Из русского Циклотронного центра в Европе… зону развлечений? (Вниманию РВК и РОСНАНО)

В центре Европы стоит объект с русскими нанотехнологиями. Это Циклотронный центр Словацкой Республики. Сложная конструкция давно могла бы приносить пользу людям, но в ближайшее время из него могут сделать зону развлечений.

Справочная информация:

Автор статьи – Олег Казанков провел собственное расследование: обивал пороги словацких и российских инстанций, посетил Объединенный институт ядерных исследований в Дубне, беседовал с профессором Сергеем Дмитриевым, директором Лаборатории ядерных реакций им. Г.Н. Флерова, которая изготовила циклотрон. Ученые и конструкторы мирового класса ждут – не дождутся, когда словаки заберут ускоритель, главную часть циклотрона. Циклотрон с нанотехнологиями был когда-то первый в мире по своему масштабу и новизне, но словацкое и российские министерства не смогли скоординировать свою работу. Главная часть лежит на складе в Дубне. А в Братиславе стоит почти готовое здание с недоконченной крышей.

Русское НАНО давно бы могло быть в Европе. Проект для него разработали в России, оборудование тоже изготовили в России. Здание построили в Словакии. Осталось совсем немножко до пуска центра с нано технологиями, которому нет аналогов даже в США и Японии. Полгода работы и немного денег. Но работа пять лет назад встала.

Речь идет о Циклотронном центре Словацкой Республики в Братиславе (ЦЦ СР). Центр может использоваться в различных областях – медицине, промышленности, науке, образовании. Его главная часть связана с российскими нанотехнологиями. Проекту дали добро еще в 1996 году правительства Словакии и России. С самого начала проект финансировался в основном российскими деньгами. В счет деблокации долга СССР Россия предложила Словакии запустить космонавта в космос, отремонтировать и модернизировать несколько самолетов МИГ словацких ВВС, изготовить циклотрон и остальное оборудование для первого в Европе Циклотронного центра широкого назначения.

Словакия с радостью предложение России приняла. Еще бы – оборудование циклоцентра проектировалось, испытывалось и производилось за русские деньги. Словакия предоставила только словацкие монтажные бригады для строительства объекта и прекрасный земельный участок в привилегированном месте Братиславы. Он находится недалеко от центра города на опушке леса. Прекрасная инфраструктура, природа, покой.

Сам циклотрон DC-72, ускоритель и другие компоненты ЦЦ СР спроектировал и изготовил знаменитый Объединенный институт ядерных исследований (ОИЯИ) в Дубне. ОИЯИ объединяет деятельность научно-исследовательские центров из многих стран мира. Соавторами проекта были компании Германии, Словакии, России и других стран Европы. Научным гарантом и генеральным поставщиком был сам ОИЯИ. Сначала предполагалось запустить ЦЦ СР в 2004 г., позже в 2006 г. Не запустили до сих пор.

Пуск циклотронного центра не только для Словакии, но и для России мог бы стать прорывом в высоких и в том числе в нано- технологиях. Мог быть окном в Европу, которая, как уже мне доводилось рассказывать, не очень стремиться покупать русское НАНО . Но почти оконченный проект, в который было уже инвестировано 163 миллиона евро, который имеет оборудование и почти готовое здание, стоит в замороженном состоянии. Недремлющие маленькие компании отпочковались от ЦЦ СР, действуют во всей Словакии, приносят прибыль, а главное спасают от смерти тысячи людей.

Но главное здание циклоцентра в Братиславе уже пять лет напоминает живой труп. Крыши нет. Ускоритель лежит в Дубне. Завезенное оборудование за много миллионов евро теряет гарантию. Чтобы понять ситуацию, нужно сначала хотя бы в общих чертах затронуть назначение циклоцентра и применяемых в нем русских нано технологий.

02cyklocentr.jpg

Для чего он нужен, русский циклотрон

Циклотронновый центр предназначен для использования, прежде всего, в медицине для диагностики и лечения онкологических, кардиоваскулярных, глазных и других трудно лечимых заболеваний. В маленькой 5-милионной Словакии ежегодно умирает около 15 000 человек из-за онкологических и около 30 000 из-за сердечнососудистых болезней. Многих из этих людей можно бы было спасти, если бы вовремя был поставлен диагноз и проведено лечение на современном уровне. Для этой цели служит радиофармак – специальное, коротко живущее вещество для обследования и лечения больных. Радиофармак должен был производить словацкий циклоцентр.

Специалисты знают, что радиофармаки (радиофармпрепараты) – это радиоактивные изотопы или их соединения с различными неорганическими или органическими веществами, предназначенные для медико-биологических исследований и лечения различных заболеваний, главным образом для лучевой терапии злокачественных опухолей. Полученные в циклоцентре изотопы позволяют изготавливать радиофармпрепараты для SPECT-диагностики (йод-123, таллий-201, индий-111, галлий-67, рубидий-81 и другие короткоживущие изотопы), для РЕТ-диагностики (ультракороткоживущие изотопы), для радионуклидной терапии (астат 211 и другие альфа излучающие изотопы).

Но радиофармак долго не живет, его поставка реальна только в радиусе 500 км. Запросы на него в Братиславу приходили из соседних стран – Австрии, Венгрии, Чехии. Зато остальная продукция и возможности ЦЦ СР заинтересовали бы всю Европу – такого многофункционального циклоцентра в начале 20-го века в Европе еще не было.

Медицинская часть проекта включала в себя также протонную терапию злокачественных опухолей, меланом и различных болезней глаза. Все эти процедуры должны были проводиться в терапевтическом павильоне J словацкого циклоцентра. Здесь должно было находиться и сердце циклоцентра – ускоритель протонов DC-72 российского происхождения.

Циклотрон DC-72 – общие данные

Общие проектные параметры циклотрона следующие: максимальная энергия ускоренных протонов – 72 MeV (мегаэлектронвольт), максимальная интенсивность протонного пучка – 100 A (микроампер), возможность ускорения протонов, легких и тяжелых ядер атомов почти всех химических элементов таблицы Менделеева до ксенона (Xe). Энергия протонного пучка циклотрона DC-72 обеспечивает средний пробег протонов, достаточный для облучения любых внутриглазных мишеней, расположенных как в передней, так и в задней полусферах глаза. Интенсивность протонного пучка циклотрона определяется требованиями безопасности пациента, продолжительность сеанса облучения – 15 секунд.

«За протонной терапией будущее, – говорит профессор Ян Ружичка, один из авторов проекта и исполнительный секретарь Координационного совета ЦЦ СР.  – Сейчас в Словакии злокачественные опухоли лечат чаще всего при помощи линейных электронных ускорителей. Самая высокая доза излучающего пучка из электронов и фотонов находится в начале и уменьшается по мере проникновения в ткань организма. Максимум дозы не может точно соответствовать положению опухоли, поскольку поток попадет и здоровые ткани возле нее. Сегодня не проблема дать смертельную облучающую дозу раковым клеткам, проблема – защитить здоровую ткань. Протонная терапия позволяет более точно, чем электронная и фотонная, попасть в опухоль. Максимальная интенсивность излучения достигается непосредственно в опухоли. При этом интегральная доза облучения получается в два раза ниже. Если при классической радиотерапии успешность уничтожения злокачественной ткани около 60–70%, при протонной терапии она достигает 95%».

Проект циклоцентра включает в себя медицинские центры с различными видами лучевой терапии. Выделенная в Циклотронном центре медицинская зона оборудуется дополнительными каналами пучков и необходимыми помещениями с соответствующим инженерным обеспечением. Срок службы циклотрона 25 – 30 лет.

Немедицинская часть проекта

Кроме главного циклотрона, в циклоцентре должен работать еще «малый» циклотрон для другой деятельности. Вместе с циклотроном DC-72 он должен создавать широкий диапазон пучков для производства продукции на основе облучения различных материалов: полимерных пленок, полупроводниковых кристаллов, металлов и других материалов. Для этого в проект включен участок ионно-трековой нано технологии полимерных материалов. На нем должны производится трековые мембраны путем облучения высокоэнергичными тяжелыми заряженными частицами тонких полимерных пленок. Пленки могут использоваться как самостоятельная продукция и как составные элементы сложных сенсорных, оптоэлектронных и технологических систем. Эти системы применяются для очистки питьевой воды, создания медицинских препаратов, производства устройств для плазмафереза крови, оборудования для химической и электронной промышленности.

Другой участок циклоцентра спроектирован на базе ионно-имплантационной нано технологии. На нем будут разрабатываться новые технологии для управления свойствами твердых тел (полупроводников, металлов, полимеров и других). Эти работы основаны на формировании, а затем синтезе в твердых телах наноразмерных многокомпонентных фаз выделений, кристаллитов, дефектных структур. Данные технологии позволяют создавать объекты, люминесцирующие видимые области света, или иные оптически активные источники стимулированного оптического излучения в различных микроструктурах.

Следующий участок ЦЦ СР должен обеспечивать модификацию полимеров с использованием пучков тяжелых ионов для немембранного технологического применения. К примеру, получаемые таким путем полимерные микрочипы, компоненты которых имеют размеры порядка десятков-сотен микрон, используются в различных приборах и медтехнике.

Сочетание в циклотроне DC-72 техники травления ионных треков с методами гальванической металлизации, плазменных покрытий, вакуумного напыления и ламинирования открывает широкие возможности для внедрения новых технологий обработки поверхности и создания новых материалов. Среди них – пленочные композиты полимер/металл, которые служат отличным материалом для изготовления печатных плат с улучшенными механическими характеристиками и высокой износостойкостью.

Пучки ионов от циклотрона DC-72 позволят производить различные виды анодной фольги для конденсаторов. Они существенно увеличивают ёмкость конденсаторов при тех же габаритах.

Производство циклотроном DC-72 пучков тяжелых ионов массами от 1 до 136 открывает широкие возможности для проведения научных исследований в области динамики реакций с тяжелыми ионами, реакций упругого и неупругого рассеяния, радиоактивного распада атомных ядер и других. Ведущие научные заведения Европы проявили интерес к кооперации с Циклотронным центром в области науки и образования. Производственная база Циклотронного центра позволит готовить специалистов в области ускорительной техники, фундаментальной и прикладной ядерной физики, радиохимии, ядерной медицины.

Запросы на сотрудничество и совместные разработки проходят со всей Европы. Дело в том, что спроектированный русскими словацкий Циклотронновый центр по своей многофункциональности пока не имеет аналогов в мире. В США и Японии имеются только отдельные элементы , но не целый комплекс. Так в чем же дело? В шляпе!

Циклотронный центр без крыши

Дело в том, что на ЦЦ СР нет крыши – в прямом и переносном смысле. В прямом, потому что здание построено, но крыши на нем нет. В переносном, потому что нет официальной крыши – ни словацкой, ни российской. А 400-тонный ускоритель протонов DC-72 так и лежит на складе в Дубне, морально и физически стареет. Ни у одной из сторон нет сил его сдвинуть с места…

На словацкой стороне, пока создавался циклоцентр, сменилось четыре правительства. Каждое новое заверяло о твердом намерении закончить циклоцентр, да и русские коллеги обещали помочь. Но воз и ныне там.

В Словакии ЦЦ СР официально принадлежит государственной организации – Управлению по стандартизации, метрологии и испытаниям Словацкой Республики. Последним его трем председателям неспособность завершить строительство циклотрона стоила места. Для того, чтобы положить крышу им нужно было найти деньги, не такие уж большие, и привезти ускоритель из Дубны. Но председатели не могли найти средства, которые могло дать только государство. Но у маленького государства всегда находились более насущные дела. В Словакии, в отличии от России, нет нефти и газа а с ними и финрезервов для стратегических проектов с востока. Вот если бы с запада… Но это другая тема.

Здание циклоцентра неоднократно пытались ликвидировать зеленые активисты. Собирали петиции и демонстрации, протестовали против ядерной угрозы русских в центре словацкой столицы. Но признанные международные эксперты доказали, что эти опасения плод фантазии непросвещенных людей. Само Международное агентство по атомной энергии МАГТЭ взяло над циклотроном патронат, помогло доставить в Словакию и первую часть комплекса. Циклотрон пытались взять под себя разные политические партии, но и это давление удалось преодолеть.

Циклотронный центр стоит возле институтов метрологии и технической стандартизации (на фотографиях). Это те самые организации, которые выдают европейские сертификаты – недостижимая мечта многих компаний России. Казалось бы, заманчивая перспектива – изобрел чего-то новое в циклоцетре, перебежал через дорогу к коллегам по стандартизации, чтобы проверили и выдали сертификат. Пока стандартизоры-исполнители тщательно проверяют русско-словацкое ноу-хау, шефы могут отбежать в лес по грибы или на теннисный корт поблизости, или в открытый бассейн неподалеку, или в закрытый тоже вблизи…

12instit.tech_.norm_.jpg
14instit.tech_.norm_.jpg

Российская сторона безмолвна

Российская сторона проекта уже много лет безмолвствует. Хотя деньги и разработки, вроде бы, ее. Уникальная возможность продвигать в Европу через словацкий циклотрон современные российские проекты и нано технологии Россия, как будто бы не видит. Лечиться вместе со словаками за более приятные, чем на западе, цены граждане России как будто не хотят. На все запросы братской страны помочь закончить проект русские чиновники кивают головой и дипломатически отмалчиваются.

Последним общим шагом словаков и русским, который, казалось бы, сдвинет дело с мертвой точки, был Меморандум о взаимопонимании по созданию в Словацкой Республике совместного российско-словацкого научно-исследовательского предприятия Циклотронный центр. Об этом центре писал в свое время и NanoNewsNet

Меморандум был подписан 7 апреля 2010 г. во время визита Президента РФ Дмитрия Медведева в Словакию. За словацкую сторону документ подписал минитср экономики Л. Ягнатек, за российскую сторону министер энергетики С.И. Шматко. В Меморандуме черным по белому написано, для чего нужен центр, какие прогрессивные, в том числе и нано, технологии он воплотит в жизнь. В пункте 3 меморандума говориться: «С целью координации деятельности, развития взаимного сотрудничества и реализации настоящего Меморандума Стороны создадут российско-словацкую рабочую группу (далее Рабочая группа)». Далее перечисляются вопросы, которые должна решать Рабочая группа, разумные вопросы.

Но после подписания этого меморандума воцарилась гробовая тишина. Словацкая сторона рабочую группу создала и теперь ждет встречного хода от русского партнера. Партнер не реагирует.

Между тем…

Пока русские и словаки колебались, подобное устройство для производства радиофармаков пустили у себя чехи. Не сидели, сложа руки, и предприимчивые словацкие медики. С помощью ноу-хау циклоцентра при поддержке министерства здравоохранения создали центр PET (позитронно-эмиссионная томография). PET – это новейший мировой метод диагностики и контроля лечения в онкологии, неврологии и кардиологии. Поскольку русский проект был заморожен, для производства радиофармаков закупили в Бельгии малый циклотрон Cyclone 18/9, ускоряющий протоны до энергии 18 MeV. В центре PET при онкологическом институте Святой Алжбеты в Братиславе было обследовано более 10 000 больных раком. Большинство из них удалось вылечить и вернуть к полноценной жизни. Другой филиал циклоцентра открыли в Военном госпитале в городе Ружомберок. Он сосредоточился на сердечно-сосудистых заболеваниях. Здесь к сегодняшнему дню прошло курс лечения более 9 000 тысяч пациентов, из которых 6 500 страдали сердечными расстройствами. Здесь же формой совместного словацко-российского предприятия был создан Протонный терапевтический комплекс

В режиме PET сейчас в Словакии работает 5 гама камер. По количеству диагностированных и вылеченных методом PET пациентов на миллион населения Словакия занимает одно из первых мест в Евросоюзе. На базе ЦЦ СР на пограничном словацко-украинском переходе Вышне Немецке был реализован проект THSCAN MB1215HS по сканированию и контролю грузовых и легковых автомобилей. Подобная сканирующая система THSCAN RF6010 действует на железнодорожном словацко-украинском переходе Матевце.

Все это позволил создать Циклотронный центр Словакии, главная часть которого до сих пор так и не была закончена. Результатов от него, а значит и достижений в денежном эквиваленте могло быть в десятки раз выше. Нанотехнологии требуют больших вложений, но и быстро возвращают их обратно.

Всё кончится зоной развлечений или фитнес центром?

В Словакии уже год новое правительство с премьером Иветой Радичевой. Правительство разумное, шаги его многим вполне симпатичны. Но интереса у него к стратегическим проектам, которые сразу не приносит денег, нет. Правое правительство латает дыры в бюджете, оставшиеся от прежнего левоцентристского правительства Роберта Фица, которое, однако, было более расположенное к русским. Новое правительство экономить на всем. Закручивает гайки в собственном бюджете, увольняет госслужащих, продает доли в стратегических компаниях. Его можно понять. Но когда экономия делается за счет отвергания крупных русских проектов, таких как широкая ж/д колея или Циклотронный центр, становится как-то неуютно в этой вроде бы братской России стране.

Словацкое правительство избавляется от всего «лишнего». Все сильней ощущение, что словацко-русский Циклотронный центр попал в эту категорию. Мне приходилось встречаться с высокопоставленными чиновниками на словацких министерствах. «Русским нужно – вот пусть придут и купят». Как будто не знают, что русские сами не придут, русские умеют считать деньги. Чтобы выложить на бочку, потребуют бизнес-планы, гарантии и другие вещи.

Официальные словаки уже придумали для русских проект. Простыми словами, фифти-фифти.

«Мы русским – здание и оборудование циклоцентра, а русские заплатят долги и санкции, сделают крышу, привезут главный ускоритель, приведут циклоцентр в действие и пусть делают, что хотят в течении 10 лет. Пусть пробивают себе в Европу передовые российские идеи и нанотехнологии. А через 10 лет или арендуют на следующий срок или откупят циклоцентр полностью».

«Ну, а если не придут русские?», – спрашиваю чиновников. Загадочно улыбаются. Словакия – маленькая страна, здесь все о всем знают, транспарентность полная. Эксперты по недвижимости уже закидывают сети на финансовых акул. Если русские до конца года не проявят интерес, здание без крыши на опушке леса пустят с молотка. Знакомый вариант. Сначала разные финансовые группы доделают крышу, а потом будут друг другу перепродавать интереснейший объект в интереснейшем месте словацкой столицы. Ну а последний покупатель сделает из него зону развлечений или фитнес центр. Окупятся быстро, уж больно роскошное местоположение!

А русские-то куда смотрят?

Искать в России подходящего инвестора некому. Госструктуры о русско-словацком циклоцентре с миллионными вложениями вспоминают лишь во время официальных визитов в Словакию ведущих российских представителей. Да и то лишь для того, чтобы подписать на переговорах какую-нибудь ни к чему не обязывающую бумагу.

На примере словацкого циклоцентра российского происхождения рисуется ответ на вопрос, кто должен заниматься продвижением современные технологий в сегодняшнем мире. Государственный сектор, явно, с этим делом не справляется. Правительства приходят и уходят, а недорешенные дела остаются. Государство может более или менее успешно регулировать экономическую жизнь своей страны, но прибыльно менеджировать ею не может. Даже в США. Инициативным в госслужбе быть опасно, лучше оставаться послушным, пассивным и тихим. Не лезть со своей инициативой, чтобы не слететь ненароком с кресла, на котором сидишь, и делать только то, что прикажет шеф. Шеф на все, однако, не помнит. Подписал и забыл.

Прохоров ушел в политику, а его фирмы и огромный персонал продолжает успешно функционировать. Потому что Прохоров оставил после себя, как сам он признался на встрече с Познером неделю назад, супер квалифицированный менеджмент, которому он полностью доверяет. В госслужбе такая квалификация встречается редко. Поэтому даже самые прогрессивные проекты обречены.

Что касается Циклотронного центра в Братиславе, надежда на разумного и быстрого русского инвестора еще живет. В центре Европы есть плацдарм для продвижения в Европу передовых технологий, просто русские о нем не знают.

Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 4.6 (18 votes)
Источник(и):

Олег Казанков, Словакия