвентаризацию имеющихся элементов инновационной системы, в том числе четко определить современное состояние сохранившегося советского научно-технического потенциала и наработок, реализованных в последние два десятилетия. Эта работа может быть осуществлена только за счет крупномасштабного исследования научной системы, основанного на наиболее передовых методах, включая современные опросные техники, прогрессивные подходы и теории, количественный и статистический анализ.

На сегодняшний день основное препятствие на пути эффективного инновационного развития Российской Федерации видится не в недостатке финансирования академического сектора, а в не отвечающих требованиям времени институциональных и культурных условий научной деятельности. В том числе необходимо создать систему независимой оценки и рецензирования работы всех организаций и лиц, задействованных в инновационных процессах. Одним из первых шагов может стать решение о поддержке реферируемых академических журналов и усилении роли публикаций в зарубежных изданиях в формировании карьеры молодых ученых и специалистов.

Другое решение может заключаться в перераспределении контролирующих функций элементов инновационной системы в процессе реализации научной политики. Например, Дементьев (2009) отмечал, что Министерство образования и науки России является как основным заказчиком и координатором нанотехнологической политики, так и основным оценщиком ее результатов. Подобная ситуация недопустима в стремлении проводить эффективную политику в сфере инновационного развития.

Также необходимо провести значительную работу по усовершенствованию российского законодательства, регулирующего инновационную деятельность. Законы должны отвечать национальным интересам страны, а не отдельных групп граждан или компаний. Более того, их значимость заключается не в количестве принятых актов, а в совместимости правовых норм и принципов. Так, хотя закон о разрешении инновационной деятельности Академии наук и высшим учебным заведениям преследует благородную цель ускорения коммерциализации разработок и изобретений, налоговое законодательство пока не позволяет в полной мере воспользоваться созданными преимуществами.

Таблица 1. Основные макроэкономические и научно-технические показатели России в 2000–2009 гг.

Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 4 (3 votes)
Источник(и):

НОР