Рей Курцвайль: технология – обоюдоострый меч

Рей Курцвайль Рей Курцвайль

Знаменитый изобретатель и футуролог Рей Курцвайль ответил на вопросы, связанные с развитием искусственного интеллекта и опасностью распространения высоких технологий.

persone-ray-kurzweil.jpg

Изобретатель и футуролог Рей Курцвайль занял в этом году 14-е место в ежегодном опросе сайта silicon.com, ставящем своей целью выявить людей, оказавших наибольшее влияние на развитие технологии и IT-индустрии. За свою жизнь этот человек выдвинул и довел до стадии коммерческого производства великое множество идей, начиная с голосового синтезатора введенных с клавиатуры слов и заканчивая программами распознавания голоса и приложениями, озвучивающими напечатанный на бумаге текст. Он получил большое количество профессиональных наград, а также стал автором ряда работ в области искусственного интеллекта и робототехники.

В своих книгах, таких, например, как «The Age of Spiritual Machines» или «The Singularity is Near» он рисует будущее, в котором искусственный и человеческий разум становятся все более тесно связанными друг с другом, что, в конечном итоге, делает людей умнее и лучше. По его словам, технологии способны не просто расширить границы нашего интеллекта, но и помочь человеку раздвинуть рамки собственной эмоциональной устойчивости, а также поспособствовать тому, чтобы с моральной точки зрения он стал, наконец, достоин звания человека разумного.

Ключом к восприятию философии Курцвайля служит разработанное им положение, которое он называет законом ускорения возврата вложений. Согласно этому постулату, число внедряемых в нашу жизнь технологий будет расти не линейно, а экспоненциально, что, в свою очередь, приведет к тому, что те перспективные разработки, работа над которыми как нам кажется, ведется сейчас черепашьими темпами, на самом деле появятся в нашей жизни гораздо раньше, чем мы этого ожидаем, а их дальнейшее поступательное развитие может в сравнительно близкой перспективе вызвать и негативные последствия.

В качестве доказательства своей теории он приводит пример того, что компьютеры, которыми, по сути, являются наши мобильные телефоны, в миллионы раз дешевле, в тысячи раз производительнее и при этом в сотни тысяч раз компактнее, чем те машины, которые стояли в лабораториях Массачусетского технологического института в 1965 году. Таким образом, поясняет он, за последние 40 лет эффективность этих устройств в пересчете на единицу стоимости возросла в миллиарды раз.

Курцвайль добавляет, что тенденция ускорения сохраняется, и следующее миллиардное увеличение отдачи произойдет уже в течение двадцати пяти лет. А сами вычислительные машины станут еще в сто тысяч раз более миниатюрными. Поэтому, то что раньше было размерами с дом, а сейчас помещается в кармане, через двадцать пять лет уместится внутри кровяной клетки.

Отвечая на вопросы корреспондента silicon.com, Рей Курцвайль поделился своим видением аспектов будущего сосуществования людей и машин, а также высказал предположения по поводу того, какое влияние окажет такое соседство на человеческое общество и культуру и какие опасности могут подстерегать нашу цивилизацию, развивающуюся в условиях распространения высоких технологий.

Изобретение какой технологии в последние годы взволновало вас больше всего?

Самой заметной индустрией, пережившей за последние годы переход от эры накопительной диагностики к полноценной информационной технологии, стала медицина и здравоохранение. Программы, заложенные в биологические циклы наших организмов, работали на протяжении долгих тысячелетий. Однако то, что было необходимо тогда, начинает мешать человеку сейчас. Например ген жирового инсулинового рецептора, содержащийся в каждой жировой клетке, уже привел к эпидемии избыточного веса в США. И врачи сейчас всерьез задумываются над тем, как его выключить, запретив тем самым лишним калориям накапливаться в организме. Было бы здорово при помощи новых технологий взаимодействия с рибонуклеиновой кислотой отключить и ряд других генов, вызывающих рак и сердечные заболевания. С помощью новых технологий мы сможем попросту обновить те программы, которые работали в нас тысячелетиями, а управляя энзимами и протеинами, люди смогут воздействовать на обмен информацией, происходящий в живых организмах на биологическом уровне. Причем моделировать все эти процессы можно будет не отходя от компьютеров, а вместо слепых опытов станет возможной обкатка лекарств и препаратов на компьютерных биологических моделях.

На данный момент все эти разработки находятся на ранних этапах своего развития, однако, как и любые информационные технологии, такие исследования уже через 10 лет станут в тысячу раз более прогрессивными, а через двадцать лет потенциал увеличится в миллион раз. Согласно разработанной мною модели, после этого продолжительность жизни каждый год будет возрастать более чем на год, причем речь может идти не только об общей продолжительности жизни, начиная с младенчества, но и об увеличении срока существования уже взрослых людей. Таким образом, бег времени для всех нас впервые начнет замедляться.

Когда машинам удастся пройти тест Тьюринга? Какое влияние это окажет на человеческое общество?

Я думаю, что это произойдет к 2029 году. На мой взгляд, правило, когда компьютер считается прошедшим испытание, если эму удастся обмануть экзаменаторов в тридцати процентах случаев – слишком мягкое, поэтому первые сообщения о сдаче машинами теста я, скорее всего, не стану воспринимать серьез. Ведь совсем недавно искусственному интеллекту уже удалось сбить с толку проверяющих в двадцати пяти процентах случаев. Однако с течением времени машины будут соответствовать все более строгим требованиям и к 2029 году будут способны проходить тест безоговорочно. Причем саму методику проведения испытания я считаю весьма адекватной, поскольку она проверяет не человеческое сознание, а человеческий интеллект – а этот показатель всегда можно объективно измерить.

Уровень человеческого сознания – это не то, что мы в данный момент готовы измерять при оценке разумности других форм существования. Однако чтобы пройти тест Тьюринга, компьютер обладать человеческими эмоциями все-таки должен. Это необходимо для освоения машинами того, что у человека получается лучше всего – распознавания ситуаций и эмоционального восприятия. Такое восприятие – это способность узнавать знакомое в незнакомых нам обстоятельствах. Например, пошутить или признать ситуацию забавной, а также выразить любовные порывы способен лишь человек, и это высшая степень проявления человеческой природы, самое сложное, что может сотворить наш разум.

Что же касается влияния на общество, то достигнутый машинами рубеж станет важной вехой в истории их развития, но не окажет непосредственного влияния на мир людей в краткосрочной перспективе, поскольку появление других видов разума, похожего на человеческий – еще не повод что-то кардинально менять. Впрочем, искусственный разум будет подчиняться закону ускорения возврата вложений, и, имея доступ к исходному коду, сможет совершенствовать себя. В конечном счете, небиологический разум станет намного мощнее разума человека, но не стоит воспринимать его, как вторжение инопланетной формы жизни – ведь этот искусственный интеллект будет порождением нашей цивилизации. И мы будем пользоваться им также, как и сейчас – чтобы расширить границы наших возможностей и самим стать еще умнее. В этом и состоит уникальность людей. Мы создали первые инструменты, чтобы увеличить собственные возможности, а расширенные возможности используем для создания еще более совершенных машин и творений. Кроме нас, никто на Земле не способен на это.

Будет ли сверхразумный компьютер иметь душу?

Душа – синоним сознания. Современные детальные исследования мозга показывают, что ничего похожего на то, что можно было бы определить как душу, в нем не имеется. Мозг – это лишь сгусток нейронов, и никакой субстанции под названием сознание там еще не увидели. Поэтому, если человечеству удастся создать системы, по степени сложности и строению аналогичные мозгу, которые будут способны осознавать себя, то наличие у таких систем сознания может выйти за рамки абстракций… Машины будущего станут весьма убедительными.

Также нельзя будет четко разделить роботов и людей, сказав – так, люди налево, машины направо. Многие люди будут иметь встроенные в мозг имплантанты, а их вклад в процесс человеческого мышления может быть заметно выше, чем у биологической составляющей. Не будет четкой границы меж тем, где заканчивается биологическая активность и где начинается работа машины. Поэтому все мы будем приписывать даже полностью механическим существам душу и разум и будем обращаться с ними, как с разумными существами. Хотя данное утверждение на научность не претендует.

Для чего при создании машин так необходимо имитировать человеческий разум, ведь искусственный интеллект – изначально другой тип сознания?

На данный момент существует два подхода к решению этой задачи – и оба вполне успешны. Первый подход заключается в том, чтобы создать решение, а как именно оно будет работать – не так уж важно. Подобным образом мы создаем самолеты – они могут летать, но при этом не имитируют птиц. Подавляющее большинство систем с искусственным интеллектом сейчас создается именно так. Происходит это из-за того, что до самого недавнего времени заглянуть внутрь мозга мы не могли. Однако теперь у нас появились сканеры, способные увидеть работу живого мозга в подробностях, вплоть до взаимодействия единичных синапсов и нейротрансмиттеров и процесса возникновения спинов – поэтому теперь мы способны увидеть не только как мозг генерирует мысли, но и как сами мысли меняют мозг.

Достигнут такой уровень технологий, при котором стало возможным создание работающих симуляторов отдельных участков мозга, и таких прототипов для отдельных участков – уже десятки. Наблюдая за их работой, люди учатся понимать, как устроен наш разум и как работает интеллект, и на этом пути еще очень многое предстоит сделать. Лучший пример человеческого интеллекта – это наш мозг, и изучая то, как он работает, мы добавляем все эти знания в инструментарий, который используем. Это не означает, что мы слепо копируем работу мозга – мы лишь хотим внедрить нужные нам алгоритмы. Как только инженерам становится понятен принцип работы, они тут же внедряют его и усиливают эффект от его применения.

А не вызовут ли чрезмерное использование технологий и доступность огромных массивов данных нарушений способности к концентрации?

Конечно же, нет. Это старый довод, аналогичный тому, что дети скорее будут использовать калькуляторы, чем учить арифметику. Однако, освободив себя от рутины, связанной с механическим пересчетом, можно уделить больше времени принципиальным, абстрактным решениям задачи. Наличие доступа к знаниям и отсутствие необходимости загружать мозг механическими вычислениями означает, что у нас появляется возможность мыслить более созидательно и предлагать нетривиальные решения проблем в более короткие сроки. То же самое можно сказать и о коллективном разуме в Интернет – к примеру, блог одного человека не может служить достаточным основанием для вынесения суждения, однако все вместе они помогут выяснить правду намного быстрее.

Существует ли такая работа, которую компьютеры или роботы не смогут выполнить лучше, чем человек?

Рано или поздно искусственный разум будет способен делать все то, что делают люди. Он будет работать как лучшие из людей, не зная при этом усталости. Однако, если обратить внимание на тот факт, что в сейчас в мире существует множество профессий, которых не было сто лет назад, и оплачиваются они в восемь раз лучше чем столетие назад, то можно придти к выводу о том, что работа, выполняемая человеком, становится все более сложной и удовлетворяющей его потребность в самовыражении. А раз так, то и собственному образованию мы уделяем все больше внимания. Такая тенденция сохранится и в будущем, но уже сейчас около половины населения планеты в той или иной степени причастны к появлению новой информации или созданию интеллектуальной собственности, а ведь еще 50 лет назад о подобных вещах не могло бы быть и речи.

В чем вы видите минусы развития высоких технологий?

Технология – как обоюдоострый меч. Он позволяет объединяться и координировать усилия большему числу имеющих злые намерения людей. Хотя я полагаю, что разрушительная роль того же Интернет не слишком велика. Куда больше меня заботит надругательство над биотехнологиями. Несмотря на то, что их развитие может помочь человечеству победить болезни и старость, использование таких технологий террористами также нельзя исключать. Перепрограммирование биологических вирусов может иметь самые смертоносные последствия. Именно поэтому многие люди призывают отказаться от использования нанотехнологий или искусственного интеллекта, они считают, что это слишком опасно.

Я же считаю, что отказ от использования современных технологий – плохая идея. Во-первых, это лишит нас возможных выгод, а в мире так много страданий, которые только предстоит преодолеть… Во-вторых, для введения всеобщего запрета на внедрение новых технологий потребуется наличие тоталитарных форм правления. И в-третьих, такие меры ни к чему не приведут – поскольку разработка прогрессивных технологий будет вестись нелегально, а значит, будет еще более опасной, потому как разработчики получат возможность действовать вне государственного контроля. Поэтому, как мне кажется, нужно лишь заострить внимание на двух вещах – на соблюдении этических норм и на разработке вариантов быстрого реагирования для пресечения деятельности тех людей, которые хотят принести в этот мир лишь зло. К счастью, такие меры уже разрабатываются. Например, минимизировать урон от биологических вирусов можно в течение суток.

Опубликовано в NanoWeek,


Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 4.7 (22 votes)
Источник(и):

«Хакер»: Рей Курцвайль: технология – обоюдоострый меч



Anonymous аватар

Примерно так все и должно происходить, так как точно не предскажешь.

Категории статьи