«Уважаемые! Давайте сядем за стол преговоров. Для вас есть интересное дело!»

Дионис Гордин<br /> Управляющий директор РОСНАНО Дионис Гордин
Управляющий директор РОСНАНО

Будте активными! Рынок очень сильно поменялся, изменились на нем игроки. Сильно поменялась парадигма, сейчас мы хотим избавиться от сырьевой зависимости. Нам, конечно, это не удасться сделать в ближайшее время, но если совсем ничего не делать, то ситуация измениться в худшую сторону. Существует господдержка, стали более внятными правила игры, принято много законодательных инициатив, которые облегчат жизнь предпринимателям, частному бизнесу.

Наноиндустрия – как определение

Наноиндустрия – это промышленное использование нанотехнологий, то есть целенаправленное и контролируемое изготовление продукции с новыми свойствами, которые зависят не только от их химического состава, но и от размера и пространственной структуры. К нанотехнологиям также относятся операции, которые мы можем осуществлять в наномасштабах. Так уж выходит, что нанотехнологии сегодня – это «фронтир», практически все передовое, быстроразвивающееся, из самых разных отраслей.

Менеджмент проекта

Выбор менеджмента за всеми участниками проекта. Конечно, хорошо, когда в проекте менеджмент уже есть, и мы, конечно, вкладываем в людей, которые делают проект. Это надо понимать. В волиативных людей, с четко понятной идеей, со стратегией, с пониманием рынка. Найм генерального директора – это прерогатива собрания акционеров, и здесь мы достаточно гибки – мы будем контролировать, чтобы это были действительно квалифицированные люди с необходимым опытом, в первую очередь для коммерциализации этих проектов.

Подготовка кадров для проектов

В первую очередь имеется в виду подготовка кадров для реализации проектов. Это могут быть управленческие, научные и технологические кадры. Здесь наш подход достаточно гибкий. Строя базовые принципы образовательных программ, мы исходим из нужд проекта. На данный момент в России таких кадров мало. Конечно, они есть – мы не одни планируем начать обучение, существует достаточное число организаций, которые готовят данные кадры и ведут образовательные программы в области нанотехнологий. Для существования и работы над проектом необходима триада «Инноватор – Инвестор – Менеджер проекта». Все три составляющих здесь должны быть, но проблема заключается в том, что проекты приходят к нам на разном уровне подготовленности. И наша задача – помочь, усилить, добавить отсутствующие составляющие.

Нанотехнологии и бизнес-ангелы

Что нужно частному инвестору? Ему нужно заработать денег в каком-либо бизнесе, где высокий маржинальный доход с одной стороны и хорошее соотношение рисков. Базовая задача РОСНАНО – это понижение рисков на входе. Мы являемся миноритариями, предоставляя комфортные условия для инвестора, который входит вместе с нами в этот бизнес. Когда частный инвестор вкладывается в проект с высокой степенью технологических рисков, он хочет, чтобы хотя бы все остальные риски были более-менее минимизированы. И в этом плане РОСНАНО – очень комфортный инвестор. У нас четко и качественно выстроены отношения со многими институциональными инвесторами. Мы бы, конечно, хотели видеть в рядах частных инвесторов тех, кого называют ангел-инвесторами, особенно на ранних фазах проектов. Дело в том, что мандат РОСНАНО таков, что мы не можем входить в небольшие проекты. Их финансирование планируется осуществлять через венчурные и посевные фонды. Мы будем всячески поддерживать инициативу людей, которые уже вошли в проект частными деньгами, тех, кто говорит: «Есть деньги, есть технология, мы готовы рискнуть – помогите нам, рискните вместе с нами!». Мы будем рассматривать такие проекты, и проводить через нашу систему принятия решений. Я призываю начать диалог. У нас проходит много встреч с частными инвесторами, и, так как соинвестирование является основным условием, большинство проектов приходит уже с тем или иным инвестором. Замечу: инвестор тоже имеет свое качество. Нам не только и не столько от него нужны деньги – он основной бенефициар будущего проекта – он должен им заниматься, растить его. После нашего due diligence и разработчик, и соинвестор будут иметь хороший бизнес-план, качественную финансовую модель, полное доказательство по рынкам этого проекта, то есть мы проводим самостоятельно полную «упаковку» проекта. Мы не можем выпускать некачественный продукт, и отсюда, безусловно, вывод: проекты, которые прошли через процедуру оценки РОСНАНО самой высокой степени проработки. И, конечно, соинвестор уже в процессе работы видит те риски, которые на него накладывает проект, и ведет себя сообразно – минимизирует свои риски. Здесь может быть много нюансов. Каждый проект абсолютно уникален по структуре сделки, и процесс это достаточно гибкий.

Дорожные карты

Дорожные карты дают инвестору понимание того, в какие продукты или технологии вкладывать средства. Они, являясь результатом научно-технического прогнозирования (форсайта), представляют собой детальный прогноз развития технологий и описание параметров продукции. В мире уже существуют специализированные компании, которые анализируют те или иные области индустрии, пытаются прогнозировать их развитие. У них есть достаточно много информации не только из научно-исследовательской среды, но и информации с рынка. Большинство компаний, по крайней мере, крупных, имеют R&D центры, у которых четко прописана стратегия на несколько лет вперед. Эти стратегии можно запросить и понять, куда эволюционирует та или иная индустрия.

Главное – чтобы компании умели собирать аналитику и делать выводы. Это очень специализированный бизнес. Мы (корпорация) будем тоже создавать дорожные карты, обработку и сбор аналитической информации будут брать на себя профессиональные организации и люди. Одной из таких российских организаций является Высшая школа экономики. На западе лидером является американское агентство Lux Research, которое специализируется на рынке нанотехнологий, ими создано уже много дорожных карт. И наша компания, безусловно, будет использовать мировой и российский опыт, для того чтобы консолидировать информацию, получить отраслевые дорожные карты и развиваться в соответствии с ними. Они не статичны, они предполагают динамику. В качестве примера: даже обывателю понятно, что самолетостроение эволюционируют к использованию более легких материалов. И, естественно, любая технология, которая этому способствует, будет ложиться в рамки дорожной карты по авиастроению. Необходимо понять какие технологические решения, не явно лежащие в сути этой карты, сегодня необходимо поддержать. К примеру, сейчас существует много проблем, связанных с образованием: мы можем инвестировать в развитие той или иной технологии, но при этом не будет кадров, способных воплощать проект на практике, поэтому мы должны и этот фактор учесть. Именно в этой связи важна аналитика, комплексная дорожная карта. Крупные американские и японские компании публикуют в открытом доступе результаты исследований: «стратегия развития такова…, мы думаем, что…». Это технологические вещи. Нас интересует бизнес: куда эволюционирует рынок той или иной отрасли, сколько люменов на ватт будут давать светодиоды в будущем и т.д. И задачи, которые мы формулируем для составления дорожных карт, именно так и структурируются. Нас интересует, скорее, куда эволюционирует рынок, а не сама технология. Для нас дорожные карты – это инструментарий нашего бизнеса.

Коммерциализация проектов

Все ли проекты могут быть коммерциализируемы? Конечно, нет. Из общего объема поступивших к нам заявок, около 30% представляют собой потенциально коммерциализируемые проекты. Более 50% – НИРы, НИОКРы. На данный момент не только РОСНАНО является институтом развития в России, другими словами, не только наши 5 миллиардов будут потрачены на развитие нанотехнологий. Существует ряд федеральных целевых программ (ФЦП), общий объем выделяемых средств в рамках которых сравним с бюджетом РОСНАНО. Мы понимаем, что и нам придется тем или иным способом участвовать в финансировании НИРов и ОКРов. Но мы это делаем в рамках утвержденных проектов.

Риски РОСНАНО

Мы берем на себя в первую очередь финансовые риски. Проект может не удаться, но мы, конечно, будем делать все, чтобы этого не произошло. И, тем не менее… Это технологические венчурные проекты, априори мы все это понимаем. РОСНАНО в первую очередь хеджирует риски частных инвесторов. В зависимости от проектов, от нас может потребоваться какой-то административный ресурс, к примеру, внести изменения в существующие СНИПы, которые мешают развитию проекта. Все это оказывает значимое влияние на реализацию проекта. Где-то, как финансовый инвестор, мы хеджируем деньгами (когда частный инвестор говорит: «Мне денег не хватает, но у меня все остальное есть»). В каком-то случае может понадобиться правильно разместить проект в технико-экономической зоне, где потребуются и льготы, и новые возможности. Тогда мы начинаем активно использовать все свои инструменты для того, чтобы нашим проектам было комфортно. Мы – так называемый valued инвестор. С другой стороны мы берем на себя, на мой взгляд, очень важный риск: мы не идем в контроль. Это колоссальные акционерные риски, в особенности учитывая особенности российской юрисдикции. И мы готовы идти на этот риск, чтобы обеспечить максимум комфорта нашему потенциальному бенифициару. Это важнейший аспект. Все выше перечисленное происходит в порядке принятых корпорацией условий финансирования, это не изменяемый императив, что крайне важно. В исключительных случаях мы можем пойти в проект получив в нем больше 50 %, но это проекты, крайне важные для России, имеющие общественное значение, когда целью является не извлечение максимальной прибыли, а, скорее, выполнение социально значимой задачи.

Формы партнерства с бизнес-ангелами

Бизнес-ангелы эффективны в управлении проектом. От них хочется видеть деятельное участие в проекте. В первую очередь – люди, а только потом деньги! Нам важно видеть реальную жизненную заинтересованность. Это мы – инвестиционные офицеры. Мы управляем деньгами, которые нам дали. Да, мы относимся к ним как своим – это наша профессиональная данность, иначе мы бы не находились на этих позициях. Но мы хотим, чтобы в будущем, когда мы уже выйдем из проекта, он процветал. А для этого должен существовать сильный частный волюативный бизнес. На мой взгляд, сектор частных инвестиций очень продвинут с точки зрения мотивации. И я с большим удовольствием увижу в качестве соинвестора не какую-то крупную компанию, котораяимеет вместе с этим и собственный бюрократический багаж и массу своих проблем, а частника, который будет зарабатывать и будет жить этим проектом. Технология «Единого окна». «Единое окно» – это в первую очередь управление потоком информации. Это максимально комфортная технология для реципиентов (для клиента в нашем случае). Он должен подать в одно окно информацию и из этого же окна она будет исходить. У нас масса департаментов и достаточно сложная процедура принятия решения, но клиент должен иметь консолидированный ответ, а не обращаться в десять департаментов. Он подал заявку и получил внятный ответ. По качеству работы окна можно говорить об эффективности, как вообще будет работать корпорация.

Направления нанотехнологии, как наиболее интересные позиции для вхождения частного капитала

«Наиболее перспективные» и «перспективные для частного капитала» – это разные понятия. Например, перспективной можно считать отрасль атомной индустрии, авиакосмос, но я не думаю, что это для бизнес-ангелов. В какой-то мере, это металлургия, то есть в первую очередь новые материалы, покрытия, это химия, это синтез. Биотехнология для ангельских инвестиций сложна по нескольким показателям. Во-первых, это капиталоемкие проекты, а решение подчас зависит от цены входа в проект. Второе – это сроки: проекты биотехнологии рассчитаны на 10–12 лет, а ангел-инвестор входит в проект сроком до 2 лет. Поэтому в качестве перспективных можно выделить материаловедение, покрытия, и вообще, для принятия решения об инвестирования ангелами я смотрел бы не отраслевой срез, а срез сроков и времени.

Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 2.6 (5 votes)
Источник(и):

http://www.theangelinvestor.ru/…le/index.php?…