Физики: на базе ИТЭФ следует создать центр перспективных исследований

На базе Института теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ), который сейчас находится в процессе перехода в состав Национального исследовательского центра «Курчатовский институт» (об этом мы уже кратко писали), следует создать центр перспективных исследований, что позволит в полной мере использовать его научный и образовательный потенциал, считают сотрудники института.

Ранее несколько ученых распространили открытое письмо, в котором говорилось о «фактическом прекращении существования» института. Его авторы заявляли, что в процессе перехода в состав Курчатовского института в ИТЭФе произошла целая серия неблагоприятных изменений, которые ставят под угрозу существование научного коллектива (об этом мы уже кратко писали).

По словам завлабораторией физики элементарных частиц Андрея Ростовцева, ученые столкнулись с бюрократизацией, неоправданным ужесточением пропускного режима, попытками проконтролировать содержание научных статей.

Беспокоит ученых и изменения в системе начисления зарплаты. По мнению авторов обращения, они сделали сотрудников беззащитными перед начальственным произволом: базовая ставка научного сотрудника была установлена на уровне 6 тысяч рублей, а большая часть зарплаты начислялась в форме премий за хорошую работу, причем критерии этой работы в явном виде не назывались.

«Проект с базовой ставкой в 6 тысяч до сих пор не утвержден. После наших писем ситуация с зарплатами временно заморожена и пока неясно, чем все кончится», – сказал РИА Новости один из авторов открытого письма Александр Горский, завлабораторией теоретической физики ИТЭФ.

Кроме того, по словам ученых, оказалось, что в перечне направлений деятельности ИТЭФа значатся два пункта: ядерная медицина и исследование тяжелых ионов, тогда как более 70% сотрудников занимаются другими вопросами фундаментальной физики. Кроме того, на территории института был значительно ужесточен пропускной режим, что затруднило визиты иностранных коллег, а также участие студентов в традиционных школах и семинарах, которые проходят в ИТЭФе.

По мнению ученых, для того, чтобы в полной мере реализовать накопленный в ИТЭФе научный и образовательный потенциал, необходимо создать в нем институт передовых исследований, подобный широко известному Institute of Advanced Studies (Институт перспективных исследований) в американском Принстоне.

«Одна из потенциальных форм, которую можно было бы использовать для развития ИТЭФа – так называемый институт перспективных исследований, возможно, в рамках Курчатовского института. Эта форма исключительно хорошо подходит для организации фундаментальной науки. За последние 10 лет в мире создано около 25 таких центров фундаментальных исследований», – сказал Горский.

По его словам, в таких центрах должны работать сравнительно немного ученых очень высокой квалификации, которые обеспечивают «подпитку» молодых ученых наиболее продвинутыми знаниями и методами.

«В таких институтах ученые сами определяют программы своих исследований», – отметил он.

Горский напомнил, что такие центры являются одним из важнейших звеньев в цепочке университет – центр передовых исследований – национальная лаборатория. Университет в рамках такой цепочки обеспечивает первоначальную подготовку исследователей, национальная лаборатория дает экспериментальную базу, а центр задает планку научного уровня.

«Там происходят постоянно школы для аспирантов, постдоков. Затраты на создание такого центра не очень велики, а роль – исключительно велика», – говорит Горский.

Он отметил, что подобные центры существуют в европейских странах и в США, а в последние годы они появились в странах Азии, в Бразилии.

Вместе с тем, ученый подчеркнул, что «такой институт можно создавать на базе ИТЭФ после решения всех срочных проблем, которые до сих пор не разрешены».

Поиск диалога

Руководство Курчатовского института отреагировало на письма и обращения сотрудников ИТЭФа, опубликованные на сайте «Спаси ИТЭФ» и поддержанные несколькими сотнями ученых.

Заместитель директора Курчатовского института Олег Нарайкин в интервью газете «Поиск» заявил, что пропускная система в ИТЭФе осталась в наследство от тех времен, когда институт входил в систему Росатома.

«Госкорпорация определяла систему допуска в институт, в том числе для иностранцев, посещение которых они согласовывали с компетентными органами», – сказал Нарайкин.

По его словам, система пропуска, существующая в Курчатовском институте, позволяет совместить требования безопасности и возможность посещения института иностранными учеными.

В свою очередь, участники инициативной группы в ходе круглого стола, организованного интернет-изданием «Полит.ру» рассказали, что

руководство ИТЭФа действительно распорядилось изменить пропускную систему в срок до 10 февраля.

«Резкое ужесточение режима произошло в прошлом году, когда директором был назначен представитель Курчатовского института Козлов. Раньше все было намного проще», – отметил Горский.

Он добавил, что документ о изменении пропускного режима уже есть, но пока он не реализуется.

Нарайкин также прокомментировал заявление ученых о том, что новый документ о направлениях деятельности института якобы делает «беспризорными» около 70% научных сотрудников, поскольку их тем нет среди официально заявленных.

По словам замдиректора Курчатовского института, указанные для ИТЭФа два направления – ядерная медицина и исследования тяжелых ионов – не исчерпывают весь список возможных тем исследований. Это означает, что ИТЭФ координирует работы в этих сферах.

«Однако если какой-то из институтов НИЦ является координатором определенных работ, это вовсе не означает, что ему кто-то запрещает участвовать в любых других тематиках, включенных в программу. Во всех тематических блоках программы значительное место занимают работы в области теоретической и математической физики. Так что ученые ИТЭФ и других институтов НИЦ, желающие и способные вести такие исследования, в них включаются», – говорит Нарайкин.

Участники круглого стола, комментируя его слова, отметили, что все направления исследований в институте должны быть закреплены в документах, чтобы такая деятельность не была «нелегальной». Кроме того, ученым неясно, как должна осуществляться «координация», о которой говорит Нарайкин.

«Такое ощущение, что некоторые документы были написаны неаккуратно. Что такое координация? Это распределение денег? Куда мне пойти, куда мне обратиться, если я хочу участвовать в том или ином исследовании?», – спрашивает ведущий научный сотрудник ИТЭФа Александр Захаров.

В частности, только в ИТЭФе есть школа астрофизиков, но согласно принятым документам, работу по этому направлению должен координировать какой-то другой институт. Но кто сможет это сделать, если астрофизикой занимаются только в ИТЭФе, задаются вопросом ученые.

Они полагают, что при подготовке документов не были приняты во внимание многие важные моменты.

«Все было сделано срочно, внезапно. Перед тем, как что-то написать, должен быть диалог», – говорит Горский.

Вместе с тем, ученые не настроены на конфронтацию. Они рассчитывают, что в ходе конструктивного диалога все неясные моменты в отношении коллектива ИТЭФа будут прописаны в документах.

«Но мы не намерены ослаблять нажим до момента выполнения наших требований», – говорит Горский.

«Есть варианты, когда существование успешного современного института будет выгодно Курчатовскому институту в целом и государству», – считает он.

«Должны быть прозрачные и объяснимые схемы финансирования», – добавляет Захаров.

Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 5 (6 votes)
Источник(и):

1. РИА Новости